Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль
Blog post category
Общество

Застывший мост. Картина Лондона после теракта

Все же я никак не пойму, как мне изжить эту толерантность в городе, который выбрал своим мэром мусульманина
4 June 2017, 20:58

Застывший мост. Картина Лондона после теракта

Все же я никак не пойму, как мне изжить эту толерантность в городе, который выбрал своим мэром мусульманина
Статистика Постов 139
Перейти в профиль

Сегодня, если понаблюдать за пешеходами, идущими по Саутуоркскому мосту, то сразу бросится в глаза, что головы всех людей повернуты туда, где за метромостом Каннон расположен старейший мост города — Лондонский. Как по команде, люди не сговариваясь смотрят в ту сторону, где вчера вечером разыгралась очередная, третья за последние пару месяцев, трагедия. Саутуоркский мост — самая ближняя точка, куда можно дойти с западной стороны Темзы. Дальше начинается полицейское оцепление.

Чтобы подобраться к Лондонскому мосту еще ближе, мне пришлось изрядно прошагать по непривычно пустым улицам, обходя растянутую повсюду полицейскую ленту. Вид этого района города сегодня совсем не вписывается в обычную картину: пустые дороги, насквозь прошитые светофорами, как один застывшими на зеленом свете — езжай не хочу, редкие велосипедисты, для которых почему-то сделано исключение, и немногочисленные прохожие. На первых дозволенных подступах к мосту группками стоят журналисты и телевизионщики. И тишина. Которая неожиданно нарушается колокольным перезвоном из расположенного неподалеку собора Святого Павла.

Я не сразу сообразила, почему виднеющийся на Лондонском мосту транспорт стоит без движения. Подумала, может, все останавливаются, чтобы почтить память погибших после теракта людей. Но потом поговорила с полицейским, и оказалось, что весь транспорт, двигавшийся по мосту в момент теракта, был остановлен и оставлен на месте до конца расследования. Даблдеккеры, экскурсионные автобусы, частные автомобили — все остались стоять на мосту, просто без пассажиров. Печальное зрелище, скажу я вам, — обездвиженный мост посреди гуляющего воскресного города. И немного пугающее.

Как лондонец с четырнадцатилетним стажем, я уже не раз видела город после атак на него. В июле 2005 года это был идущий город. Тогда, после терактов в метро и автобусах, на сутки отменили весь общественный транспорт, и люди, оказавшиеся в тот день без машин, шли пешком. А, надо сказать, большинство лондонцев не пользуется машинами, чтобы добраться на работу. Вид тысяч и тысяч «белых воротничков», идущих домой с работы в лондонском Сити навсегда врезался в память. Да и сама я в тот день за сыном в школу неслась на его самокате.

Но тогда все же машины ехали по улице. А сейчас словно попадаешь в чернобыльскую зону отчуждения. Совсем неподалеку видны движущиеся по Каннон-стрит машины, и слышны автомобильные гудки, а здесь, на ближайшей к набережной Темзы широкой Upper Thames Street — сплошная статика. И как апофеоз — застывший мост с красными коробками даблдеккеров, кажущимися со стороны игрушечными, словно расшалившийся ребенок бросил их, увлекшись чем-то другим. Как-то не по себе даже. Хочется скорее вернуться туда, где кипит жизнь.

А она продолжает кипеть, несмотря ни на что: кафе на набережных полны, мимы на Южном берегу Темзы (Southbank) все так же соревнуются в изобретательности, на Трафальгарской площади несколько тысяч сикхов участвовали в публичном молебне в память какого-то своего события. Ну разве что почти на каждом мосту издалека можно было заметить ярко-зеленую куртку патрульного полицейского. Да на мосту Ватерлоо полицейские остановили и проверили документы у двух парней характерной наружности, что редко случается в обычной жизни.

Вообще, конечно, с ужасом ловишь себя на крамольной мысли, что такие вот события в скором времени рискуют превратиться в почти рутинные. Ну насколько может быть рутинной смерть людей, конечно. Просто теракты стали происходить так часто, методы террористов стали какими-то совсем бытовыми: все-таки есть разница между бомбой и ножом, а универсального способа борьбы с этим злом так и не придумано, что скоро стихийное бедствие и теракт станут событиями одного плана.

У меня нет никаких логичных и приличных предложений относительно методов борьбы с фанатиками (не приличные есть). Я только продолжаю твердить сама себе, чуть ли не уговаривая, что теракты совершают фанатики, а не обычные, нормальные люди. Аргумент о том, что нападавшие никогда не бывают сикхами, например, конечно, очень убедительный. А в такие дни, как сегодня, любая толерантность проходит серьезную проверку на прочность. Но все же.

Все же я никак не пойму, как мне изжить эту толерантность в городе, который выбрал своим мэром мусульманина.

В городе, где в обычной школе, в которой учится мой сын, школьный капеллан открывает католическую службу по случаю последнего звонка цитатой пророка Мохамеда из Корана, предваряя ею минуту молчания в память о погибших во время теракта в Манчестере:
 "Вы не войдете в рай до тех пор, пока не уверуете. Вы не уверуете, пока не полюбите друг друга. Вера — это преграда на пути насилия. Ни один мусульманин не должен совершать насилие. Не достойно мусульманина разрушать чужие судьбы, совершать насилие, оскорблять кого бы то ни было".


И да, полицейский, с которым я сегодня говорила, был мусульманином. А рядом стоял его рыжий английский напарник с румяной физиономией, характерной для посконных бритов.

И нет, никак не получается изжить ту толерантность, которой научил меня этот приветствующий людей на всех языках мира город. Так как альтернатива — жизнь в гетто. Для всех нас, независимо от вероисповедания.

util