Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Попков

Новая межведомственная комиссия создаст новые черные списки

18 November 2015, 18:02

Новая межведомственная комиссия создаст новые черные списки

Статистика Постов 57
Перейти в профиль

Досмотр посетителей в торговом центре. Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС

Конечно же, террористическая угроза для России — явление не новое, мы живем с этим как минимум с середины 90-х. Каждый раз, когда после годичной или двухлетней паузы что-то опять взрывается с десятками жертв, мы говорим о некомпетентности государственных структур, о недостаточности и формальности мер безопасности, о том, что нужно что-то срочно сделать, изменить, расширить и углубить.

Мы имеем право требовать.

В государственном бюджете заложены огромные расходы на национальную безопасность. ФСБ, СВР, МВД пожирают ежегодно огромные массы народных денег. Народ имеет право желать более безопасной жизни с учетом этих расходов. Доводы типа «во Франции тоже взрывают» неуместны — мы не во Франции живем, проколы иностранных спецслужб не могут быть оправданием вообще ни для чего. Доводы типа «гибель А321 произошла по вине египтян, а в наших аэропортах меры безопасности на достойном уровне» тоже неуместны. Наше государство ввязывается в войну с суннитскими радикалами, при этом огромные толпы россиян продолжают ехать на отдых на Синайский полуостров, в вотчину как раз суннитских радикалов. Российские спецслужбы, зная, что вот-вот начнутся бомбежки Сирии, могли бы и присмотреться к мерам безопасности в египетских аэропортах, через которые проходят ежедневно эти толпы россиян. Это следовало проанализировать, дать рекомендации и нашим согражданам, и египтянам. То, что этого не сделали не только мы, но и британские спецслужбы, — тоже не оправдание. Наши спецслужбы пристально наблюдают за русской оппозицией, русской политэмиграцией, за Украиной. Но для них является открытием, что среди сотрудников аэропорта Шарм-эш-Шейха не принято обыскивать друг друга, «потому что неприлично обыскивать родственника или друга». Трагедия А321 — это, конечно же, провал и российских спецслужб.

В общем, мы будем требовать завинчивания антитеррористических гаек, и это как раз тот редкий (может быть даже единственный) случай, когда государство к требованиям общественности вполне благосклонно относится. Но особенность современного российского государства состоит в том, что, помимо действительно необходимых мер, будут приняты и другие меры, с реальной безопасностью народа никак не связанные. Государство неизбежно использует страх общества, раздражение общества для того, чтобы добавить в жизнь страны еще немножко концлагеря.

Прием не новый. Про запрет выборов глав регионов после теракта в Беслане все помнят. А еще с начала 2000-х годов государство начало принимать все новые и новые «антиэкстремистские» законы, мотивируя это опасностью со стороны неонацистов-скинхедов, футбольных фанатов и прочих погромщиков. Интересно, что чем больше в 2000-х ужесточали «антиэкстремистское» законодательство, тем больше усиливался расистский уличный террор. В конце концов эту волну ультраправого насилия удалось сбить усилиями оперативников МВД, которые, расследуя избиения, убийства и даже попытки терактов, действовали вполне традиционно и в рамках старых статей УК. А вот «антиэкстремистское» законодательство использовалось государством не против скинхедов, а против политической оппозиции: запрещались оппозиционные партии, закрывались газеты, всесильной стала политическая охранка — Управление по защите конституционного строя в ФСБ, Центр по противодействию экстремизму в МВД.

Открылись широкие возможности по усовершенствованию палочной системы. В особенности это касается провинции. Во многих регионах РФ нет ни одного не то что экстремиста, но даже хоть сколько-либо вменяемого внесистемного оппозиционера, и местный Центр «Э» совместно с местным Следственным комитетом упоенно мониторит соцсети, заводит уголовные дела по 282 статье за перепосты подозрительных картинок.

