Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль
Blog post category
Общество

Лондон помнит — 2017

Пусть лица у мемориалов нашей национальной трагедии будут молодыми, и пусть их реакцией будет память.

29 Октября 2017, 18:40

Лондон помнит — 2017

Пусть лица у мемориалов нашей национальной трагедии будут молодыми, и пусть их реакцией будет память.

Статистика Постов 146
Перейти в профиль

Шаламова я стала перечитывать задолго до Дня памяти жертв политических репрессий. И не поэтому. Просто решила, что надо поддерживать нерв ужаса, ненависти, позора за те события нашей истории в натянутом до звона в ушах состоянии. Чтобы не расслабляться, не дай бог, живя вдалеке от новых памятников, табличек и прочего инферно, полыхающего во славу или в память убийцам своих же граждан.

Из рассказа «Тифозный карантин»: «Но что-то сильнее смерти не давало ему умереть. Любовь? Злоба? Нет. Человек живет в силу тех же самых причин, почему живет дерево, камень, собака. Вот это понял, и не только понял, а почувствовал хорошо Андреев именно здесь, на городской транзитке, во время тифозного карантина».

Все это нужно перечитывать иногда, чтобы не забывать, что в течение нескольких десятилетий жители огромной страны планомерно превращались в деревья, камни, собак. Те, кому это превращение удалось, выжили. Их и тех, кому не удалось выжить, мы обязаны вспоминать. Не только раз в год.

Каждому новому памятнику убийцам, каждому упоминанию вроде «не стоит демонизировать Сталина», или «Берия был талантливым менеджером», или «В знак уважения и благодарности первостроителям и сотрудникам-создателям исправительной колонии «Водоразделлаг-Микульская, 1937 г.» должны противостоять эти воспоминания.

Каждой попытке переиначить, обелить, умолчать, недоговорить историческую правду должен противостоять крик, шепот, речитатив с озвучиванием имен, фамилий, фактов.

Каждой принесенной к памятнику душегубу гвоздике должен противостоять «соловецкий» камень на местах массовых расстрелов, лагерей, местных отделений НКВД, в чьих подвалах кричали пытаемые невинные, и в чьих длинных затемненных коридорах стреляли им в затылки.

В каждой школе я бы поставила по такому камню. Или повесила бы портреты репрессированных. Чтобы исключить любое, даже самое отдаленное оправдание предводителю и вдохновителю убийств своих сограждан: «Зато он войну выиграл и страну заново отстроил». Не выиграл и не отстроил, тварь. Не он. А те самые репрессированные. И не только осужденные, без вины отбывающие наказание: жизнь обычных, вольных граждан стоила грош в базарный день для него и его верных опричников из НКВД до, во время и после той войны. Все были заочно репрессированными. Они и выиграли ту войну, они и отстроили страну заново. В каждой школе, красным по черному, надо повесить плакаты об этом.

И сегодня мы вспоминаем их всех поименно. В Москве, в Питере, в Праге, в других городах, и у нас, в Лондоне, проходит акция «Возвращение имен». Я, как и в прошлом году, снова пришла вместе с сыном. И Шаламова ему подсунула перед этим.

А еще там была маленькая кудрявая девочка лет пяти с мамой. Девочка сидела прямо на брусчатке мемориала, посвященного жертвам коммунистического режима СССР, и ела банан. Скульптурная композиция английского скульптора Энджелы Коннер в центре мемориала называется «12 реакций на трагедию». Отчаянно ярко, резко даже, как только бывает осенью, светило солнце. Невероятно прекрасное, улыбчивое лицо девочки олицетворяло тринадцатую реакцию — память. Ее прапрадед, как рассказала мама девочки, тоже пал жертвой сталинских репрессий.

На днях на просторах интернета я наткнулась на чудесный проект: иллюстратор из Москвы Хасан Бахаев соединил фотографии жертв сталинских репрессий с современными фотографиями — получились прекрасные люди XXI века, которым удалось избежать страшной участи. Очень верно сказала об этом моя далекая американская приятельница Анжела Гребеникова: «Вот же мощнейшее по силе напоминание, она — обычная девчонка — а завтра могут схватить и расстрелять, потому что приказ 0047 и пришла разнарядка».

Очарованная этим проектом, по дороге домой я предложила сыну придумать другую судьбу некоторым прочитанным сегодня именам. Счастливую.

Вот брат и сестра, Папенгуты, Дмитрий Емельянович и Софья Емельяновна. Родились в Санкт-Петербурге, он в 1915 году, она в 1910. Арестованы в 1937 году. Он — в Томске, где, проучившись немного в Харбинском политехническом институте, продолжал учебу на механическом факультете Томского индустриального института. Она — в Ульяновске, где трудилась скромным бухгалтером. Он — расстрелян через полтора месяца после ареста по обвинению в участии в японской шпионско-диверсионной группе. Она — приговорена к 10 годам лишения свободы в ИТЛ. Оба были реабилитированы, он — в 1957 году посмертно, она — в 1954 году (дальнейшая судьба не известна).

Мы с сыном намечтали им совсем другую жизнь.

Уехав после учебы к сестре в Ульяновск, Дмитрий много лет проработал на Ульяновском автомобильном заводе. В 35 лет Дмитрий Папенгут сконструировал суперавтомобиль, по технологии опередивший свое время и все существующие на тот момент модели в мире. Этот и последующие автомобили, придуманные великим конструктором Дмитрием Папенгутом, впоследствии вывели СССР в мировые лидеры автомобилестроения.

Его сестра, скромный бухгалтер в детском саду, вырастила 10 детей — пять своих, пять военных приемных сирот. Каждую ночь, укладывая их спать, Софья сочиняла им новую колыбельную, которую старательно записывала в тетрадку. Потом у ее детей родились свои дети, и теперь они пели им колыбельные Софьи. Ее колыбельные пели своим детям ее друзья, друзья ее детей. А на 70-летний юбилей Софьи Папенгут вышел сборник «Колыбельные детей Софьи», которые к тому времени пели уже почти в каждом доме страны.

И плевать, что история не терпит сослагательного наклонения. Память, она все терпит. Пусть лица у мемориалов нашей национальной трагедии будут молодыми, и пусть их реакцией будет память.

Читайте также

util