Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

В мире бездуховного чистогана: Образование

5 Марта 2016, 22:42

В мире бездуховного чистогана: Образование

Статистика Постов 146
Перейти в профиль

<anons>Двенадцать лет назад, собирая своего пятилетнего сына в первый класс английской школы и натягивая на него синие форменные колготки под серые форменные же шортики, я не подозревала, какой это чудовищный mauvais ton по части английского воспитания.</anons> Ибо вот уже несколько веков британская образовательно-воспитательная машина с неотвратимостью и монотонностью контролера ОТК, шлепающего штамп «Государственный знак качества» на проверенный товар, растит аскетов, вынужденных выживать в одних из самых противоречивых погодных условий в Европе. Правда, сразу оговорюсь — это единственный признак штампованности выпускаемого «товара». Во всем остальном результат сугубо индивидуальный, штучный, ручной работы. Но об этом немного позже.

Сейчас вернемся ко мне, непуганой русской мамашке, до того взращивавшей свою кровиночку в суровых условиях сначала плотного пеленания, подтыкания, укутывания, потом рейтузиков на колготочки под штанишки на ватине и с подтяжками, тридцати трех кофточек на двенадцать маечек. Почти в любую погоду. Стоило только легкому дуновению ветерка шевельнуть листья стоящего на балконе фикуса. Так вот, той мне и в голову не могло прийти, что, независимо от метеопрогноза, в заморозки ли, под колющим ли острым дождем, гонимым шквальными островными ветрами, под потоком воды, зачастую многодневно изливающимся сверху, в непролазном тумане или в период редкого снегопада мальчики-малыши обязаны ходить в школу в положенных по форме коротких шерстяных шортах и гольфах.

В подавляющем большинстве школ Великобритании существует школьная униформа (у каждой школы — своя), традиционно подразумевающая именно такой стиль одежды для самых маленьких. Колготки позволено носить только девочкам при необходимости, которая далеко не всегда соблюдается. И только когда ученики из малышей превращаются в полноценных детей (примерно в восемь лет), тогда разрешается переходить на обычные длинные брюки. Шершавые, морщинистые, как у слона, все в цыпках коленки сына — вот мое первое впечатление о британской системе образования.

Если не считать еще одного, полученного за некоторое время до этого, в период моего активного поиска школ. Им стали недоуменно-надменные глаза директора одной из них, к которому я, опять же в связи со своим непуганым русским происхождением, ввалилась без назначенной еще до зачатия сына встречи, заявив: а не возьмут ли они мое, несомненно, самое лучшее в мире дитятко к себе на обучение, ибо живем мы совсем рядом, за углом, и уж больно нам всем было бы удобно... Как потом выяснилось, эта была одна из самых снобских школ «на районе», которую в свое время посещал и принц Чарльз. Выпускники этой начальной школы в большинстве своем подготовлены к поступлению в такие знаменитые учебные заведения, как Eton, Harrow, St.Paul, Latymer и Westminster. Конкурс, чтобы в нее попасть, круче, чем когда-то в наш МГИМО. А лист ожидания, в который записываются, еще нося дитятко в утробе, напоминает древний свиток «Алмазной сутры».

Это было лирическое отступление, точнее, вступление к следующей главе начатой мной недавно эпопеи бытовых зарисовок о мире «бездуховного гейропейского чистогана». Как, наверное, уже стало понятно, речь пойдет об образовании.

Я не могу поддержать или опровергнуть недавние слова Германа Грефа о том, что всю модель образования в России, от детских садов до ВУЗов, надо менять. По той простой причине, что уже давно не сталкивалась с реалиями российского образования.

Все, что у меня есть из практических знаний об этой системе, относится к тем временам, когда принято было считать, что советское образование является чуть ли не самым лучшим в мире. Не стану оспаривать и это утверждение, так как существует расхожее доказательство, бытующее среди нас, людей, кхм, как бы это сказать, чтобы себя не обидеть, взрослого поколения: «Посмотрите на нас — мы же выучились как-то! И не хуже, если не лучше, других, между прочим!»

Мы выучились. Это бесспорно. А вот лучше ли других — это, к сожалению, только наше, по традиции единственно верное, но ничем и никем не доказанное, мнение о себе, любимых. Я как раз склонна думать, что выучились мы и стали не хуже других не благодаря системе, а вопреки ей. Но это мое личное мнение. В свое оправдание добавлю: вполне возможно, оно основывается на том неоспоримом факте, что советская система образования зиждилась на трех китах — идеология, идеология и еще раз идеология. Мы изучали литературу с точки зрения страданий рабочего класса и крестьянства. Преподаваемая нам история была по большей части подделкой, направленной на то, чтобы укрепить идеологический миф о вековых гонениях угнетенного пролетариата, в конечном итоге приведших к славной революции и к его, пролетариата, гегемонии. Да что там говорить, даже география — и та изучалась с оглядкой на политическую карту мира, на которой вечно доминировала гигантская розовая клякса, именуемая одной шестой частью суши.

