Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Попков

26 лет назад наши войска покинули Афганистан

15 Февраля 2015, 13:02

26 лет назад наши войска покинули Афганистан

Статистика Постов 59
Перейти в профиль

«А в этом есть какая-то магия цифр. 15 февраля 1989 года — день вывода советских войск из Афганистана. Потеря Азии. 15 февраля 2015 года — вывод российских войск из Украины. Потеря Европы», — написал в фейсбуке мой старый товарищ Игорь Егоров.
Тут, конечно, присутствует доля истины — афганская военная кампания действительно разрушила авторитет Советского Союза в мусульманском мире, так же, как инспирированная Москвой война в Донбассе уничтожила авторитет России на Западе, в том числе и на постсоветских территориях Европы.
Но на самом деле само начало афганской и украинской войн привело к потере нашего влияния на обширных пространствах: в первом случае — азиатских, во втором — европейских.
Если считать Советский Союз и его официальную правопреемницу, Российскую Федерацию, империями, то эти империи очень странные. Странность заключается не только в том, что «стрежневая, государствообразующая нация» являлась и является не выгодополучателем, а главным объектом имперской эксплуатации. И СССР, и Россия в рамках своей «империалистической» политики бросались в кровавые авантюры, полностью противоположные их «имперским» интересам, в авантюры, которые даже в случае военной победы вели не к усилению государства, а к ослаблению, и не к росту, а к потере его геополитического влияния.
Для сравнения: за двумя крупнейшими в период Холодной войны военными интервенциями США — корейской и вьетнамской — стояла необходимость противостоять экспансии социалистических стран, идея спасения американских сателлитов в Азии. В первом случае, в Корее, дело завершилось успешно, сеульский режим кое-как отстояли. Во втором случае, в Индокитае, было болезненное поражение, американцы вынуждены были уйти, режим в Сайгоне пал, — появился единый, просоветский Вьетнам. Но тут хотя бы была ясна логика, которой руководствовался Вашингтон, ввязываясь в войну, и был очевиден уровень угрозы.
Вторжение же советских войск в Афганистан было продиктовано одной лишь паранойей членов впадавшего в маразм Политбюро.
Афганистан на протяжении нескольких десятилетий мирно дремал к югу от наших границ. Отношения Союза и Афганистана при короле Захир-шахе были вполне дружественными, абсолютно удобными для нас. Не было необходимости постоянно тратить миллионы долларов на поддержку афганской армии и экономики, так как королевский режим по определению не мог считаться «братским» и «прогрессивным». Но и врагом Афганистан не являлся — эта вполне нейтральная страна не размещала на своей территории американские военные базы, и, опять же, не было нужды тратить деньги на превращение нашей Средней Азии в гигантский укрепрайон по образцу Центральной Европы.
А потом Москва проспала один за другим несколько военных переворотов в Кабуле. Сперва родственник короля Мухаммед Дауд, воспользовавшись тем, что монарх находился в Италии, провозгласил страну республикой и установил в этой республике свою диктатуру. Дауд несколько дистанцировался от СССР, его режим был правым, но марионеткой США первого афганского президента назвать было нельзя.
Дауд столкнулся с яростным сопротивлением со стороны исламистской оппозиции — первые крупные исламистские выступления происходили именно в это время. Исламисты держали режим Дауда в постоянном напряжении, что Москве было объективно выгодно. При этом пригласить себе на помощь американскую армию Дауд не мог, даже если бы захотел: Штаты, измученные «вьетнамским синдромом» и помнившие о трагическом опыте британского вторжения в Афганистан, на такой поход бы не решились.
Однако Дауд был свергнут не исламистами, а левой, социалистической партией НДПА. Эта партия, по идее, должна была есть с руки у Москвы и каждый свой шаг согласовывать с КГБ и Политбюро. Но случилось так, что «саурская революция» в апреле 1978 года явилась для Кремля громом среди ясного неба. Братья по «мировому социалистическому движению», никак не проинформировав руководство СССР о своих планах, взяли президентский дворец штурмом, расстреляли Дауда, провозгласили Афганистан уже не просто республикой, а республикой демократической. Затем они развернули террор против оппонентов и поспешили в Кремль обниматься и простить помощи в деле противостояния контрреволюции.
И помощь начали оказывать: экономическую, политическую и даже военную — для борьбы с все теми же исламистами, которые подняли новую волну восстаний. Отныне исламисты воевали уже против «безбожников-коммунистов». Военная помощь пока ограничивалась поставками оружия и отправкой военных советников.
Афганистан все сильнее дестабилизировался. Сопротивление «душманов» росло, но главное — началась междоусобная война внутри НДПА, в результате которой в Кабуле произошел очередной переворот. Глава социалистического режима Нур Мохаммад Тараки был убит, к власти пришел другой лидер НДПА — Хафизулла Амин. Кремль, недовольный очередной несанкционированной сменой правительства, заподозрил Амина в связях с ЦРУ и намерении сдать Афганистан американцам. До сих пор ни одного весомого доказательства контактов Амина и ЦРУ и каких-то недружественных, антисоветских планов не найдено. Но именно эта так ничем документально и не подтвержденная паранойя стала причиной полномасштабного советского вторжения, предательского убийства Амина, нашего бессмысленного военного присутствия в Афганистане и кровавой девятилетней войны, унесшей жизни тысяч советских военных.
В последнее время председатель российского союза ветеранов Афганистана, депутат-единоросс Франц Клинцевич не устает требовать от государства пересмотреть официальную негативную оценку афганской войны. Эта официальная негативная оценка досталась России в наследство от позднего горбачевского СССР: 24 декабря 1989 года Съезд народных депутатов в своем постановлении осудил решение о вводе войск в Афганистан. Клинцевич хочет, чтобы афганская интервенция (авантюра, ослабившая нашу страну, превратившее южное подбрюшье СССР в источник постоянных угроз, подорвавшая доверие к ней среди десятков миллионов ранее вполне дружественных мусульман) считалась теперь чем-то правильным, патриотическим и геополитически мудрым.
Не сомневаюсь, что Клинцевич рано или поздно своего добьется, и Госдума примет какое-то скандально-безумное решение. В дни, когда Кремль вновь ведет тайную, лживую, абсурдную, противоречащую русским национальным интересам войну, такое решение относительно Афганистана было бы абсолютно закономерным.
















util