Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Попков

Суд высокой переквалификации

16 Октября 2014, 19:43

Суд высокой переквалификации

Статистика Постов 58
Перейти в профиль

То, что Даниил Константинов вечером 16 октября вдохнул вольного воздуха, обнял мать и отца и празднует дома завершение всей этой кошмарной истории, а не едет в стальной коробке автозака обратно в СИЗО с приговором по убийству, — заслуга блестящих адвокатов Дмитрия Динзе, Дениса Зацепина и Валерия Шкреда.

Да, дело против Константинова было фальшивым, беспредельным, безумным даже. Но это же само по себе ровно ничего не значит в сегодняшней России. Если бы у Константинова были некоторые иные адвокаты, «политические» и «медийные», оппозиционер получил бы семь-восемь лет строгого режима. То, что Динзе и его коллеги со всей возможной наглядностью продемонстрировали в зале суда несостоятельность обвинения, изобличили лживого свидетеля, — это их профессиональный успех. Да, в России нужно быть крутым профессионалом для того, чтобы разгромить обвинение даже по такому делу, как дело Константинова. «Дело развалилось в суде само» — это не про нашу страну. Громить нужно умело, безжалостно. Что и было сделано.

Оправдательного приговора не добился бы ни один адвокат. Только Бог, лично, в ветхозаветном стиле вмешавшись в судопроизводство, может в России добиться оправдательного приговора по политическому делу. Ну, превратить прокурора в соляной столб или поджечь небесным огнем чью-нибудь мантию — тогда да, есть шанс. Но Бог, судя по всему, на Россию смотрит не особенно внимательно.

Есть в освобождении Константинова заслуга и тех, кто два года говорил, даже кричал об этом деле. Общественная кампания в защиту Константинова — это самая успешная, пожалуй, из кампаний, проведенных нашим протестным движением. А может быть, и единственная успешная. И лишенная отвратительных скандалов, которыми славится российская оппозиция. Об этом единодушии перед лицом огромной несправедливости я вспоминаю с теплом. Редко когда в настолько искреннем, лишенном склок союзе объединялись, забыв о своих идеологических тараканах, левые и либералы, националисты и анархисты, «Новая газета» и движения «Русские», «Левый фронт» и «Мемориал».

Конечно, сегодняшний день для Даниила праздник. Только те, кто знает, что такое тюрьма, могут в полной мере понять, что такое день освобождения. Особенно когда свобода приходит вот так, внезапно. Когда ты встречаешься с ней не где-то за воротами мордовской колонии, а в центре огромного города, и она обрушивается на тебя миллионами забытых звуков, запахов, цветов. Даже темно-зеленое стекло бутылки шампанского кажется чем-то изысканным, ювелирным, удивительным. Оказавшись дома, приходишь в восхищение от обилия тарелок в тумбочке на кухне, не понимаешь, почему их так много. И вид ножей и вилок, запрещенных в камере, завораживает. Даниил не в конвойке суда, не в автозаке, он сейчас — один из самых счастливых людей в огромной Москве. Поздравим его и порадуемся.

Но нужно помнить еще кое о чем. Приговор по делу Константинова — это важный показатель, фиксирующий наше с вами состояние. Услышав о переквалификации обвинения с особо тяжкой статьи 105 («Убийство») на статью средней тяжести 213, часть 1 («Хулиганство»), мы были потрясены до глубины души. Когда сообщили, что Даниил выходит из судебной клетки по амнистии, мы возликовали. И ликуем до сих пор, и я на протяжении уже нескольких абзацев в этом тексте ликую. А на самом деле заведомо невиновного человека просто вывезли из квартиры в тюрьму, повесили на него нераскрытое убийство, «висяк», нашли ему «свидетеля» — вора-рецидивиста. Больше двух лет человек жил в камере с перспективой пятнадцатилетнего срока. В итоге все равно признан виновным, что был там, где его на самом деле не было, и совершил преступление, ну вот только не убил никого в силу каких-то случайных обстоятельств. Человека, ужинавшего с родителями в ресторане в момент совершения вменявшегося ему злодеяния, государство амнистировало — руководствуясь принципами гуманности, надо полагать.

Судом не вынесено частного определения в отношении тех, кто, грубо попирая закон, руководствуясь исключительно соображениями политической ненависти, сфабриковал обвинение. Суд растоптал очевидное, бесспорное алиби. Суд извернулся, выбрал хитроумный способ не оправдывать Даниила, не признавать вины огромной государства перед этим человеком.

И мы воспринимаем такой приговор как успех, солнечный позитив. Хотя, если абстрагироваться от признания высоких профессиональных качеств адвокатов и радостной солидарности лично с Даниилом, мы не должны видеть в этом приговоре ничего, кроме очередного смачного плевка всем нам в лицо.

Накануне приговора, когда все мы готовились к худшему, один из оппозиционных политиков охарактеризовал дело Константинова как послание власти обществу: «Если вы будете высовываться, мы вас посадим по беспределу. Нас не волнует, что всем очевидна невиновность человека. Нас не волнует, что нет доказательств. А нас не волнует, что есть алиби. Мы что хотим, то и делаем».

Так вот, приговор в этом послании ничего не изменил. Оно все такое же: «Посадим по беспределу, наплюем на алиби, будете сидеть столько, сколько мы захотим, и освободитесь все равно с обвинительным приговором, невиновных нет».

И есть ли среди людей, читающих эти строки, такие, кто верит в невозможность повторения этой мрачной истории?

util