Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

Позавчера

4 Ноября 2015, 11:48

Позавчера

Статистика Постов 146
Перейти в профиль

<anons>Прочитала недавно в одном интервью грустную мысль о том, что когда ни приедешь в Россию, там всегда вчера, а нынче она вообще старательно стремится вернуться в позавчера, потому что там комфортнее, надежнее.</anons> Я опять рискую вызвать гнев особо рьяных патриотов, потому что сказанное может прозвучать высокомерно, русофобски и слишком по-эмигрантски. Вы уж простите, патриоты, но в данном вопросе я действительно куда авторитетнее вас. Потому что российское «вчера» сильнее всего бросается в глаза именно в сравнении.

Я бы не хотела здесь много говорить о технологиях, науке, машиностроении и других показателях прогресса. Несмотря на некоторые оптимистичные данные насчет российских технических и технологических успехов по части, скажем, космических достижений, тяжелого машиностроения, строительных технологий и, конечно, оружия, лично мне все равно кажется, что мы на десятилетия отстаем от мирового прогресса. Самой высокотехнологичной вещью, произведенной в нашей стране, которую мне довелось видеть и которой я пользуюсь почти всю свою жизнь, была и остается чугунная форма для лепки пельменей. 28 штук, как с куста. Здесь у меня претензий нет. Вещь. На века. Беда в том, что состояние российских техники и технологий у меня тоже ассоциируется только с этой пельменницей. Как представлю, так вздрогну. Впрочем, я не специалист. Поэтому я даже рассматривать вопрос технического прогресса нашей страны не стану. На мой обывательский взгляд, бесконечно далека она от него.

Что ближе мне, так это этическое, моральное и культурное ее развитие. Не могу понять, почему здесь у нас вечное вчера, стремительно уходящее в позавчера. Или это напрямую зависит от собирательной «чугунной пельменницы»? Каковы приспособления для жизни, такова и сама жизнь? Почему мы не двигаемся дальше, а постоянно возвращаемся назад? Что там, в этом вчера и позавчера, было такого, что нам упорно хочется возродить? Почему постулат «умерло — так умерло» для нас не работает?

И ведь, что любопытно, возрождаются не самые приятные явления и обычаи. Так, желание возродить организацию, некогда называющуюся «пионерия», лично у меня ничего, кроме отторжения, не вызывает. Ведь жили мы и не тужили без нее последние двадцать четыре года. На основании какой такой исторической необходимости, какой идеологии, потребовалось сегодня вновь объединять и подчинять каким-то нелепым правилам детство наших детей? Да я до сих пор без содрогания вспоминать не могу построения, линейки, вечное равнение на знамя и еще на кого-то, постоянные упреки в недостойности «звания пионера». И это учитывая, что я была председателем Совета дружины школы. Клин клином вышибло. При этом в реальности ничего плохого в каких-то добровольных детских объединениях или организациях нет. По интересам, по умениям, по взглядам. Но, памятуя российский опыт и историю, вряд ли удастся трансформировать это совсем не забытое старое в нечто отвечающее требованиям XXI века. Так и останемся там, откуда все началось. И пионЭры станут всем примЭром. И пойдут стройными рядами в светлое будущее, горланя: «Спасибо товарищу Путину за наше счастливое детство!» В завершение темы хочется вспомнить пусть и замусоленную, но все равно гениальную фразу Фаины Георгиевны Раневской: «ПионЭры, идите в жопу!»

А что у нас такое с библиотеками? С библиотекарями? С книгами? С доносами? И в этой области никак не отпускает годами накопленный опыт и самые передовые, наверное, в мире технологии? О, здесь мы точно впереди всемирного прогресса. Здесь мы держим пальму первенства давно, прочно и, судя по всему, надолго. Думаю, даже инструкции доставать не пришлось — свежи еще воспоминания о технологической цепочке. Маленький недооцененный человечек, желание выслужиться, донос, обработка информации в соответствующем ведомстве, группа быстрого реагирования, обыск, выемка запрещенной литературы, неминуемое наказание в виде ареста. Кстати, вот уж где пионЭры пригодятся. Это из них будут печь, как горячие пирожки, павликовморозовых XXI века!

Помню, как-то в разговоре один человек мне сказал, что, например, на Западе, в Германии, в частности, доносы — это вообще норма. Каждый человек там — доносчик. На соседа, на коллегу, на друга. Все может быть. С одним только «но», а «но» в случае с нашей страной почему-то возникает с завидным постоянством. Так вот, так называемые доносы в Германии, как правило, редко заканчиваются тюремным сроком или, прости господи, смертью. Да-да, смертью. Уж кому-кому, а нам это известно лучше всех. А что? Лиха беда начало. С той скоростью, с какой мы скатываемся в позавчера, не удивлюсь возрождению печально известного приговора «десять лет без права переписки», который когда-то означал расстрел.

Впрочем, это не первый донос в нашей стране в наше время. Если не ошибаюсь, сельского учителя Александра Бывшева тоже по доносу коллег судили за стихотворение об Украине. Мороженых гусей бульдозером тоже по доносу давили. Так что здесь все идет по плану. К театрам и режиссерам уже на ближних подступах. К кино тоже. Теперь вот библиотекарши и книги. Подумать только, запрещенная литература! В XXI веке! Что может быть более вчерашним или позавчерашним, чем это?

Нами уже пройдены этапы вынужденной эмиграции, а в некоторых случаях и реальной высылки из страны — вспомнить только условия освобождения Ходорковского. Мы уже живем в эпоху коллективных осуждающих писем. Увольнений по политическим мотивам. Политических заключенных. Бессменного вождя, маленького роста, но с большими амбициями. Что дальше? Того и гляди, либо Сам напишет что-нибудь вроде «Малой земли» или «Целины», либо про него напишут. Песни уже слагают. Портреты таскают. Правда, здесь все же прогресс налицо. Наряду с транспарантами и обязательными интерьерными изображениями теперь лицо вождя носят в виде рисунков на одежде. В историческом вчера или позавчера за такое могли и к стенке.

Поставляя авиационные двигатели или титан для их производства, мы, тем не менее, летаем на вчерашних самолетах. Пользуемся вчерашней, скопированной у других, техникой. Применяем вчерашние, в большинстве своем тоже чужие, технологии. Живем вчерашней жизнью. По-вчерашнему относимся друг к другу. К власти. К стране. И, что самое печальное, большинство из нас всем этим несказанно довольно. А многие даже гордятся. Мы не хотим в завтра. Технологии требуют лишних умственных затрат, а нам даже при наличии ума просто лень его применять. Зачем? Ведь при необходимости можно 28 пельменей одной чугунной пельменницей лепить, купленной тоже вчера, или даже позавчера, за 2 рубля 90 копеек. Всю жизнь.

util