Тем интереснее было мне узнавать другую систему изнутри. Английский глагол to educate (что означает «учить, давать образование») имеет родственные этимологические связи с двумя латинскими терминами: educare (что означает «натаскивать, создавать по образцу и подобию») и educere (что означает «показывать дорогу, вести за собой» или совсем поэтично «извлечь на свет то, что заложено внутри»). После стольких лет наблюдений за системой могу с уверенностью сказать, что английская система претворяет в жизнь понятие «дать образование», опираясь в большей степени на второе его значение, не исключая, впрочем, некоторых аспектов первого. Тогда как, если мне не изменяет память, советская система образования твердо стояла на первом.

Начну с технического устройства системы. В Великобритании действует обязательная система среднего образования для всех без исключения детей в возрасте от пяти до шестнадцати лет, независимо от классов, сословий, происхождения, религии и расовой принадлежности. Образование в Великобритании государственное, бесплатное. В связи с этим ребенку обязаны предоставить место в государственной школе в вашем районе, если, конечно, у вас нет возможности и желания обучать его в частной школе или если вы не желаете, чтобы ваш ребенок обучался на дому. В последнем случае, ребенок обязан будет сдавать тесты согласно обязательной национальной программе в назначаемые государством сроки. Если же ваш ребенок не посещает школу или не находится на должным образом зарегистрированном домашнем обучении, местные власти вправе подвергнуть вас судебному преследованию. Наказанием может стать различная система штрафов вплоть до £2500 либо тюремное заключение сроком до трех месяцев.

В Великобритании существует два основных вида учебных заведений — государственные и частные. Про домашнее обучение я уже упоминала, но, так как оно не самое распространенное, то и останавливаться на нем не стану. По статистике, 93% британских детей обучаются в государственных начальных школах, и только 7% — в частных. А вот по части средних школ эта цифра значительно меняется: количество детей, обучающихся в частных средних школах, возрастает до 18%.

Мне не довелось лично столкнуться с государственной системой. Причем не по причине какого-то нашего супердостатка или семейного снобизма, а скорее по техническим причинам: во-первых, когда мы приехали в Англию, наш пятилетний сын не владел английским языком, а найти государственную школу с языковой поддержкой не так-то просто, учитывая нашу первоначальную неосведомленность в существующей системе. Во-вторых, наш на тот момент неустойчивый иммиграционный статус не позволял нам воспользоваться всеми прелестями бесплатного образования. Возвращаясь же к системе, стоит отметить, что не каждый британец до конца разбирается во всех ее хитросплетениях. Кто-то из местных даже пошутил, что в Британии больше видов школ, чем во всем остальном мире вместе взятом.

Начнем с того, что здесь нет единого понятия «школа» в том смысле, в котором мы привыкли его воспринимать: как отдали в семь лет, так и забрали в семнадцать. Ибо «школа» здесь — понятие в том числе институциональное, и как институтов их, школ, в Великобритании две. Начальная (primary school), которая включает в себя начальный и подготовительный период, и средняя (secondary school), также разделенная на две части: среднее и высшее среднее образование. В первой обучаются дети от 5 до 11-12 лет (в частных школах конечных порога два: 11+ и 13+), после чего, сдав определенный набор тестов, переходят в среднюю школу, где обучение длится с 11 до 18 лет, с правом закончить его в 16 лет, получив аттестат о среднем образовании (GCSE).

Те дети, которые решают закончить свое образование в 16 лет, дальше могут либо пойти работать, либо продолжить его в специализированных, профессионально ориентированных учебных заведениях (в СССР это были ПТУ и ТУ, не знаю, сохранились ли эти названия в нынешней России). Те же, кто решает его продолжить, чаще всего с намерениями после школы поступать в университет, проходят двухлетний курс обучения, или, чтобы было понятнее, высшего среднего образования, по окончании которого сдают экзамены (A-levels). Результаты этих экзаменов и являются мерилом при поступлении в университеты, так как в Британии специальных вступительных экзаменов в них нет.

Чаще всего две «школы», а точнее, две образовательные институции, начальная и средняя, разделены не только как институты, но и физически. То есть в жизни это два совершенно разных учебных заведения. В тех редких организациях, которые предоставляют сразу два этапа образования в одном месте, на второй, как правило, все равно надо попасть, пройдя довольно серьезный отбор (по крайней мере, в случае с частными школами).

