Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль
Blog post category
Общество

В мире бездуховного чистогана: люди

«Это вообще наша, исконно русская забава: обсуди/осуди инвалида»

8 March 2017, 11:00

В мире бездуховного чистогана: люди

«Это вообще наша, исконно русская забава: обсуди/осуди инвалида»

Статистика Постов 137
Перейти в профиль

В передаче «Минута славы» на Первом канале члены жюри — хорошо образованные, известные люди, профессионалы публичности, — несколько минут обсуждали танцора-конкурсанта с одной ногой. Я не оговорилась: разговор шел не о выступлении танцора, а о его особенности. Бог бы с ними, позволяющими себе недопустимую в любом нормальном обществе бесцеремонность, но этот эпизод заставил меня задуматься и вспомнить многие подобные случаи, связанные, что характерно, чаще всего с моими российскими согражданами.

Лично у меня на протяжении многих лет сформировалось мнение, что это вообще наша, исконно русская забава: обсуди/осуди инвалида. Именно так: инвалида, без всяких обтекаемых формулировок вроде «человека с ограниченными возможностями» или человека, не похожего на остальных. И будь ты хоть трижды обладатель двойного гражданства, как, например, один из особо проявивших себя членов того жюри, Владимир Познер, это не лечится. В том, что касается внешних отличий одних людей от других, российский человек, в большинстве своем, как ребенок или акын, — что видит, то поет. У меня есть серьезные основания так утверждать: после многих лет проживания в другой среде это еще сильнее бросается в глаза.

За примером далеко ходить не надо. Я много лет страдаю от такого кожного заболевания, как псориаз. К моему большому сожалению, помимо множества различных физических неудобств, эта чертова болячка доставляет мне еще массу эстетических и социальных проблем. Потому что одному богу известно, в каком месте ей захочется выступить, «показаться на глаза», так сказать: это может быть лицо, кисти рук, ногти, уши, икры ног. То есть то, что далеко не всегда удается спрятать, сделав вид, что у тебя ничего нет и ты по-прежнему первая красавица на деревне. К этому сложно привыкнуть. Еще сложнее не замечать. Особенно с моей русской ментальностью, которая в данном случае засела генетическим кодом в моей голове, никакой кислотой не вытравишь.

И, как бы ни уверяли местные мои товарки — наплюй, не обращай внимания, этого никто не замечает, — уж я-то знаю: замечают. Более того, знаю, кто замечает. Я могу обойти целиком первый этаж Selfridges, одного из самых крутых универсамов Лондона, где, как и во всех подобных магазинах, как правило продается косметика и средства ухода за телом и лицом, перепробовать на своих помеченных псориазом руках, точнее в тех их местах, которые пощадила болезнь, все помады, кремы, тени, имеющиеся в продаже, переболтать с каждой из любезнейших не русских продавщиц, подвергнуться куче разных рекламных косметических процедур, и ни один человек даже не вздрогнет. Максимум, что могут спросить, нет ли аллергической реакции.

Но стоит мне оказаться лицом к лицу с русской продавщицей или просто незнакомым случайным русским (или советским) собеседником, первым же вопросом будет: «А что это у вас с руками/ногами/лицом?» Далее часто следуют жалобные восклицания и непременная куча советов, как лечить. Также зачастую сопровождаемые сморщенной куриной жопкой вместо лица, всем своим видом говорящей: «Ну куда ты прешься, дура корявая, за дорогой косметикой? Тебя уже ничто не спасет!»

Это как спросить незнакомого одноногого человека при встрече, как он ногу потерял, пожалеть и посоветовать ему приложить подорожник — а вдруг отрастет.

Причем жалость — непременный атрибут. Чего-чего, а жалеть у нас любят и умеют это делать до самозабвения. Но, что тоже неотъемлемая часть ритуала, с обязательным налетом брезгливости: ах, да, какой вы несчастный, как вас жалко, но шли бы вы отсюда, не портили бы пейзаж-конкурс-концерт-соревнование-статистику-показатели, не место вам среди нормальных, ну или ногу пришейте, что ли!

Так было всегда. Когда я жила в России, мне вообще могли прямо на улице сказать, что прикрывать такие вещи надо, а то людям смотреть неприятно. Простой прохожий или попутчик в автобусе. Тогда как, куда бы ни занесло меня в Европе, я могла на время забыть по крайней мере о внешней стороне своей болячки.

