Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль
Blog post category
Общество

Чужая

Это вранье самим себе — самое главное, что отдаляет мою родину от меня
21 Мая 2017, 12:42

Чужая

Это вранье самим себе — самое главное, что отдаляет мою родину от меня
Статистика Постов 146
Перейти в профиль

В последнее время все чаще ловлю себя на мысли, что моя страна, моя родина, моя Россия постепенно становится мне чужой. Нет, мне по-прежнему безумно интересно то, что в ней происходит, безмерно дороги многие живущие там люди, милы и памятны места и события, радостны достижения в искусстве, литературе, театре, кино. Но это отношение, эти чувства, они прекрасно работают и на расстоянии: интересоваться событиями можно по новостям, видеться с любимыми людьми в любом другом месте, дорогие сердцу места и события бережно хранить в памяти, оживляя по мере необходимости, кино, театр, литература давно стерли границы и свели на нет расстояния (в том же Лондоне русская театральная и культурная жизнь кипит не хуже, чем на родине). То есть мне, в общем-то, хватает «родины» в удаленном режиме. Но в этом-то и проблема.

Чего мне постепенно перестает хватать, что медленно, но планомерно уходит из моей некогда безальтернативно прорусской (окей, пророссийской) души, это чувство сопричастности, всегда неотделимое от моего отношения к России. Любое событие я пропускала через себя, примеряла на себя, рассматривала неотрывно от себя. А теперь происходящие со страной метаморфозы, чем дальше, тем сильнее, вызывают во мне скорее недоумение, если не сказать отторжение, чем понимание и приятие.

Я никак не могу принять тот факт, что люди, мои люди, мои сограждане, в 91-м сотнями тысяч выходившие защищать свободу или, скорее, ее призрак, так как саму свободу тогда даже понюхать еще толком не успели — она только маячила размытой тенью где-то на горизонте, — так вот эти люди сейчас вяло машут рукой, мямля «а зачем?», довольствуясь лишь малой толикой, в основном материального содержания, того, что собственно та самая свобода им и дала. Это за нее они вставали перед танками каких-то 25 с небольшим лет назад. Чтобы сейчас сидеть и на чем свет стоит костерить те годы, разочаровавшись в них в большей степени по тому, что отвоеванная свобода мало дала. Или они мало взяли. А ведь они, тогда плюс-минус тридцатилетние, и сейчас продолжают быть той самой прослойкой, от которой зависят колебания в обществе. Сколько ни говори о молодых — эти пока в меньшинстве, и уж точно не являются инициаторами.

Я никак не могу принять тот факт, что за последнее десятилетие Россия превратилась в страну обиженных и оскорбленных. Оскорблены все и всем: верующие оскорблены тем, что есть неверующие, богатые тем, что есть бедные, а, как ни странно, не наоборот, мусульмане тем, что есть христиане, и наоборот, гетеросексуалы — тем, что есть гомосексуалы, россияне — тем, что есть европейцы, и, о ужас, американцы. Чеченцы — тем, что есть журналисты, воры — тем, что есть обличители, депутаты — тем, что есть избиратели, оппозиционеры — тем, что есть другие оппозиционеры. Какой-то круговорот обиды в природе, а вместе с ней, соответственно, извинений. Я такого количества требований извиниться не видела в своей жизни никогда и ни у кого.

И уж тем более я никак не могу принять тот факт, что тон этой моде задает малограмотный уездный князек, религиозный фанатик, милостию государевой наделенный властью над территорией размером с пятак на карте России. И ладно бы только мода на извинения! На этой пятаковой территории взращиваются заказные убийцы, с ее помощью вершатся политические судьбы и регулируется экономический прогресс или, точнее будет сказать, регресс. Как будто это не регион, а микрочип со специально разработанными программами-вирусами, встроенный в материнскую плату и рушащий всю операционку, случись в ней кодовое слово или событие.

Для меня вообще остается загадкой, при понимании общей сложности вопроса о статусе Чечни, как можно было допустить такое невероятное очеченивание жизни страны: Чечня задает тон в культуре, цензуре, политике, спорте, СМИ, обществе и даже в моде. Депутаты извиняются, спортсмены извиняются, журналисты извиняются, граждане извиняются, стоит задеть интересы республики. В самой республике геев пытают, женщин обрезают, журналистов избивают или угрожают, люди исчезают, дети бьются на ринге — и огромная страна, за исключением кучки активных пользователей соцсетей, молчит.

