Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Попков
Blog post category
Общество

О том, как советские школьники бунтовали накануне краха СССР

Мы были молодцы, но нынешняя молодежь еще смелее и ярче

31 March 2017, 19:29

О том, как советские школьники бунтовали накануне краха СССР

Мы были молодцы, но нынешняя молодежь еще смелее и ярче

Статистика Постов 57
Перейти в профиль

Поскольку молодежный протест в России внезапно оказался дичайше модной темой, расскажу-ка я вам, как я впервые в жизни участвовал в, говоря ментовским языком, «массовых беспорядках».

Город Брянск, 1989 или 1990 год, мне то ли 11, то ли 12 лет. Грань эпох: Берлинская стена то ли пала, то ли вот-вот падет, Чаушеску то ли еще стоит на трибуне перед ликующими толпами, то ли уже в могиле. СССР еще существует. Еще существует пионерская организация. Но к алым галстукам мы уже безо всякого трепета. Концы у галстуков пожеванные, галстуки исписаны шариковыми ручками. Многие уже не носят школьную форму. Одна только разлинованная отличница Юля Юркова сидит на уроках выпрямив спину, в коричневом школьном платье, галстук отглажен. Ее никто за это не травит. Но так, с иронией смотрят.

Уже работают видеосалоны, советская школота преклоняется перед Арнольдом и «Рембо» и спорит на переменках, кто из этих двоих сильнее. Классическая трилогия «Звездных войн» с бубнящей гнусавой озвучкой — хит. Про то, что Рейган несколько лет назад назвал СССР «империей зла» мы не в курсе, а если бы и были в курсе, удивленно фыркнули бы: какая нафиг империя, в империи вот красивая форма у штурмовиков и стильный Дарт Вейдер, а на советских солдат и ментов, подметающих асфальт шинелями, тошно и стыдно смотреть. Советская мифология с «Неуловимыми мстителями», уезжающими навстречу закату, покидала наши сердца.

Но в провинциальной школе советская мифология и идеология еще оставались, заняли там круговую оборону, да так и дремали вяло в этой круговой обороне, никем из учеников не атакуемые, не опровергаемые, а просто игнорируемые.

Так вот, к «массовым беспорядкам». Начались они, как это часто бывает, по самому неожиданному поводу. Однажды утром в школьный двор заехал какой-то жилкомхозный (или как это называется) грузовик с вышкой. Вышка поднялась к верхушкам старых деревьев, помнивших еще Сталина и немецкую оккупацию. Хмурые мужики начали сшибать палками птичьи гнезда — огромное количество черных пятен птичьих домов было в этих старых мощных ветвях. Гнезда падали с высоты одно за другим. Птицы плакали.

Как раз была перемена между первым и вторым уроками. Мы возбужденно кричали учителям свои вопросы, требовали ответов. Училки говорили о том, что жители соседних домов, «ветераны войны и труда», потребовали убрать гнезда, так как птичьи крики нарушают их покой. Мы — наш класс, параллельный класс и ребята помоложе — высыпали во двор. Сперва орали на мужиков с машиной. Они в ответ назвали нас говнюками и пообещали вызвать милицию.

И тут понеслась: несколько пацанов кинули в машину твердые комья земли с газона. Два или три снаряда. Тут же, следом, на машину обрушился град комьев земли и камней. Кидали всей толпой. Те мужики, которые были на вышке, ошеломленно прекратили свою палаческую деятельность, а водила, оставшийся внизу, сперва спрятался за кабину. Придя в себя он бросился на нас, и наша толпа — человек сорок — с ликующими визгами понеслась в школу. Сердце у меня колотилось как никогда до этого, я был по-настоящему счастлив. Может быть, только увидев впервые море (за год до описываемых событий) я был так же счастлив. И то вряд ли. Новая реальность какая-то разворачивалась, земля уходила из-под ног, когда мы летели по лестницам наверх, на третий этаж. Это был не то чтобы «праздник непослушания» типа ночных боев подушками в пионерлагере. Нет. Мы реально были взбешены уничтожением птичьих гнезд. И возникшее понимание того, что ты можешь дать отпор, можешь сделать плохим людям плохо — это было новое, сладкое чувство. И это делали школьники, уже отравленные через видеосалоны «западной бездуховностью», да. Может быть в наших душах вступили во взрывоопасную химическую реакцию те самые романтичные «неуловимые мстители» (получается, они еще не ушли до конца) и новые герои западных фильмов с их брутальностью и наплевательским отношением к авторитетам (тот же первый фильм про «Рембо»). Но не будем углубляться в психологический и культорологический анализ. Вернемся к фактам.

