Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

Интервью с папой

11 Сентября 2015, 15:53

Интервью с папой

Статистика Постов 148
Перейти в профиль

<anons>Однажды вступив на стезю борьбы за объективность, я подумала, что стоит продолжить это увлекательное путешествие. Следующей вехой на этом сложном и тернистом пути стал мой разговор с папой. Нет, конечно, мы с папой все время разговариваем, но вот уже около полутора лет, с момента аннексии Крыма, мы совершенно перестали затрагивать темы, имеющие хоть малейшее отношение к политике.</anons> Тогда мне отец безапелляционно заявил, что «Крым наш» и точка, и на этом мы дальнейшие обсуждения закрыли во избежание ненужного никому раскола в семье. Думалось — себе дороже.

И вот недавно решилась я прервать этот заговор молчания и устроить отцу допрос с пристрастием, для придания пущей важности и дабы притупить отцовскую бдительность, обозвав это дело интервью. Сказать, что я боялась этого разговора, — ничего не сказать. Я готовилась к беседе, как хороший полководец готовится к решающему сражению. Я давала себе зарок не реагировать на провокации. Не затевать мелкие споры. Не напирать, не осуждать и не провоцировать самой. В общем и целом вести себя, как положено образцовой дочери или доброму следователю. Вопрос — ответ. Вопрос — ответ. Сказать, что результат превзошел все мои ожидания, — ничего не сказать. Более того, в какой-то степени он меня даже разочаровал. Но обо всем по порядку.

Папа тоже подошел к этому мероприятию со всей серьезностью, как и положено бывалому бойцу советской закалки: миролюбиво, но строго и ответственно. На вопросы отвечал с чувством, толком, расстановкой: бойко, но непременно после нескольких секунд размышления. Приведу несколько выдержек из нашей беседы.

Вопрос: Ты считаешь себя граждански активным человеком?

Ответ: А как же! Я еще не живой труп.

Вопрос: А твои друзья-ровесники граждански активные люди?

Ответ: Несомненно.

Вопрос: Ты интересуешься положением дел в стране, ее репутацией в мире?

Ответ: Конечно, иначе и быть не может! Это моя страна.

Вопрос: А твои друзья-ровесники?

Ответ: Все мои друзья очень горячо переживают за страну. Мы много и часто спорим о текущей ситуации.

Вопрос (не совсем корректный, но, тем не менее, в России его зачастую ставят именно так): Кто виноват в ситуации на Украине?

Ответ: Мне кажется, что это стечение обстоятельств. Началось все, конечно же, с Крыма. Но я не могу сказать, что полностью виноват кто-то один. Я считаю, что в нынешней ситуации виноваты обе страны: и Россия, и Украина.

Вопрос: Полтора года назад ты говорил, что Крым — наш. Сейчас, на твой взгляд, Крым — наш?

Ответ: Без сомнения. В этом вопросе второго мнения быть не может.

Вопрос: Правомерен ли тот способ, которым был взят Крым?

Ответ: На тот момент это было единственно правильное решение. Ни военным путем, ни каким-то тайным способом это сделать было нельзя.

Вопрос: Политическим способом? Путем переговоров?

Ответ: Действующая на тот момент власть на Украине не позволила бы таким переговорам состояться. Да хотя бы сейчас посмотреть: вон мы как политически решаем сегодняшнюю проблему Донбасса! Никак не получается политически.

Вопрос: А зачем Крым вообще было возвращать?

Ответ: А как же? Крым — посконно русская земля. У России были возможности забрать Крым мирным путем, но она их, к сожалению, просрала. Ельцин спокойно мог вернуть его без шума и пыли. А Никиту, к примеру, я бы вообще четвертовал.

Вопрос: Ты хотел бы назад в СССР?

Ответ: Да боже упаси! Даже если я далеко не всем доволен сегодня, я все же пока нахожусь в здравом уме.

Я не стану утомлять всеми подробностями беседы на тему Украины, скажу только, что адекватность и логичность рассуждений отца, даже если мы не совпадали по некоторым пунктам, меня приятно поразила. То, что он отвечал своими мыслями, а не штампованными парафразами теленовостей, на мой взгляд, уже вносит яркие оптимистичные краски в привычно унылую общую картину. Например, относительно участия российской армии в боевых действиях на юго-востоке Украины он высказался следующим образом: «Регулярной армии там, конечно, нет, а добровольцев из числа российских военных за зарплату полным-полно. Законно это или нет — это уже другой вопрос. Наверняка об этом можно говорить только после проведения открытого расследования».

