Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль
Blog post category
Общество

«Ударное» воспитание

Битие ли определяет сознание?

30 Января 2017, 15:58

«Ударное» воспитание

Битие ли определяет сознание?

Статистика Постов 147
Перейти в профиль

По поводу бития. Детей. Признавайтесь, кто бьет? Кто готов честно и уверенно заявить, что бьет?

Причем интереснее всего это услышать именно от тех, кто на голубом глазу утверждает, что ремень-шлепок-подзатыльник — это нормально. Это не битие, а воспитание. Главное — не перейти границу.

А, кстати, где она? Граница? Кто ее определяет? Или что? Вы? Распределяя силу удара равномерно по ладони, когда даете своей дочери пощечину? Или рассчитывая мощность замаха, когда свистите ремнем над телом сына? Или аккуратно намечая место на голове, в которое прилетит подзатыльник? Или ваше сознание, подсказывающее вам, что дальше шлепка идти нельзя? Или же для обозначения этих размытых границ вы ориентируетесь на выражение лица и жесты своего ребенка? Достаточно ли на лице ужаса, чтобы остановиться? Или пока недобор и можно повторить? Взмахнул ли он руками, чтобы защититься от удара, или смиренно ждет, пока вы обрушите свою воспитательную длань? Дернул ли головой, вжал ли ее в плечи еще до взмаха, уже подготовленный жизнью, а значит, работает воспитание и можно остановиться и не доводить дело до своего логического конца? Или все же для профилактики лучше довести? Покатилась ли уже слеза или только набухает в глазу? И что это — слеза боли, обиды или просто на жалость давит? Что именно является стоп-краном? Признавайтесь, ну же!

Вы же, конечно, не хотите обидеть своего ребенка. И уж точно не хотите напугать. Правда? И вы совершенно определенно знаете, что шлепок-тычок-ремень испугают его не больше, чем пресловутый угол, запрет на погулять во дворе или лишение сладкого. Иначе вы бы не били, верно?

Ведь это нормально, так? Чотакова? Это ж не больно. Просто поучить, правда? И вас лупцевали как сидорову козу, а вы вон какой — нормальный, адекватный, здоровый, спокойный. Да и много вас, храбро вопящих сейчас по разным веткам дискуссий, а то и с высоких трибун о том, что битие определяет сознание! Ремень еще никого не испортил!

Ну так антре, господа, антре! Ваш выход. Поставьте жирную уверенную точку в ваших аргументах. Разве это не чудесно — после воодушевленного захлеба в собственной правоте взять и добить всех ярким собственным примером: да, я бью/бил своих детей и считаю это нормальным? Там подзатыльник, сям тычок, здесь поджопник, тут ремень... И буду бить, пока из них не выйдет толк! Это ведь ерунда, для острастки, не более того, зато запомнит! Наши предки только так делали из нас людей!

Отзовитесь! Ау! Где вы? Чего ж просто так орать? Доказательства в студию, товарищи избиватели! Приведите примеры того, как ваше «ударное» воспитание благоприятно влияет на вашего ребенка. Убедите всех, что ваш ребенок здоров психически после ваших тычков-поджопников-пощечин-подзатыльников. Публика замерла в предвкушении. Публика готова рукоплескать. Восхищаться. Брать пример. Вносить предложение по канонизации. Только докажите, что это нормально. Что это правильно. Что так и только так вы воспитаете из своих детей достойных, а главное, психически адекватных людей.

Позвольте нам своими глазами убедиться, что в них нет ни капли боли, обиды, чувства унижения, страха, неуверенности, вечной боязни наказания. Мы станем молча и восхищенно внимать вам. Вашим чудесным конкретным примерам, любоваться вашими замечательными детьми. С восторгом смотреть в их чистые открытые глаза, в которых нет ни страха, ни страданий. Одна сплошная ностальгия и умиление.

