Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

Государство ― это не мы

8 Апреля 2015, 19:08

Государство ― это не мы

Статистика Постов 145
Перейти в профиль
После акции «Минута НЕмолчания», проведенной в сороковой день с момента убийства Бориса Немцова, как-то само собой возникло у меня в голове несколько вопросов.

Но сначала о самой акции. Как же трогательно и тепло откликнулись на нее граждане России. Несмотря на будний день, многие даже нашли время для проведения специальных мероприятий: в Нижнем Новгороде выпускали голубей и устраивали флешмоб, выстраиваясь в живое слово «БорисЬ»; на известный теперь во всем мире мост, на котором все 40 дней поддерживался цветочный мемориал в память Бориса Немцова, пришли помолчать сотни людей; во многих городах России и мира были проведены одиночные пикеты с самодельными плакатами и фотографиями. Что уж говорить о какофонии автомобильных клаксонов, зазвучавшей в 11 часов в разных точках планеты.

Я в тот момент находилась у российского посольства в Лондоне, и до чего же прекрасно было ровно в одиннадцать услышать пусть одинокий, но продолжительный и громкий гудок проезжавшего мимо автомобиля. Конечно, не все смогли приехать к посольству в будний день, но я точно знаю, что многие из моих друзей в 11 утра по Гринвичу остановились и помолчали. Только посольство жило своей обычной жизнью.

В связи с этим мне стало интересно: а почему промолчало государство? Безусловно, речь не идет о том, чтобы официальные лица присоединились к своим согражданам на этом мосту или встали бы плечом к плечу у посольств, да в конце концов, просто вышли бы на улицу в назначенный час и постояли у дверей своих значимых государственных контор. Очевидно, что для российских властей предержащих такая демократия за гранью возможного. Да что там, для них это был бы просто высший демократический пилотаж ― помянуть оппозиционного политика. И грех было бы заставлять их прыгать выше своей головы. Но ведь есть много других способов проявить солидарность с гражданами своей страны. Показать, что государству не чужды их переживания, их горе.

Почему мы не увидели отчетов, или снимков, или репортажей о зажженных в память об ушедшем не самом последнем гражданине страны свечах в зданиях Правительства, Государственной Думы, в посольствах России в разных странах, в других государственных учреждениях? Почему мы не услышали добрых слов в память о Борисе Немцове ни от одного официального лица государства? Да половина старожилов от власти заседала вместе с ним на протяжении нескольких лет. Почему государство не считает нужным присоединиться к гражданам страны в день, когда те скорбят и вспоминают человека, много лет отдавшего служению ей?

Ведь если вдуматься, то «скрепы» не страдают, а напротив, соблюдаются: сороковой день ― святой для каждого православного христианина. Страна ни на день не забыла о потере. На моей памяти мало кого так настойчиво и долго не отпускали. Так упорно и искренне вспоминали каждый день на протяжении этих четырех декад. Самое время приблизиться к народу. Показать свое с ним единомыслие. Глядишь, может хоть чуть-чуть облегчили бы душу.

Я отдаю себе отчет в том, что задаю риторические вопросы и высказываю несбыточные предположения. На самом деле официальным лицам, скорее всего, было бы жутковато оказаться на том мосту, среди своих сограждан. Потому что тогда им пришлось бы отвечать совсем не на риторические, а на очень даже конкретные вопросы. Включая самые главные: кто и за что? Что происходит со следствием? Как получилось, что больше чем за месяц не было раскрыто полностью убийство человека и политика всероссийского масштаба, совершенное в самой охраняемой точке страны? Как получилось, что пока все эти дни страна продолжала вспоминать и задаваться вопросами, государство трусливо отмалчивалось?

А последним я бы хотела задать следующий вопрос: если государство так относится к памяти столь заметного гражданина своей страны, то как же тогда оно относится к нам, обычным, ничем не примечательным людям? Кем для государства являются простые граждане? Государство вообще в курсе нашего существования? Если ответ «да», то почему оно не с нами, когда нам так больно?

util