Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

«А поутру они проснулись»

21 August 2015, 15:08

«А поутру они проснулись»

Статистика Постов 137
Перейти в профиль

«Как часто тот, кто признан
За авторитет во всем,
На маскараде жизни
Лишь маской одной спасен!»
(из оперетты Иоганна Штрауса «Летучая мышь»)





После долгого отсутствия мне наконец-то довелось побывать на своей родине, в своей, что бы кто ни говорил, стране. Как я ни старалась, не удалось мне разглядеть картину радости и добра в жизни нашей страны, не смоглось «не видеть мелкого в зеркальном отражении». Более того, к моему глубочайшему сожалению, все упреки в отношении меня, эмигрантки, рассуждающей о том, чего якобы не знаю и не вижу воочию, оказались несостоятельными. Точнее не так, по сути эти упреки вполне правомерны, вот только несколько в ином смысле. Я действительно не вижу всей глубины катастрофы. Мне заметны только отблески. Я и впрямь не слышу ее оглушительного грохота. До меня докатываются только его раскаты.

То, о чем я писала весной: о патриотическом блеске в глазах, о беззаветной любви и преданности вождю и его идеям, о безоговорочном согласии со всеми его действиями, о безудержной вере в льющуюся отовсюду пропаганду, — все это кануло в Лету. Этим летом. Погода ли виновата, сошедший на нет припадок эйфории от 70-летия Победы, целенаправленно нагнетавшийся, или все же время пришло — не знаю. Ответа на этот вопрос у меня нет.

Но ощущение окончившегося маскарада от пребывания на родине у меня осталось. Георгиевские ленточки пообтрепались. Плакаты со счастливыми лицами дедов выгорели и порвались. Блеск в глазах сменился тревогой или апатией. На моих глазах произошло чудо: пожилая свекровь, еще недавно твердо защищавшая своего президента и его политику, горько вздохнув, сказала, что телевизор она больше не смотрит: «Там боль и вранье». Конечно, моя свекровь не показатель. Как не показатель отец, со злой иронией бросивший, будто про заигравшегося ребенка: «Наш-то все ныряет и все находит!», говоря о новости про очередной подводно-археологический подвиг вождя, а после паузы добавив безнадежно: «А людям жрать не на что!»

Мне показалось, что очень сильно разнится нынче жизнь предполагаемая с жизнью располагаемой. Даже пресловутый вопрос «Если не он, то кто?» задается теперь с оттенком тусклого безразличия. Куда-то делись задор и пламя. Такое ощущение, что из России выбили дух. Конечно, и Москва не показатель ситуации во всей стране, но что-то мне подсказывает, что за ее пределами дело обстоит еще печальнее.

По телевизору в новостях бодро рапортуют о небывалой ситуации на рынке вакансий: впервые в истории предложения превысили спрос! На целых 300 тысяч вакансий, если я не ошибаюсь. Казалось бы, радоваться надо. Вот только всю неделю я провела в скорбных беседах с людьми, стонущими от безработицы. Человек, проработавший 20 лет в банке, вместо хотя бы копеечного вознаграждения за выслугу лет получает сокращение зарплаты, да и то выдаваемой через раз. Другой банк закрывают. Вообще, с банками, как выясняется, просто катастрофа какая-то — 1998 год образца XXI века. Люди, за несколько месяцев до этого бывшие вполне довольными жизнью и ситуацией в стране, теперь тревожно заглядывают почему-то мне в глаза, будто у меня, как у человека извне, есть ответы на вопросы, и спрашивают: «Ходят слухи, что в сентябре курс будет 125, что скажешь?»

Ежедневно и даже ежечасно в новостных программах сообщают об ужесточении мер по борьбе с пьянством на дорогах, увеличении штрафов и других наказаний, а я слушаю рассказы о том, что цена взятки за превышение промилле теперь начинается от ста тысяч рублей. «В два раза, представляешь?! Раньше полтинник брали!» И это не единичный рассказ подвыпившего друга. Такую информацию я выслушала несколько раз от совершенно не связанных друг с другом людей. Все без исключения откровенно расстроены этим фактом. Но, к моей радости, не тем, что сумма увеличилась, а тем, что взятки до сих пор возможны.

Блеску в глазах не способствуют и навязчивые военные сводки с Донбасса, которыми начинаются абсолютно все выпуски новостей. Я наблюдала за этим на протяжении недели — эта информация практически всегда шла первой. Для якобы невоюющей страны это довольно странно. Естественно, в них сообщается, что в продолжающихся тяжелейших артобстрелах донбасских поселений виноваты исключительно и безапелляционно ВС Украины. Раз за разом, раз за разом муссируется одна и та же мысль о ежедневном грубейшем нарушении Украиной минских соглашений. И слезы мирного населения, чьи дома были разрушены попавшими в них снарядами украинских пушек. Откуда уж здесь взяться радости и задору, когда каждый час у тебя перед глазами зарево пожаров, грохот разрывающихся снарядов и рыдающие лица пострадавших? Изо дня в день, из часа в час.

Я уж не говорю о том, насколько вообще странно было слышать отовсюду льющуюся информацию об украинских гражданах, украинском кризисе, положении дел в Украине. О первых строках. А как насчет нас? Не совсем понятно, мы-то чьи граждане? У нас все хорошо, что ли? Поэтому мы так печемся о гражданах соседней страны? Складывается впечатление, что одним ударом двух зайцев хотят уложить: показать жизнь в сравнении и заодно виновника застолбить.

Сказать откровенно, особого желания вести словесные политические баталии я тоже не заметила. Или надоело, или... Как выясняется, даже ярые представители 86% не оправдали моих ожиданий и не аплодировали стоя прилюдному процессу уничтожения продуктов. У всех в глазах я разглядела ужас и растерянность: «Ведь так не бывает?! Это же еда!» Мало кого обманули уверения в непригодности того или иного продукта. А уж мотивация «нам эти продукты везут» вообще вызывает смех: «По своему хотению, что ли, везут? Сами по себе?»

Вообще, пресловутые 86% на деле все больше и больше оказываются пшиком — злость на происходящее давно уже и у них. Бравурность исчезла. Есть такая традиция: в полночь на маскараде принято снимать маски. Так вот, на мой взгляд, маскарад закончился, господа. Маски долой.

util