Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

Избирательное милосердие?

13 March 2015, 20:27

Избирательное милосердие?

Статистика Постов 138
Перейти в профиль

Продолжаем обзор странных тенденций, наметившихся в последнее время в государстве российском. Неспокойна власть, похоже. Бросает ее в разные стороны. Злую шутку играет с ней ее же долгоиграющая несменяемость. Может это амортизация? Износ несущего механизма?

Хотя в такой лицемерной системе, которая выстроилась в нашей стране, когда все держится на лживой идеологии и совершенно пустых символах, государство неминуемо само себя загоняет в угол. Ярчайшим примером тому может служить последний случай с плакатом нижегородского блогера и бизнесмена Геры Князева. На плакате, помимо фотографии Бориса Немцова, присутствовала цитата из Путина — его слова по поводу убийства. Дважды плакат снимали нижегородские полицейские. Бедняги так и не смогли обозначить причину снятия — вроде бы экспертизу на экстремизм проводить было бы как-то странно, потому что, повторюсь, там написаны слова президента страны. Поэтому второй раз вообще под покровом ночи снимали. Боюсь, что даже для самих представителей власти остается загадкой, зачем они это делают. Может быть, они просто не умеют читать.

Все это лишь очередной штрих к тому нескончаемому абсурду, который стал обыденностью с начала этого года. Несуразные аресты и обвинения, немыслимое убийство, последующая свистопляска с поимкой и фальшивыми признаниями назначенных убийц, звон наград... Теперь же абсурд плавно перерос в аттракцион неслыханного милосердия.

Нелепые обвинения сменяются неожиданными оправданиями. Светлану Давыдову, еще недавно «государственную изменницу», под давлением общественности не только отпустили на свободу, но спустя небывало короткое время с нее еще и сняли все обвинения с полной реабилитацией. Судебное разбирательство по поводу вольной трактовки оперы «Тангейзер» режиссером Тимофеем Кулябиным, выглядевшее просто верхом идиотизма, закончилось закрытием дела за отсутствием состава правонарушения. Вновь не без участия общественности. Впрочем, прокуратура собирается оспаривать это решение.

Безусловно, такому влиянию общественного мнения можно только радоваться. Тем более, что, к примеру, только дел о государственной измене в этом году открыто было с десяток. Светлане повезло, и ее дело стало достоянием общественности. А другие дела почему-то значительно менее известны.

Кстати, тоже вопрос — почему? Почему бы государству, коли уж оно удачно ловит изменников, гордо не похвалиться перед общественностью такими успехами? Или предупредить об опасности: «Враг среди нас, враг не дремлет!», как это произошло бы в любом цивилизованном открытом обществе. Страна вправе знать своих героев и антигероев. Общественность, опять же, смогла бы воочию оценить масштаб бедствия. К тому же, и оправдание для государства недурственное — раз столько изменников родины, не мудрено и перегнуть кое-где. Я не знаю статистику по количеству дел о государственной измене в других странах, но такое большое число предателей, на мой взгляд, поражает воображение.

И все же мне как-то странно нерадостно. Почему-то в этом неожиданном проявлении справедливости со стороны властей чувствуется подвох. Почему-то кажется, что власть как раньше, так и сейчас плевать хотела на общественное мнение. И это какая-то избирательная милость. Тонкий расчет. Проверка на вшивость. Или подачка — авось мы наедимся брошенными нам крошками.

Почему милосердие проявлено именно в таких откровенно абсурдных делах? Может, это вообще специально затеянные дела? Пройдет — покажем лишний раз верность избранной нами политики. Не пройдет — изобразим демократию.

Вся ситуация создает этакую иллюзию того, что наше мнение что-то значит.

Ведь никакое, ни мировое, ни отечественное общественное мнение не помогает отпустить на свободу Надежду Савченко. Или, по крайней мере, начать открытые судебные слушания с предъявлением обвинений и доказательств. А почему государство продолжает юлить относительно расследования убийства Бориса Немцова? И ни общественное мнение, ни мировой резонанс не заставляют власти сделать информацию открытой и доступной. А также менее абсурдной.

Да и в предыдущие годы новейшей истории что-то не припоминается мне подобных дел, в которых под давлением общественности были спущены на тормозах или вовсе прекращены заведенные уголовные дела. Да что далеко ходить — вспомним хотя бы громкое дело ЮКОСа. Уж какие только петиции не подписывались — и от имени российских представителей общественности, и от имени первых лиц иностранных государств — с просьбой отпустить Ходорковского.

Тем более удивительно выглядят эти ростки участия общества в управлении государством, по крайней мере, по части его влияния на судебную систему.

Может, у меня паранойя? Пусть бы она. Я согласна. Пусть бы жизнь на самом деле налаживалась. Пусть бы это временное послабление не было всего лишь перезагрузкой перед чем-то неизмеримо большим, страшным, непоправимым или необратимым. Пусть бы общественное мнение наконец-то стало что-то значить.

util