Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль
Blog post category
Общество

Вот что санкции животворящие делают

Народ готов терпеть даже высокие цены, лишь бы свое, исконно-русское, качественное и вкусное
24 January 2017, 13:39

Вот что санкции животворящие делают

Народ готов терпеть даже высокие цены, лишь бы свое, исконно-русское, качественное и вкусное
Статистика Постов 136
Перейти в профиль

Помнится, в прошлом году российскую публику сильно взбудоражил чек за обед в одном кафе на горнолыжном курорте в Сочи. Дело тогда вышло далеко за рамки социальных сетей и даже освещалось в СМИ и на телевидении. Страсти бушевали нешуточные, народ разделился: кому-то показалось дорого, кому-то — отлично, кому-то — «буржуи проклятые», кому-то — «а все жалуются, что в стране кризис». Все как обычно. Водораздел прошел тоже в привычном месте — где-то в районе скреп.

И вот новая «напасть». Замечательная Алла Боссарт, в прошлом известный журналист (впрочем, не уверена, что журналисты бывают бывшими), ныне писательница и поэт, ни о чем не подозревая, ничего не имея в виду экономического или, не приведи господь, крамольного и политического, радостно поделилась со своими друзьями в фейсбуке впечатлениями от продуктового рая, который ей довелось наблюдать на Сходне, в подмосковном местечке по ленинградскому направлению:

«Мясо 18 сортов, свежайшее, всяческие грудки утячьи, цыплятки-поросятки (...) Дальше. Вы не поверите — СЫРЫ! Рокфоры бесконечные. Дальше. Выпечка какая-то неслыханная. Пирожки аж дышат, со слезой... Ветчина типа окорок Тамбовский волк, как в нашем детстве Елисеевском, со слезой же и таким, ну вы не знаете, радужным отливом на срезе. Паштет, б****-муха, из утиной печенки, фактически фуа-гра. Сухофрукты-изюмы-орехи разнообразные. А пирожные какие! Как в Столешникове в 1957 году. И так и далее».

Рай, как уже стало понятно, был битком набит продуктами отечественного фермерского производства, отменного, по словам Боссарт, качества, феерического разнообразия и по вполне доступным ее бюджету ценам.

Несмотря на то, что в этом прекрасном и радостном сообщении не было ни капли провокации, всего лишь искреннее сиюминутное наслаждение увиденным, под текстом неминуемо разверзлись бездны. Как и в истории с чеком, к вящему удивлению невольной зачинщицы. Ведь текст получился политическим вопреки намерениям автора. Она даже описала свое изумление такой бурной реакцией публики в следующем тексте с гениальным названием «Бешенство политического чутья» (как я и говорила, бывших журналистов не бывает): «Я не хотела, вовсе не собиралась и не намеревалась убивать вас наповал выводами и выкладками. Я даже не думала проводить параллели и задаваться вопросами. А мысль про санкции вообще валялась у меня под плинтусом, в самом углу моего мерцающего рассудка».

Но было поздно. Ком покатился и набрал такие обороты, что диву дались даже видавшие виды блогеры. Самое поразительное, что, как и в случае с чеком, мнения сильно разделились. Почему — загадка. Ведь комментировали люди, живущие в одной стране, в одних и тех же городах: фермерские магазинчики, как выяснилось, есть повсюду, сетевые магазины одни и те же, поставки, с небольшими вариациями, тоже, цены конечно отличаются, но не в разы.

По итогам баталий, вышедших далеко за пределы как обычного невинного текста ничего не подозревавшей и не затевавшей Боссарт, так и продуктовой корзины на Сходне в частности и по Москве в целом, нарисовалась следующая картина.

Сразу оговорюсь, что в этом своеобразном дайджесте я решила не делать упор на соотношение цен и доходов. Во-первых, потому что гигантское несоответствие одного другому очевидно даже тем, кто с восторгом говорит о ситуации. Во-вторых, чтобы говорить об этом объективно, мало поучаствовать в нескольких дискуссиях в соцсетях, надо сопоставить данные в нескольких регионах, а это уже другая история. Однако не упомянуть, что ситуация плачевная, конечно, не могу. И что люди, даже соглашавшиеся с тем, что описанное Боссарт благолепие существует и не может не радовать, волей-неволей больше говорили именно об этом. И что позволить себе регулярное питание в ассортименте и по ценам, подобным тем, что упомянуты в исходном тексте, могут не просто далеко не все, а все меньше и меньше людей. И это печальная правда, которая тем не менее не отменяет заявленной темы.

Судя по набежавшей волне комментариев, могу заявить следующее: в стране, по большому счету, все есть. И в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Омске, и в Новосибирске. И не просто есть, а изобильно, богато есть. Более того, среди товаров преобладает и пользуется наибольшим спросом откуда ни возьмись возродившаяся продукция отечественного производителя, то есть российских фермерских хозяйств (как принято считать в народе). По уверениям многих, хорошая продукция, настоящая, неподдельная, натуральная: мясо, птица, колбасы, сыры, овощи, фрукты.