Я никак не могу принять тот факт, что мои сограждане позволяют себя так мелко и глупо обманывать практически во всех областях жизни. Что верят в мифические угрозы выдуманного противника, который, обалдело послушав раздающиеся с нашей стороны вопли на протяжение некоторого времени, и впрямь подумывает, а не начать ли подтягивать силы, так, на всякий случай. В существование бредового «русского мира», ради которого вот уже три года в кровь бьются некогда добрые соседи. В величие давно раздробленной нации, которая готова вцепиться в глотку оппоненту даже в борьбе за цвета светофора. В незаменимость своего правителя, который на деле давно является посмешищем, с одним только достоинством в виде ядерной кнопки. В том смысле, что если над глупостью и чудачествами, например, Трампа, мир пока еще может позволить смеяться безнаказанно, то сарказм в отношении «лидера русского мира» многими рассматривается как настоящий героизм. Ведь если не по его приказу, то из-за тупого желания выслужиться, у кнопки может оказаться обезьяна. Причем, памятуя русское разгильдяйство, настоящая, а не иносказательная. Как альтернатива — «русский» чай, быссмысленный и беспощадный.

Я никак не могу принять тот факт, что в стране в конце второго десятилетия XXI века не то что официально не осудили сталинизм и его главный инструментарий, ведомства Лубянки, не обличили целиком их деяний, не придали им статуса преступлений и преступников соответственно, не то что не сделали доступными все архивы, не назвали достоверно все без исключения исторические факты того периода, а, напротив, все еще продолжают настаивать на том, что сталинизм, это, конечно, «не найс», но...

Это «но» выливается в историческую реконструкцию запуска московского метро с гигантскими портретами двух упырей, Сталина и Кагановича, положивших кучу жизней на то, чтобы открыть метро в рекордные сроки только потому, что могли, и потому что люди для них — это пыль. Сложно представить себе похожую историческую реконструкцию к юбилею запуска какого-нибудь из знаменитых немецких автобанов, начало массовому строительству которых положил Адольф Гитлер.

Это «но» выливается в сохранение или открытие все новых памятников главному кровопийце в новейшей истории некогда одной, а теперь уже многих стран. Это «но» выливается в художественные и документальные фильмы про Сталина с человеческим лицом, и про Берию — отличного менеджера и вообще человека многих заслуг. Это «но» выливается в замалчивание исторической вины в инициации Второй мировой войны того же Сталина и его трусливых соратников, потому что это пойдет вразрез с ежегодной победной вакханалией: война в телевизоре по-прежнему Великая Отечественная, все так же началась в июне 1941 года, а добрая треть, если не половина жертв этой чудовищной мукомольни — по-прежнему не жертвы заградотрядов, бездарного командования, преступного отношения к людям, а просто скорбная статистика войны.

В конечном итоге, как мне кажется, это все еще существующее «но» выливается в то, что человеческая жизнь в России так и не приобрела статуса неприкосновенной, высшей ценности для страны и государства. В стране, в которой не осуждается и не признается, официально, открыто и настойчиво, геноцид собственного народа, находятся все новые и новые оправдания его главным инициаторам и исполнителям, продолжают культивировать тот наимрачнейший, наипозорнейший период жизни страны как героический, пусть и местами — вот ведь, метро открывали, быстрее всех и лучшее в мире, между прочим, в войне, опять же, победили, а официальные лица и историки позволяют себе юлить и ходить вокруг да около спорных или все еще сокрытых исторических фактов, невозможно построить здоровое гражданское общество. По той простой причине, что все это происходит с молчаливого его, общества, одобрения.

Отсюда и наплевательское отношение к старикам, к больным, к инвалидам, друг к другу. Отсюда номерные безымянные могилы и военные-отпускники. Люди как были мясом, пушечным или каким-либо еще, так и остаются им. Потому что в масштабах истории все это сходит с рук. Потому что в масштабах истории все равно отыщется свое «но», лишь бы срам прикрыть.

Это вранье самим себе — самое главное, что отдаляет мою родину от меня. Потому что я больше не верю в повальное одурачивание. В самом начале верила, да оно и было, а сейчас — нет. Ну невозможно реально поверить в тот факт, что большинство твоих сограждан — идиоты, способные несколько лет прожить в информационном вакууме при наличии огромного количества источников информации. Значит, большинство граждан устраивает такое положение вещей. Значит, им легче обманываться, чем мириться с неприятными фактами, легче славословить, чем скорбеть, легче бездействовать, чем сопротивляться, легче позориться на глазах у всего мира, чем признавать и исправлять свои ошибки. Ну и на здоровье. В конце концов, не жили богато/счастливо/свободно, нечего и начинать.

util