В рамках новой волны борьбы с терроризмом будет ровно тоже самое. Собственно, уже началось. Вот, например, новость: указом Путина образована Межведомственная комиссия по противодействию финансированию терроризма. Действительно, чего не хватает России для безопасной жизни, так этот новой межведомственной комиссии. Но дело даже не в том, что создается очередная бюрократическая структура. Интересно чем она будет заниматься, где и каких будет искать врагов. Комиссия будет «блокировать денежные средства и иное имущество, принадлежащее организации или физическому лицу, в отношении которых имеются сведения об их принадлежности к террористической деятельности (в том числе к финансированию терроризма) при отсутствии оснований для включения такой организации или физического лица в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму».

То есть существует список Росфинмониторинга — «Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму», он еженедельно обновляется. Для того, чтобы в него попасть, нужно, например, стать подозреваемым или обвиняемым по террористической или экстремистской статье УК. То есть ты можешь воевать в войсках «Исламского государства» (запрещенного в РФ), а можешь попасть под преследование из-за перепоста крамольной картинки. На нашем сайте про этот список есть интересный материал.

Банковские счета людей, попавших в список, автоматически замораживаются, но человек вправе тратить на себя и на членов семьи, не имеющих своего заработка, по 10 000 рублей в месяц на каждого.

А для того чтобы попасть в зону внимания Межведомственной комиссии, не нужно даже быть фигурантом уголовного дела, достаточно, если у чиновников «есть сведения» на твой счет. Что за сведения? Если человек перевел 500 рублей на тюремный счет Варваре Карауловой, он тем самым финансирует террориста?

Чтобы понять весь ад и ужас, нужно просто представить себе, как это может работать на практике. Приходят в эту межведомственную комиссию" бумаги от какого-нибудь регионального управления ФСБ. Что в этих бумагах — бог его знает. Там может быть абсолютно любая чушь. Жертва просит с бумагами ознакомиться, а ей говорят: «Государственная тайна». Нужно понимать еще, что региональные власти, в первую очередь менты и чекисты, понимая, какая в стране развернулась кампанейщина, продемонстрируют мобилизационный подход и просто засыплют эту комиссию «сведениями о терроризме и финансировании терроризма», чтобы не дай бог не получилось, что «наша Саратовская область отстает от Самарской по части предотвращения финансирования терроризма».

Такое соревнование вполне реально, исторический опыт есть. Напомню вам об оперативном приказе № 00447 главы НКВД («Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов»). Это секретный приказ от 30 июля 1937 года, один из важнейших документов эпохи сталинского террора. Этим приказом, регулировавшим самую страшную репрессивную кампанию 30-х, были установлены квоты по нейтрализации «врагов народа»: 268,95 тысяч человек нужно было арестовать, из них планировалось расстрелять 75,95 тысяч (первая категория «враждебных элементов»). Остальные (вторая категория) должны были отправиться в лагеря. Квоты были прописаны и по регионам.

По мере раскрутки маховика репрессий из регионов начали поступать просьбы увеличить квоты по расправам — члены «троек» НКВД из кожи вон лезли, чтобы продемонстрировать стахановские темпы уничтожения «врагов». Некоторые исполнители приказа № 0047 обращались в Москву с просьбами по увеличению квот по нескольку раз. Практически неизвестны случаи, когда Москва отказала бы в увеличении квот.

Нажав на картинку, вы можете прочитать полный текст приказа на сайте общества «Мемориал»

Есть еще одно новое обстоятельство: из списка Росфинмониторинга тебя могут (теоретически) исключить — например, если у тебя снята судимость. Механизм выхода из черных списков новой межведомственной комиссии вообще не прописан. То есть это пожизненные санкции.

Это затруднительное для российского общества положение. <anons>Невозможно не упрекать государство в недостаточной эффективности — оно и правда очень часто неэффективно. Но когда мы зовем государство предпринять новые усилия для того, чтобы нас обезопасить, оно создает Центр «Э», Роскомнадзор и списки Финмониторинга.</anons> В войне чиновника и мента с террористом мы в любом случае терпим поражение — террорист никогда не исчезает полностью (а значит, и не проигрывает), но мент и чиновник, борясь с террористом, многократно усиливаются, и всегда оказываются в чистом выигрыше.

util