Как и положено, качественное дорого, не для всех. Для всех — некачественное, правда все равно дорого. Казалось бы, почти нормальная ситуация. Кому-то всегда будет дорого все, кому-то — хорошо, что есть возможность купить по любой цене. Если разобраться, в новейшей России, по крайней мере с середины 90-х, всегда так и было (без учета критерия качества, но о нем немного позже). Собственно, последний раз пустые прилавки в стране были в конце 80-х начале 90-х. После этого продуктовая ситуация была более или менее ровной.

Если вдуматься, поначалу было вообще не совсем понятно, от чего весь сыр-бор разразился. Ну ведь курьез чистой воды — срач из-за того, есть ли в городе (стране) продукты и какого они качества, между людьми, живущими в этой стране. Кому рассказать — не поверят. Если не брать в расчет пресловутые гипотетические маскарпоне и хамоны, которые, конечно же, не являются продуктами первой необходимости, то разнообразием и доступностью еды в магазинах уже давно никого не удивишь.

Так что случилось? Что вызвало такую бурную реакцию? Откуда вообще возникло ощущение повсеместного ухудшения в продуктовой сфере? Почему жалуются россияне? Не на пустом же месте подхватился народ, среагировал болезненно на, казалось бы, совершенно нормальный текст?

Эта дискуссия как раз и открыла глаза на многое, чего, например, я, не живя в России, не знала. Стоит признать, что долгое время в продуктовой сетке преобладала импортная продукция. Даже под российскими марками выходили продукты, сделанные или иностранными владельцами, или на импортном сырье, или на импортном оборудовании, или и то и другое и третье одновременно. Доступность продуктов была повсеместная (я говорю о доступности не только в географическом смысле, но и в социальном, то есть хорошо и относительно качественно питаться могло большинство). Цены более или менее соответствовали доходам (ну, насколько это вообще возможно). Качество и стоимость, понятное дело, разнились. Но разброс — и в том, и в другом — все же был некритичным.

Теперь же, как выясняется, самой главной проблемой стал как раз баланс цены, доступности и качества. То есть найти качественное по доступной цене становится все труднее и труднее. Те самые превозносимые нынче многими участниками дискуссии изобильные прилавки наводнили суррогатные и фальсифицированные продукты.

В этом и лежит суть проблемы, потому народ так и возбудился из-за, казалось бы, совершенно безобидной информации. Слишком огромен стал разброс. Слишком широка пропасть. Как метко сказал в комментариях журналист Антон Голованов: «...как-то все поделилось на эконом-класс с качеством помойки и бизнес-класс, где все норм. Общее ощущение от Москвы — фильм „Кубанские казаки“».

«Формально все есть, и для богатых и для бедных». Но только формально. В конце концов, не придумывают же люди эту проблему: и мои родители, и друзья, и многие другие люди скромного достатка как мантру твердят одно: «Появилось огромное количество суррогата среди продуктов». Можно не иметь достаточно средств на швейцарский сыр, но тем не менее позволить себе вполне хороший российский — никто ж не спорит, что разделение было всегда. Но беда в том, что тот самый российский, по свидетельствам многих, предлагается совершенно отвратительного качества.

«Творог, сливочное масло и сметана — сплошной фальсификат! — написала мне одна чудесная дама. — Так как использую эти продукты для выпечки, что предполагает, например, размягчить масло в микроволновке, вмешать в него сметану, то добавление пальмового тут же становится явным — оно не плавится. А творог, напротив, оплавляется, как масло. Остается надеяться, что оно пищевое, а не техническое».

Да что там, сам Россельхознадзор признает проблему. Помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко заявил о массовой фальсификации продуктов в России: «По нашим выборочным проверкам, устойчиво фальсифицируется четверть всей пищевой продукции. Компании, которые производят „нормальную продукцию“, оказываются в крайне невыгодном положении».

Однако огромное количество комментариев о сложившейся продуктовой ситуации было сделано в восторженной манере, с фотографиями ломящихся прилавков, с упреками в слепоте или предвзятости оппонентов. Как выяснилось все из той же дискуссии, на рынке продуктов настал большой перелом. Если верить поступившей информации, в большие города и их пригороды каким-то небывалым, или, точнее, давно невиданным потоком хлынула отечественная продукция (ну или так называемая отечественная, об этом еще скажу). Свежая и натуральная, как заявлено.

Местами ее могут себе позволить даже пенсионеры. Местами цены все же кусаются. Но это вполне нормальная ситуация. Выяснилось, к моему большому удивлению, что по рынкам Москвы, Питера, Новосибирска ходят не какие-то небожители-толстосумы, а вполне среднестатистические медсестры, учителя, пенсионеры. Прилавки ломятся от товара. Какие-то отдельные районы и регионы еще остаются в изумлении от услышанного, но теперь, скорее всего, и они просветятся и потянутся на подмосковную Сходню или в другие озвученные в процессе дискуссий районы городов необъятной родины.

