Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Попков

Русские параллели с французскими «Анархистами»

25 Февраля 2016, 09:51

Русские параллели с французскими «Анархистами»

Статистика Постов 58
Перейти в профиль

В России на широкий экран выходит французский фильм «Анархисты».

Когда смотрю сколь-либо правдивые фильмы или читаю сколь-либо правдивые книги о европейском (в том числе и российском) конце XIX века, даже в голову не приходит удивляться тому, что эта эпоха породила левый радикализм и террористические организации. Фильм французского режиссера Эли Важемана — как раз такой фильм.


d53050b7ce67.png

Это потом Париж стал столицей мелкобуржуазного рая, мечтой и позднесоветской интеллигенции, и позднесоветских домохозяек. Город, благополучие которого лишь изредка омрачают атаки пришельцев-исламистов. Сто лет назад Париж — это город-монстр, город-ад, город-нищета, город-голод. Равно как и любой другой крупный европейский город. Подавляющее большинство населения живет в ужасающей безнадеге. Будущего нет. Почти ни у кого. Есть только грязь, унижения, рабский труд, неизбежный алкоголизм и смерть как избавление.

Еще хуже, чем в XIX веке, Париж был в веке XVIII, при блистательных Бурбонах: совсем уже дикая вонючая яма, пахнущая нечистотами и рыбьими потрохами.

Эпоха блистательных Бурбонов закончилась штурмом королевского дворца и гильотинами, и она не могла закончится ничем иным. Но в 1899 году гильотина уже служила стражам новой системы, а не ее ниспровергателям. Парижская коммуна захлебнулась в крови, потом была «республика без республиканцев», при которой власть в самой прогрессивной стране Европы принадлежала разномастным монархистам, реакционерам и мракобесам. У тех, кто не хотел бесследно сдохнуть в дантовом аду фабричных цехов, у тех, кто хотел сопротивляться, появился новый лозунг: «Да здравствует анархия!» Язык уже не поворачивался кричать: «Да здравствует республика!» Республика стала козырем жандармской словесной колоды. «Вы работаете во имя республики», — говорит в фильме Важемана полицейский начальник главному герою, направляя его работать стукачом к анархистам.

К счастью, в «Анархистах» нет положительных и отрицательных героев, разве что жандармского начальника можно назвать отрицательным, да и то лишь «в каком-то смысле». И, главное, положительным героем не является государство. Нет этого опостылевшего дуализма «хорошее государство» — «плохие революционеры-экстремисты-террористы». Нелишне было бы напомнить, что фильм о политике, в котором есть положительные и отрицательные персонажи, всегда является пропагандистским фильмом.

И вот еще о чем подумалось. Жизнь современной русской провинции — она ведь мало отличается в своей дерьмовости и безнадеге от жизни Парижа 1899 года. Социальная несправедливость, правда, отштукатурена советскими формальностями типа восьмичасового рабочего дня. А в остальном такая же грязь, такой же произвол сильных, такое же бесправие слабых. Такие же унижения, такой же неизбежный алкоголизм и такая же смерть как избавление.

Столичная хипстерская публика, покалеченная постмодерном, хихикает в кинотеатре «Фитиль» над героиней Адель Экзаркопулос, заканчивающей письмо фразой «Да здравствует анархия». У столичной хипстерской публики любая политическая патетика вызывает фырканье и смех. Может быть, поэтому она, столичная хипстерская публика, так беспомощна и бессмысленна. А где-то в Приморье сейчас снова судят «приморских партизан», про которых годы спустя наверняка снимут кино. Уверен, что это будет кино без закадрового голоса генерала Маркина, и современное нам российское государство не будет в нем положительным героем.

util