Badge blog-user
Блог
Blog author
Админ

Россия и Совет Европы. Дело «Анчугов и Гладков против России»

6 Февраля 2016, 11:51

Россия и Совет Европы. Дело «Анчугов и Гладков против России»

Статистика Постов 65
Перейти в профиль

<anons>Постановление ЕСПЧ по этому делу 2013 года прошло не слишком замеченным. Потому что оно не про Ходорковского, не про Навального, не про Немцова, не про Савченко и не про «Болотное дело». Оно про наши взаимоотношения с Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) в частности и с Советом Европы вообще.</anons> Анчугов и Гладков — граждане РФ, которые очень хотели голосовать на выборах, но были лишены этого права, так как во время выборов находились в местах лишения свободы по приговору суда.

Напомню текст п.3. ст.32 Конституции РФ: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда».

Анчугов и Гладков пожаловались в ЕСПЧ, и этот суд признал, что такое безусловное лишение избирательных прав является нарушением Европейской конвенции. Т. е. по сути ЕСПЧ признал, что данное положение Конституции в его буквальном прочтении нарушает положения Конвенции.

Если теперь проследить правовую логику этого решения изнутри России, то получится следующее. Конвенция является ратифицированным международным договором, т.е. по своей юридической силе она выше всех российских законов. Но она никак не может быть выше Конституции, так как Конституция РФ — правовой акт, выше которого по юридической силе нет ничего в России.

Значит, оставаясь в рамках правовой системы России, мы вроде бы должны сказать, что Конвенция, являющаяся частью правовой системы России, в этой части, в ее толковании ЕСПЧ, противоречит Конституции РФ, и не должна применяться. Как ни странно, это утверждение юридически порочно.

Дело в том, что признать какой-либо правовой акт не соответствующим Конституции РФ может только Конституционный суд РФ. Депутаты после решения по делу «Анчугов и Гладков» попытались это сделать и направили соответствующее обращение в Конституционный суд, но этот суд даже не стал рассматривать данное обращение, так как в его полномочия не входит проверять конституционность вступивших в силу международных договоров — он может проверять только не вступившие в силу договоры.

Получился правовой тупик: пока правовой акт не признан не соответствующим Конституции, он является обязательным для исполнения, но исполнить его в данном конкретном случае — значит нарушить Конституцию, а признать этот акт не соответствующим Конституции некому, так как необходимого механизма внутри правовой системы России нет.

Вот для этого и придумали механизм признания конкретных решений ЕСПЧ неисполнимыми на территории России. Делать это должен Конституционный суд РФ. Сначала депутаты приняли соответствующий закон, а потом Минюст РФ обратился в Конституционный суд с запросом. Решения пока нет, но для меня, например, оно представляется предсказуемым.

Если же посмотреть на это извне России, то дело для России обстоит не слишком перспективно. Если выяснится, что Россия не исполняет и не собирается исполнять решение ЕСПЧ, вступит в силу механизм контроля исполнения решений ЕСПЧ, заложенный в Конвенции, который — не сразу, правда, а в несколько этапов — может привести к исключению России из Совета Европы. (напомню, что Конвенция и ЕСПЧ — это механизмы Совета Европы, членом которого Россия является с 1998 года.)

Ну и что? Возьмем, к примеру, дело «Hirst v. UK», на которое и опирался ЕСПЧ, разрешая дело «Анчугов и Гладков». Ситуация совершенно аналогична. В Англии действует правило, аналогичное п.3 ст.32 Конституции РФ, и ЕСПЧ признал это правило не соответствующим Конвенции. Разразился скандал между ЕСПЧ и Англией, который до сих пор не закончен, и Англия, как мы знаем, обсуждает вопрос о выходе из Совета Европы. Один из главных аргументов — решения ЕСПЧ против Соединенного Королевства. Англия считает, что ЕСПЧ неоправданно широко толкует Конвенцию и тем самым нарушает ее суверенитет. Вспомним инвективы наших управителей в адрес ЕСПЧ. Все то же самое: своими решениями ЕСПЧ нарушает наш суверенитет. Ну и чем же мы хуже Англии, а?

Продолжаем далее смотреть извне России. Англия, можно сказать, — всеми признанный эталон современного парламентаризма, демократии, защиты гражданских прав. Россия, напротив, чем дальше, тем большим числом стран признается деспотией, практически со всеми ее признаками, но пока без особо жестоких ее проявлений. При таком взгляде вполне логично, что угроза выхода Англии из Совета Европы может заставить этот орган пересмотреть какие-то свои позиции, а изгнание России из Совета Европы лишний раз утвердит взгляд на нашу страну как на деспотию.

Соответственно, если для Англии несогласие с решением по делу «Hirst» — это один из способов давления на Совет Европы, то для России дело обстоит противоположным образом. И причина здесь в репутации страны, а не в том, что кто-то какие-то права имеет, а другие — нет.

Поэтому рассуждения типа «если им можно, то почему нам нельзя» хороши только для использования внутри страны. Что же касается международных отношений, то, как мы видим, репутация страны имеет огромное значение.

Честно говоря, ситуация у нас сложнее, чем в Англии. Англия, если бы захотела, — элементарно исполнила бы решение по делу «Hirst», просто внеся изменения в законодательство. Там это несложно. У нас дело обстоит хуже — нам надо менять Конституцию, причем ее главу 2, изменения которой авторы Конституции специально затруднили. Внести подобные изменения в Конституцию означало бы так прогнуться перед Советом Европы, но мне, например, человеку вполне европейских взглядов, это представляется не слишком оправданным.

Есть ли выход из этого сложнейшего положения? Да, предложения есть. Интересующихся этим вопросом глубоко я отсылаю к статье В.Г. Гюлумяна в «Журнале конституционного правосудия» № 3, 2015. Здесь же скажу кратко.

Конституционный суд РФ, разрешая поступивший к нему запрос Минюста РФ по делу «Анчугов и Гладков», мог бы для данного конкретного дела хитро истолковать Конституцию РФ, применив так называемое «эволюционное толкование» (подробности см. в статье Гюлумяна) и тем самым не идти на конфликт с Советом Европы.

Это было бы, на мой взгляд, мудро. При таком решении мы могли бы, практически не теряя лица и особо не прогибаясь перед Советом Европы, продолжить давление на ЕСПЧ с целью ограничить аппетиты этого органа в его покушениях на суверенитет стран — членов Совета Европы. При этом у нас были бы мощные союзники.

Но, полагаю, вряд ли это произойдет, и конфликт с Советом Европы углубится. Напомню, что хотя из Парламентской ассамблеи Совета Европы нас пока и не выгнали, но сильно ограничили наше участие в ней. Честно говоря, я думаю, что, как ни жаль, нашей стране по глупости наших управителей и из их упрямства предстоит еще пережить позорное изгнание из Совета Европы.

util