Причем, чтобы поступить в ту или иную частную среднюю школу, ребенку приходится выдерживать целый ряд вступительных экзаменов (Common Entrance Exams), а с учетом возможности подачи заявок сразу в несколько школ, соответственно, по несколько раз. Стресс, скажу я вам, еще тот. В день ребенку приходится сдавать до 5-6 предметов (зависит от школы), сидя за написанием экзаменационных работ по 7 часов.

В государственных школах такой отбор проходит только в так называемые grammar schools (гимназии для одаренных детей) — единственные бесплатные школы, где государством разрешено производить отбор учеников в зависимости от их академических знаний. Иные гимназии в стране могут по качеству обучения поспорить с самыми старинными и известными своей репутацией частными школьными учреждениями. Всего в стране 164 такого рода гимназий, и они по сию пору остаются предметом вожделения британских мамаш и папаш, независимо от размера их банковского счета.

Кстати, говоря о различиях между государственными и частыми школами, я невзначай забыла упомянуть такой немаловажный факт, как цена вопроса. Стоимость обучения в частном учебном заведении может составлять от 11-12 тысяч фунтов стерлингов в год в начальной школе до 18-22 тысяч в средней, а в случае школы-интерната (boarding school) — и все 30 тысяч. С учетом довольно распространенной многодетности британских семейств (минимум два ребенка, максимум зависит от многих причин, но три-четыре ребенка — это средняя английская семья) это очень даже недешевое удовольствие.

Правда, как и в случае с наличием обязательного муниципального жилья в даже очень богатых районах, практически все частные школы предоставляют возможность особо одаренным детям, независимо от их происхождения и финансовых возможностей их семей, обучаться у них на стипендии. Причем способности могут быть совершенно различного характера: к примеру, если ваш ребенок талантливый музыкант или отличный профессиональный спортсмен-юниор, то он может поступить на музыкальную или спортивную стипендию при условии, что выбранной вами школе интересны данные направления. Ибо это означает, что ребенок сможет продвигать имя школы на различных выступлениях, конкурсах и соревнованиях. Однако эта перспектива не вечная, и, чтобы продержаться на стипендии весь учебный цикл, ребенку надо раз за разом подтверждать свои высокие способности, сдавая общепринятые тесты в определенных оценочных рамках. И все же это шанс. В одной из школ, где обучался мой сын, учились три девочки-погодки, одинокая мама которых работала медсестрой в больнице. Девочки были настолько талантливы, что все три обучались на стипендию, а после поступили на стипендию же в одну из самых престижных женских школ Лондона, St. Paul Girls.

Кстати о девочках. Существует еще один тонкий момент в британской системе образования — гендерный. Как известно, испокон веков школы в Великобритании были раздельные. Эта традиция, кстати, сохраняется до сих пор во многих старинных учебных заведениях, таких как Eton, St. Paul Girls, St. Paul Boys, Haberdashers и других. Правда это касается в основном частных школ. Большинство государственных школ являются смешанными. Исключение — опять же grammar schools. Но даже если в той или иной школе действует смешанная система, то, в частных школах девочки всегда переходят на второй, взрослый этап образования в 11 лет, тогда как у мальчиков есть возможность оттянуть этот процесс до 13 лет.

Сказать откровенно, мне не очень хочется погружаться в точные описания всех существующих типов государственных школ, так как это тема для отдельного научного труда, настолько их много и настолько они разнообразны. Отдельно скажу, что в своем безудержном стремлении научить всех и вся всему британцы так запутали всю систему, что, как я и говорила, порой сами не в курсе, какие школы у них существуют и сколько их. Есть специальные школы, где упор делается на какие-то рабочие, прикладные специальности, есть школы с углубленным изучением какой-то одной сферы, искусства, например, или науки. Я уж не говорю о церковно-приходских школах или о школах для детей с особенностями развития.

И все же самые заметные и наиболее востребованные из них — это обычная общеобразовательная школа (comprehensive school) и уже упомянутая мною гимназия для особо одаренных детей (grammar school). Последняя, как я уже и говорила, — единственный тип государственной школы, куда разрешено производить отбор на основании вступительных экзаменов и иных тестов. Во все остальные школы набор в основном производится безо всяких предварительных тестов. На основании, например, территориального признака. Правда, если вы по каким-то причинам хотите, чтобы ваш ребенок ходил в школу в другом районе, либо хотите посещать какой-то определенный тип школы, скорее всего, вам эти причины надо будет пояснить, в некоторых случаях доказать, а то и получить на это разрешение местных властей или представителей департамента образования. После чего ожидать места в желаемой школе в том случае, если желающих попасть в нее больше, чем мест. В некоторые государственные школы конкурс достигает до 20 человек на место.