А может, вам/нам повезет и у вас есть примеры взрослых детей, ваших детей? Которые с мягкой улыбкой, приобняв вас за плечи, расскажут об этом сами? Как рады они тому, что им прилетали столь необходимые, столь правильные, а, да что там, горячо ожидаемые и поддерживаемые ими тычки-подзатыльники-пощечины? И какими уверенными они выросли в связи с этим. Какими бесстрашными и умиротворенными. Какими решительными и твердыми. И что у них ни разу не стрельнуло в голове, не кольнуло в сердце, не сжалось в животе от воспоминаний о вашем искаженном праведным гневом лице, о вашей занесенной над головой руке — голой, или с ремнем, или с чем под руку попадется. О том, как, валяясь на полу, в прихожей, с размазанными следами от грязи, которую нанесли на своих сапогах, вернувшись с веселой прогулки во дворе, они раз за разом получали этими грязными сапогами по зубам в назидание — а нечего грязь в дом тащить, — вроде не больно, тычок, не больше, но ломило после этого зубы хуже, чем с мороза. О том, как мать, например, рассердившись на невыполненные уроки, с яростью вытаскивала кого-то из них, нерадивого ребенка, из-под дивана, под который он забился (наверняка в радостном предвкушении или из желания поиграть с мамой в прятки, правда?), а на матери, например, сапоги на высоких каблуках, и это очень больно, каблуками по спине. Или о том, как другие каблуки прилетели в голову за неубранную полку, расхерачив ее, голову, в кровь, совершенно случайно же, она же не хотела, она просто так швырнула. И о том, как отчетливо, несмотря на сжатые от злобы губы, шипит она, что сейчас, пока будет вас, двенадцатилетнюю, мыть, утопит, потому что вы страницы вырываете с плохими отметками из тетради, а это вообще не считается, это даже не битие, просто попугать.

Вот об этом наверняка с радостью и ностальгией вспоминают ваши дети, правда? Или описанное уже за той границей? Где она, расскажите, прошу? Там ли она, где кончаются шлепки-тычки-ремень и начинаются сапоги, каблуки, тарелки? До — это не избиение. Это воспитание. Так было всегда.

Кстати, сейчас ваши дети, конечно же, с удовольствием следуют вашему примеру, воспитывая своих детей? И вы им рукоплещете. И даже, наверное ремнем делитесь, если его не оказалось под рукой. Вы ж наверняка и к внукам с таким же подходом? А как иначе? Ведь вы все сделали правильно. Вы вбили детям эту науку. Доказанную потом и кровью, поколениями. Не поделитесь ли еще и этим? Чтоб до кучи. Чтоб уж на примере поколений? Глаза счастливых, непуганых внуков не покажете?

Ну, где вы, воспитатели? Мы уже ждем вас. Готовы учиться, набираться опыта. Хватит уже прятаться за поучительными словами, цитатами полубезумных порой классиков, примерами ваших родителей-староверов. Покажите нам свой личный пример. Примененный на практике и давший изумительные, свежие, благоухающие счастьем и румянцем здоровья плоды. Мы ждем. Я жду.

А пока мы ждем, хотелось бы все же обозначить для ясности свою позицию: нет, зуботычина, даже единожды выданная, это не одно и то же, что и «поставить в угол», запретить веселую прогулку или лишить кино. Потому что лишение удовольствия — это не то же самое, что и страх, который внушает человек, не просто физически больше размерами, но еще и природой и интуицией назначенный защищать и оберегать. Тот, кого не положено бояться. Потому что обида от недополученного удовольствия — ничто по сравнению со страхом, непониманием и унижением, которое чувствует маленький ударенный человек. Потому что надутые в расстройстве губы лишенного прогулки ребенка — ничто по сравнению зажмуренными в предчувствии удара глазами. Ощущения разные. Последствия разные. Память разная.

А вот, кстати, от ремня-тычка-шлепка и каблука-сапога-тарелки ощущения как раз одни. Физические последствия может быть разные. А внутренние ощущения одни. Поверьте. Я узнавала.

О битье и памяти замечательно сказала Таня Мэй, известный блогер и интеллектуал: «...мы просто знаем, что когда ребенок вырастет, память у него не обнулится и он будет всегда помнить, как здоровый скот, каким-то несчастьем доставшийся ему в отцы, бил его, зная что сдачи не получит». С одной поправкой: пол «скота» не имеет значения.

util