Прозвенел звонок на урок, но мы, отдышавшись, пошли опять вниз, в новую атаку. И так наша толпа атаковала грузовик несколько раз, полностью парализовав его работу. Только когда пришедшие в себя учителя, вступив в коалицию с мужиками жилкомхоза (не знаю как правильно эта дрянная контора называлась) преградили нам путь из здания школы, сопротивление угасло.

Дальше всех загнали в классы и устроили экзекуцию в виде непрекращающихся «классных часов». Был вызван какой-то мятый усатый мент из «детской комнаты милиции», орала директриса, со слезами стенала завуч. Они позвали бы и начальника школьной пионерской дружины, но нам уже плевать было на пионерскую дружину.

Слова «Майдан» тогда в повседневном словаре еще не было. И про то что нам загадили мозги диссиденты, тоже не говорили. Но «фашистами» и «шпаной» называли, да. Исключением из пионеров тоже грозили, на что один из моих одноклассников ответил: «А мы поступили как настоящие пионеры, нас учили слабых защищать». Это вызвало злорадный хохот всего класса, но формально тот пацан был абсолютно прав. Была же в школьном букваре для первого класса картинка, как октябренок вырывает у какого-то беспартийного сверстника-отморозка рогатку, из которой тот расстреливал скворечники. Вот в этом и был тот самый позорный разлом между советской идеологией и советской действительностью: вы должны быть героями, но на самом деле вы не должны быть героями, а должны быть послушными мудаками.

Промывка мозгов продолжалась и на следующий день, с угрозами постановки на учет в «детской комнате милиции» и экстренными родительскими собраниями. Утверждали, что одному из мужиков мы разбили лоб камнем (скорее всего врали), говорили, что «нет ничего святого». Что нет никакого уважения к «ветеранам войны и труда». Но никто из нас ни о чем не жалел, хотя птичьи гнезда мы, конечно же, не спасли. Лазая потом возле тех старых деревьев, мы находили осколки птичьих яиц, но чувства вины не было — сделали ведь все, что могли.

Через несколько месяцев пионерская организация распалась, а потом распался и Союз. Советские менты, рассказывавшие что у нас нет ничего святого, превратились в российских ментов, начали бить задержанных в отделе и тереть терки с бандитами.

Через 27 лет словно бы какой-то исторический цикл провернулся исполинским колесом. Новь слыша учительниц Брянщины, видя преподов из Томска и то, что происходит в Самаре — я это узнаю. Это все уже было на рубеже 80-х — 90-х. Это все зафиксировано перестроечными фильмами, журналом «Мы» и программой «До 16 и старше». Вновь этот отвратительный разрыв между пропагандой и реальностью. Вы должны быть патриотами и героями, гражданами. Но вы должны быть трусливыми мудаками и конформистами, а не патриотами и не гражданами.

Теперь лексикон реакционеров расширился: они могут рассказать и про Майдан, и про англосаксов, и про либерал-фашизм, а не просто про фашизм. Да и сама реакция — живее и злее, полна энергии и воли к подавлению. Но и нынешняя молодежь, конечно, умнее и тверже, чем мы 27 лет назад. С умилением вспоминаю наше жалкое, по сравнению с нынешними временами, бунтарство.

util