Насчет Америки, да и вообще «заграницы» папа, конечно же, склонен рассуждать близко к подаваемому пропагандой тексту, с большей вероятностью признавая серьезное вмешательство США в дела как Украины, так и Европы. Но все же он вполне согласен, что эта информация может являться однобокой и ангажированной, так как взята из единственного возможного источника — российских СМИ, о пропагандистской сущности которых он не питает никаких иллюзий. Отец уже давно перестал смотреть различные аналитические программы и ток-шоу. Киселевы-соловьевы-прокопенки и иже с ними вызывают у него здоровую брезгливость. Мы вместе с ним посмеялись над переданной недавно по Рен-ТВ «Военной тайной»: якобы наряду с украинскими бойцами в украинской армии воюют боевые гуси, мыши и свиньи.

Такое отношение не могло меня не порадовать. Как я и сказала, он меня даже «разочаровал». Я-то ожидала горячего ура-патриотизма, бития себя кулаком в грудь и прочих скрепонаправленных прелестей, вот уже полтора года вбиваемых в головы наших родителей телепропагандой. Можно сказать, канву будущей статейки уже выстроила. А тут такое разочарование.

Но самое интересное ждало меня впереди. Оказалось, что отец и многие его товарищи из числа ровесников давно и прочно готовы к новому лидеру в стране. Никто из них не бьет себя кулаком в грудь и не орет: «Путин наше все!». Хотя второй строкой все равно идет знакомый рефрен: если не он, то кто? Не Жирик же или Зюганов? Или этот олух Прохоров? Поэтому на вопрос: «Если бы выборы в президенты были сейчас, ты за кого бы голосовал?» отец ответил: «За Путина». Из двух зол выбирают знакомое.

И тут же крамолы подпустил в нашу беседу, чем страшно меня повеселил и порадовал: «Ведь, гады, что сделали — убрали строку ’’Против всех’’. Если бы она была, я бы непременно выбрал бы ее и хотя бы таким образом высказал свой протест. И друзья мои сделали бы то же самое». Протест, Карл! Мой 68-летний отец готов протестовать!

И что самое любопытное: эти люди, 65-75-летние — это ведь огромный и очень важный сегмент электората. Во-первых, они организованные и дисциплинированные. Отец так и сказал: «Голосовать пойду при любом раскладе! Голосовать надо — это мое право и мой долг!» Правильно, как в СССР — строем. Явка — 96%. У них, у людей этой возрастной группы, именно такое отношение к выборам — по-коммунистически ответственное и серьезное.

Во-вторых — их много. И они, как я с удивлением выяснила, напряженно всматриваются в расстановку сил на политической арене страны в молчаливом ожидании новых игроков. Только дайте. «Мы очень хотим, чтобы у нас была здоровая оппозиция. Так ведь нет никого. Где хоть одна партия с вменяемыми задачами, с адекватными и известными людям лидерами? Где хотя бы один человек, которому я бы захотел поверить и отдать свой голос? Никого же нет. Да я бы даже за Навального пошел бы голосовать, хотя до сих пор не понимаю, за что он там конкретно выступает. Но все ж таки он свежая кровь. Только б ему дали возможность начать работать — а то сплошная мышиная возня. То его судят, то он под домашним арестом, то под настоящим, то сажают его брата, то ему дают избираться, то не дают! Затыкают ведь любую попытку кого бы то ни было выступить ’’против’’. А эти, нынешние, уже оскомину набили».

Этот мой разговор с ним очередной раз заставил меня усомниться в существовании пресловутых 86%. Как сказал отец: «Я ума не приложу, кого опрашивает ’’Левада-центр’’ или какой-то другой социологический институт. На самом деле расклад сил если не противоположный, то уж точно не с таким разбросом». Я специально попросила отца мысленно взять 10 человек из своего ближайшего окружения и подсчитать, сколько из них придерживаются схожего с ним мнения. Их оказалось не в пример больше, чем тех, которых принято причислять к мифическому подавляющему большинству. Может так статься, что оно и впрямь мифическое. Конечно, мнение моего отца — это не статистика. Но это одно из звеньев той самой статистики.

Говоря все это, я не претендую на серьезный научный или социологический эффект. Я всего лишь хочу донести свои сомнения по поводу того, так ли все страшно и безнадежно в реальности. Уж точно не так, как нам пытаются рассказать посредством псевдоопросов и псевдорейтингов.

А в качестве лирического заключения хотела бы сказать: я поймала от нашей более чем часовой беседы просто нечеловеческий кайф. Папа, я горжусь тобой. Ты умница. Мне стыдно, что я не решалась это сделать раньше и что не верила в твой разум и способность самостоятельно мыслить. Люди, мой отец — не зомби! Прям от души отлегло. Существует большая вероятность, что и ваши отцы тоже. Поговорите с родителями. Устройте им «интервью». Не пожалеете.

util