Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Попков

Уходящие в тюрьму в установленном порядке

3 Октября 2014, 10:00

Уходящие в тюрьму в установленном порядке

Статистика Постов 59
Перейти в профиль

Чуть больше двух месяцев назад в УК появилась статья 212.1 — «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

В качестве санкции там прописаны не только штраф, исправительные работы и обязательные работы, но и лишение свободы на срок до пяти лет. «Неоднократное нарушение» — это если больше двух раз в течение 180 дней.

В общей сложности сесть в тюрьму, будь такая статья раньше, я мог бы уже раз эдак десять.

Это одно из самых неприятных законодательных новшеств последних лет, и многие об этой статье писали, и многие возмущались тем, как легко теперь будет превращаться «административное правонарушение» в уголовное преступление. Словосочетание «административное правонарушение» мы обязаны брать в кавычки, так как понимаем, что помещение в автозак за значок или ленточку на куртке ничего общего с правом не имеет.

Людей, «заехавших» по 212.1, пока нет, и понятно почему — закон обратной силы не имеет, накапливать административки мы начали с момента его вступления в силу, то есть с июля, и мало кто успел этих административок заслужить свыше двух. Кроме того, правоохранители и суды у нас обычно не поспевают за законодателями. Когда вместо традиционных 500 рублей за нарушение на пикете ввели многотысячные штрафы, несколько месяцев суды по старинке еще выписывали пятисотрублевки — лаг получился месяца три-четыре.

Так, скорее всего, будет и сейчас. Полиция принюхается к новой статье УК, примерится к ней. Будет несколько пробных уголовных дел, которые закончатся штрафами и исправработами, и мы привыкнем к мысли, что за третье нарушение положено отвечать по-взрослому. А потом один из нарушителей-рецидивистов поедет за решетку. А потом еще один. И еще один. И ни у кого уже не будет ни сил, ни желания испытывать по этому поводу какие-либо эмоции.

Публицистическая дрожь, которую мы демонстрируем сейчас — «ах, это касается каждого из нас, над каждым теперь тюрьма» — она, как мне кажется, фальшивая.

Просто все адаптируются: нужно тщательно подходить к своему протестному графику. «Ага, в этом месяце у меня уже один винтаж был, в прошлом вроде все чисто, а вот в позапрошлом тоже винтили, 180 дней не прошло, значит, сегодня сижу дома». Это не сложнее, чем аккуратно платить по кредитам.

А те, кто не доверяет ментовской арифметике и опасается, что им что-то по винтажу сверх меры насчитают, — те перестанут ходить на рискованные акции совсем.

Но есть люди, которые по этой проклятой 212.1 сядут обязательно. Не сейчас, скорее всего, не в этом даже году. Но на протяжении 2015-го, 2016-го — обязательно сядут. Этих людей немного. Несколько десятков. Это те, кто всерьез отнесся к призыву ходить на митинги «как на работу», а вот на компромиссы идти не готов. Фамилии некоторых из них известны по сводкам сайта «ОВД-инфо».

Значительная часть вчерашних товарищей по протестному движению считает этих бунтарей, живущих в автозаках, в лучшем случае юродивыми, а в худшем — просто дурачками. Я же считаю, что они гораздо умнее нас, и лучше понимают действительность.

Вот у меня есть знакомый, московский журналист. Он посетитель всех крупных оппозиционных акций. Именно как участник: пресс-карту оставляет дома в таких случаях. Хорошо помню, как он уходил со знаменитой несогласованной акции на Манежке в июле 2013 года, когда Навального чуть не посадили, и в центр столицы вышли тысячи человек. Так вот, этот мой знакомый ушел через пару часов, когда толпа начала редеть, а шеренги ОМОНа, соответственно — плотнеть. «Ну а что, у меня работа, жена, дети и собака». Он ушел. И многие ушли к своим женам и собакам. Оставшихся полиция, дождавшаяся своего часа, разметала за несколько минут.

А сегодня у моего знакомого нет работы. Зачистив площадь, государство чуть позже зачистило и его редакцию. Не знаю даже, как он там сейчас, со своими детьми и собакой. Способен ли он проследить взаимосвязь между оставленной им площадью и разгромленной редакцией. Понимает ли, что если бы не наш постоянный страх потерять работу и «Магнолию» за углом, жизнь каждого из нас стала бы лучше, комфортнее и, как ни парадоксально, безопаснее?

Люди, у которых это понимание есть, находятся в трагическом меньшинстве — и скоро сядут. Сядут именно потому, что их мало.

Эти люди, несколько десятков человек, все еще находятся среди нас, ходят с нами по одному городу, улыбаются нам на «согласованных» митингах, читают нас в соцсетях и ставят нам лайки. Это политзаключенные в отпуске. Скоро их с нами не будет. И темную вину за это мы не чувствуем, ведь правда?

util