Мои сестры и братья по несчастью местного, британского, розлива просто отказываются верить в то, что я, помимо физических страданий, еще и стыжусь своей болезни. Никаким образом я не могу им объяснить, что если здесь, в Британии, я могу спокойно ходить не закрываясь до носа и никто даже глазом не моргнет, то в России как минимум взглядом проводят, а то и с разговорами пристанут сочувственно-снисходительными. Ну не укладывается у британцев в голове, как можно стесняться того, что от тебя совершенно не зависит? Как можно вообще делать из этого тему обсуждения? Ну кроме как со специалистом-врачом или близкими людьми? И еще один важный момент: здесь не нарочито не заметят, а просто не обратят внимания. В этом вся разница.

И это у меня, слава богу руки-ноги на месте. И на конкурсы я не рвусь. Мне страшно представить, каково тем, у кого нет руки или ноги, или и того, и другого. Что говорить о них, кто не просто с этим живет, ежедневно выходя на улицу, ловя через один косые взоры, отвечая на бестактные вопросы, сталкиваясь с массой неудобств в общественных местах, но еще и осмеливается выйти с этим на сцену. Это ж какой уровень внутренней нирваны надо иметь, какого дзена достичь, чтобы решиться на такой шаг в настолько людоедской в этом отношении стране, как Россия.

Ментальность ее большинства такова, что все, что не такое, как у нас, не должно быть с нами. При этом жалко, конечно, а как же? Но что поделать-то? А вы вот тем-то не пробовали лечить? Нет? Ну попробуйте. Ну или прикройте срамоту-то. А то как-то некомплект.

Понятное дело, что и светочи у этого большинства такие же. Что еще могут сказать американец (или кто он там, француз?) по паспорту, но русский по-ментальности Познер и воплощение belle epoque а-ля рюс Литвинова кроме как «Не давите на жалость?» и «Ногу пришейте, что ли, раз вы ампутант»? (ампутант, лопни мои глазоньки, Карл!, ампутант!). Да по-большому счету ничего. Ничего они сказать не могут. Не умеют просто. Их (да и многих) этому не учили. Не учили видеть в людях — людей, а не составные части или недостачу таковых.

Да и зачем говорить что-то другое, если многие твои сограждане думают так же, как и ты. Отсюда и высказывания медийных личностей в таком вот духе. Как говорилось в очень старой интермедии Геннадия Хазанова «Добро на стриптиз»: «старший выразил общее мнение».

Собственно, в число характеристик нации можно смело вписывать: повальная, патологическая, врожденная бестактность. И ведь не сказать, что со зла или от особенной, присущей только нам жестокости. Просто наших граждан так долго приучали к тому, что в постели, в душЕ, в работе, в жизни, где угодно, рядом с нами находится коллектив, партия, правительство, а позже и телевизор, с напутственным словом, плакатом, лозунгом, прожектором, а то и со свечой, что непосредственное, во всех смыслах, участие в обстоятельствах каждого встречного для нас уже просто зов крови. Как я и сказала, генетический код.

Моему сыну довелось поработать волонтером с больными детьми, приезжающими сюда, в Англию, лечиться. Кстати, из разных уголков России в том числе. У одного мальчика, его подопечного, был диагноз, связанный с сильной внешней деформацией, у него также плохо работали руки, и была нарушена речь. Русские друзья спросили меня, как сын отнесется к тому, что ему придется работать вплотную с мальчиком, который сильно отличается от обычных детей, не испугается ли, не боюсь ли я, что это разрушит его психику? Когда я переадресовала вопросы к сыну, он посмотрел на меня, как на инопланетянина, и сказал: — «Мам, лишь бы у меня получилось найти с ним общий язык — хоть жестов, хоть взглядов, лишь бы я ему понравился, вот где задача. А ты говоришь „испугаюсь“! Это как с твоими руками — ненавижу, когда ты их прячешь. Этот страх у тебя в голове. В том мире, в котором мы живем, никого не волнует, какие у тебя руки. Так и с мальчиком: какая мне разница как он выглядит, мне важно чтобы мы поняли друг друга».

Какая разница, есть ли у танцора нога, если он танцует?

util