Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Попков
Blog post category
Политика

Новая Россия началась с бомбежек Югославии в 1999 году

О том, как менялась Россия на рубеже тысячелетий

24 Марта 2017, 20:22

Новая Россия началась с бомбежек Югославии в 1999 году

О том, как менялась Россия на рубеже тысячелетий

Статистика Постов 59
Перейти в профиль

18 лет назад, 24 марта 1999 года, авиация НАТО начала бомбежки Югославии. Эта дата из истории Балкан политически недооценена — она важна и для новейшей русской истории. Именно в те мартовские дни 1999 года антиамериканские, антизападные и панславянские идеи впервые за всю ельцинскую эпоху нашли отклик не только у тогдашней «красно-коричневой» оппозиции, но в относительно широких народных массах. Боле того, в марте 1999 года урапатриотизм и антизападничество впервые в истории новейшей России стали и государственной повесткой.

Войны в бывшей Югославии шли с лета 1991 года. Еще существовал СССР, а старая единая социалистическая Югославия уже разрывалась на кровавые куски. Сперва в ходе стремительной войны освободилась маленькая Словения — самая западная республика федерации, своеобразная югославская Прибалтика. Потом попыталась отделиться Хорватия, но столкнулась с ожесточенным вооруженным сопротивлением и югославской армии, и хорватских сербов. В 1992 году полыхнула Босния, в которой появились сразу три враждующие стороны — сербы, хорваты и мусульмане. В 1992 же году новая ельцинская Россия присоединилась к западным санкциям против Сербии, и экономика страны была парализована. Сербы, всю Холодную войну отсиживавшиеся в «Движении неприсоединения», негодовали из-за «предательства русских».

Солдат армии Боснии, 1995 год. Фото: 
Chris Helgren / Reuters

Солдат армии Боснии, 1995 год. Фото:

Chris Helgren / Reuters

В то время беды сербов в России ни интересовали никого, кроме антиельцинских национал-патриотов. В Югославии начинал добровольцем свой боевой путь молодой, неизвестный никому Игорь Гиркин. Автор этих строк — политизированный романтичный подросток из Брянска в 1994 году всерьез собирался сбегать из дому и ехать воевать за сербов — далеко не убежал, но это уже другая история.

Но большая часть российского общества еще верила в Бориса Ельцина, в рыночные реформы. И в ельцинский внешнеполитический курс, в дружбу с Америкой. Она преклонялась перед западной массовой культурой и с ужасом вспоминала серое и нищее свое существование времен позднейшего СССР.

Первым серьезным сигналом роста раздражения ельцинским режимом, экономическими неурядицами и слабостью государства стали первые выборы в Госдуму в декабре 1993 года, когда демократы-ельцинисты проиграли ЛДПР и КПРФ. Во время следующих выборов оппозиция укрепила свое лидерство в парламенте, появился «красный пояс» контролируемых коммунистами регионов. Боснийская война в то время постепенно затухала и окончательно закончилась к декабрю 1995 года — но и пока она шла, ее полностью заслонила настоящая драма — кровавая, бездарная, крайне непопулярная в народе Первая чеченская кампания.

Российские военнослужащие на одной из улиц Грозного. Чечня, 1995 год. Фото: Reuters

Российские военнослужащие на одной из улиц Грозного. Чечня, 1995 год. Фото: Reuters

Когда в конце 90-х в Косово началась партизанская война против югославской армии, Россия была уже совсем другой. НАТО решило наказать Белград за жесткую военную операцию в мятежном крае — и бомбежки вызвали подъем ярости русских «профессиональных патриотов», а также возмущение значительной части обывателей. Но главное, впервые ельцинский Кремль и патриотическая общественность слились в истерическом союзе. Разворот самолета Евгения Примакова над Атлантикой, американское посольство в Москве с изуродованной красой и файерами фасадом, обстрел этого же посольства из гранатомета, марш-бросок российских десантников на Приштину — это все кадры из одного видеоряда.

Россия ликовала по поводу сбитого сербами самолета-невидимки F-117 почти что не меньше, чем сами сербы — и это ведь была та самая страна, которая всего восемь лет назад со смесью нейтральности и сдержанного дружелюбия смотрела на операцию США и их союзников в Ираке. Истерия вокруг Югославии охватила всех — от минобороновских советских дубов до косивших от армии панков в косухах.

Сказать, что бомбардировщики Североатлантического альянса, нанося удары по мостам и министерствам в Белграде, изменили Россию, будет преувеличением. Россия и так постепенно менялась с 1993 года, но после марта 1999-го эти изменения стали лавинообразными.

Президент России Борис Ельцин и исполняющий обязанности главы правительства Владимир Путин во время встречи в Кремле, 1999 год. Фото: Сенцов Александр, Чумичев Александр / Фотохроника ТАСС

Президент России Борис Ельцин и исполняющий обязанности главы правительства Владимир Путин во время встречи в Кремле, 1999 год. Фото: Сенцов Александр, Чумичев Александр / Фотохроника ТАСС

Владимир Путин еще скучал в своем кабинете на Лубянке. Но с марта 1999 года сгрудившаяся вокруг хрипящего старика Ельцина семья могла назначить президентом только Путина, и любой назначенный ею на этот пост чиновник стал бы в той или иной степени Путиным. Бомбежки Югославии (точнее, реакция на них) показали, что пора разогревать двигатели отечественных Су-24 и Су-25 и брать курс на Грозный. Провокационный рейд Басаева в Дагестан, который послужит поводом для новой, победоносной чеченской войны в качестве идеи возник, вполне возможно, примерно в то же время. Общество было готово с радостью относиться к праведной священной войне — желательно небольшой и на чужой территории.

Как это ни парадоксально, первые годы правления Путина, при всем брутальном неоимпериализме нового режима, были куда более прозападными, чем последний год правления Ельцина, который за несколько недель до отставки угрожал Клинтону ядерным оружием.

Потом войны будут еще неоднократно, возмужает Путин, США вновь станут врагами, вернется в блиндажи Гиркин-Стрелков и ему подобные — «воевать не с украинцами, а с американцами».

Сейчас российские самолеты с трудом уживаются с американскими в сирийском небе, рискуя поймать друг друга в прицелы. А началась вся эта эпопея когда американские самолеты взлетели с авианосцев в Адриатическом море.

util