«У меня такой „Фермер“ в моем доме расположен. Очереди круглосуточно из пенсионеров, а вечером еще и после работы добавляются. Не знаю, на какие шиши, но вижу пенсионеров, которые постоянно покупают дорогие колбасы, свежих кур и телятину. Даже не знаю, что сказать, ну правда — навалом и неплохое. И овощи в хорошем состоянии. Сейчас хурма, летом клубника. И остальное все чистое. Подпорченное продают с 50% скидкой», — с удовольствием писала одна из участниц разговора.

И в конце концов, совершенно логично в процессе разговоров прозвучало долгожданное и закономерное, как кажется многим, объяснение этому поразительному явлению неожиданного продуктового рая во время общепризнанной экономической чумы в России. Догадаетесь с трех раз? Разумеется: слава санкциям!

То есть совершенно серьезно вполне разумные люди утверждают: «Пока есть санкции — все будет в порядке. Все довольны. Опасаются отмены — это да».

«Опасаются, панически боятся. Это правда. Сама много раз слышала от производителей. Потому что зайти на рынок им было невозможно, слишком высока была цена входного билета в конкуренции с дешевым импортным химическим продуктом, за которым стояли большие корпорации. А теперь они все расцвели. И молочное, и мясное, и рыбное, и овощи-фрукты».

Каюсь, от неожиданности моя первая реакция была довольно резкой, потому что не могут нормальные разумные люди желать своей стране запрета на самые базовые признаки здорового государства — на международную торговлю. Ведь это и отсутствие конкуренции, и более высокие цены, потеря в разнообразии и доступности, не говоря уж о качестве. И вообще, получается, стоило разосраться со всем миром, чтобы прозреть и начать поддерживать отечественного производителя. Вот уж воистину страна контрастов и парадоксов.

Хотя результат (мнимый?) налицо. С этим трудно спорить, читая восторги обывателей. Продукты есть. Их много и они разнообразны. Цены, конечно же, только растут, но это тоже объяснимо при полном отсутствии конкуренции: народ, как выясняется, готов терпеть даже высокие цены, лишь бы свое, исконно-русское, качественное и вкусное.

Хорошо, ладно. Хозяин барин. Казалось бы, остается только порадоваться за людей и за страну. Ну и пожелать, чтобы в дальнейшем все было как лучше, а не как всегда.

И все же даже мне, человеку далекому от экономики, это мнимое изобилие кажется чем-то неестественным. Да и более сведущие в экономике или в самой продуктовой теме комментаторы тоже высказались довольно пессимистично. Из чего можно заключить, что ситуация уже, только начав развиваться, приобретает вполне знакомый совковый абрис.

К примеру, одно из противоположных восторгам мнений моего коллеги, Юрия Бершидского: «Благотворное влияние санкций — абсурд по определению. Искусственное снижение конкуренции не может не вести к снижению качества. Правительство, которое на это пошло, сознательно решило: пусть народ жрет дрянь. По-моему, это преступление. Впрочем, подешевевший рубль и так избавил российских производителей от конкуренции в сегменте низких цен. Вообще это один из самых интересных моментов: изменения на продуктовом рынке почему-то все связывают с политикой, то есть санкциями, и мало кто с экономикой, то есть дешевым рублем. А ведь, к примеру, швейцарский сыр под санкции не попал, но именно дешевый рубль сделал его недоступным».

А вот что сказала моя подруга Инесса Саух, та самая виновница истории с пресловутым чеком с сочинской горы: «Искусственные условия для развития фермерства, безусловно, созданы, они [хозяйства] начали развиваться — и тут же многие из них начали портиться, потому что бабло побеждает. Можно получить еще больше, запихнуть химию, говорить что фермерские, а все точно верят».

Кстати, насчет откуда ни возьмись появившегося большого количества фермеров было высказано любопытное мнение: «Бренд „фермерско-отечественный“ — всего лишь для наценки на те же китайские поставки. Доля Китая стала намного выше, вот и все „импортозамещение“... Это бренд, под которым предлагают те же продукты, что и во всех сетях, — в основном сейчас Китай, просто создают видимость „отечественно-качественного“. Мясо тоже из Китая в большом количестве привозят, меняя документы. Насчет качества говорить не приходится».

Подобные мысли высказывались не раз в течение дискуссии. Как и то, что так называемые фермеры берут всю продукцию с одних и тех же баз.

Вот такой вот разброд и шатание в одной стране, в одном городе, да что там, порой на одном и том же рынке!

Наверное, надо бы порадоваться за соотечественников и пожелать им, чтобы процесс продолжался. Пусть уж с санкциями, раз им так нравится. Ну что поделать, если последние тенденции мирного сосуществования народа с государством диктуют моду на работу от противного: чтобы что-то заработало, надо что-то запретить. Пока, видимо, так. Также хотелось бы пожелать им подольше оставаться в благостном неведении относительно возможных последствий: меньше знаешь — крепче спишь.

util