Я еще коснусь в той или иной степени некоторых неупомянутых разновидностей школ, а пока хотелось бы немного поговорить о школьной программе и методике ее преподавания. Обязательная национальная школьная программа (National Curriculum) поделена на четыре основные стадии, распределенные по возрастным критериям. Каждая стадия включает в себя по нарастающей обучение по следующим предметам: 1) основополагающие — английский язык и литература, математика, науки (поначалу объединенные по типу естествознания, на более продвинутых стадиях разделенные на химию, биологию и физику); 2) базовые предметы — искусство и дизайн, география, история, технологии (уроки труда по-нашему), компьютерные технологии, музыка, физкультура, современные иностранные языки, уроки гражданской сознательности. В дополнение все учебные заведения на всех стадиях обязаны давать в полном объеме основы мировых религий, а в старших классах — основы сексуального воспитания и человеческих отношений.

В общей массе все перечисленные предметы понятны. Что касается основ гражданской сознательности, то это предмет, на котором, помимо государственного устройства Великобритании, изучаются принципы и основы демократического государства и других видов государственных устройств, требования к работе судебно-правовой системы, выборы и другие аспекты существования самых известных мировых государственных образований.

Теперь о религии. Во-первых, по просьбе родителей их дети могут быть освобождены от обязательной сдачи экзаменов по этому предмету. Во-вторых, религия как предмет дается исключительно в познавательном, философском смысле. Сначала детей знакомят со всеми основными религиями мира, с их канонами, законами, традициями, истоками веры и предметами поклонения. В более взрослом возрасте этот предмет разбивается на два течения: собственно философия и этика. Как относиться к эвтаназии? К абортам? Как помогать людям, чья религия запрещает вмешательство в их организмы извне, и нужно ли это делать?

То есть данный предмет не рассматривает какую-то одну религию, а помогает детям увидеть мир и его устройство через призму различных вероисповеданий, рассматривает религию как отражение духовного мира человека. Безусловно, есть и специализированные церковные школы, где учатся дети из серьезно верующих семей. Там изучается одна избранная религия. К тому же стоит учесть, что действующая в Англии, например, англиканская церковь куда более свободна как в отношении всяких обрядов и традиций, так и в претворении их в жизнь. Проведение обычных школьных концертов, не связанных с церковными песнопениями, в здании англиканской церкви — вполне традиционное явление. Родители сидят там, где обычно сидят молящиеся, а детки, среди которых маленькие индусы, китайцы, англичане, русские, арабы, евреи, дают представления, иногда развеселые, а то и крамольные, практически на алтаре. И никого это не шокирует. Никто не пишет подметные письма в департамент образования.

Коротко хочу коснуться самих учителей. В государственных школах весь преподавательский состав должен иметь специальный сертификат о наличии необходимых педагогических навыков. В частных школах, особенно в средних, зачастую можно встретить учителей-непедагогов, но зато имеющих научные степени в той или иной преподаваемой ими области.

В большинстве школ страны учеников разделяют по их способностям: либо группируя по предметам, независимо от класса, либо формируя целые классы учеников с приблизительно схожими способностями. Правда, законодательно не существует обязательного требования разделять учеников по их способностям. Государственные школы сами вправе решать, разбивать ли своих учеников на группы и каким образом это делать. Частные школы чаще всего идут по первому варианту. При этом данное разделение вовсе не означает, что тем детям, у которых способности немного ниже, достанется меньше знаний. Государственные экзамены у детей все равно принимают независимые эксперты, которые совершенно не в курсе, в какой из групп был тот или иной ребенок. Это означает, что те дети, которые воспринимают информацию медленнее и труднее, получают новые знания только тогда, когда преподаватель убедится, что ребенок усвоил материал, полностью исчерпав свои возможности. Система разделения по способностям — предмет извечных споров на всех уровнях: от учителей о родителей, от министров до членов парламента.

Теперь что касается самого процесса, точнее, объема знаний и методов их преподавания. Как я упоминала выше, на мой взгляд, в Великобритании больше учат учиться, чем дают обязательный набор знаний. Нет, конечно же, обязательный набор знаний существует и здесь. Но в ходе его изучения большое внимание уделяется именно процессу восприятия информации, вырабатывается некий алгоритм работы со знаниями, прививается самостоятельность принятия решений. Здесь информативная часть знаний дается в таком формате, что, помимо некоего точного ответа, к примеру, о каком-то историческом факте, необходимо также дать свою оценку как самого факта, так и способа, которым он был разрешен. То есть с младых ногтей учат иметь свое мнение, уметь оценивать выданную информацию с точки зрения отдельно взятого индивидуума. Вопрос «дайте свою оценку происходящему и обоснуйте свою точку зрения» на различных контрольных и экзаменах является ключевым. Когда ребенку удается логично доказать свое мнение, даже если оно в корне расходится с общепринятым, ответ засчитывается как верный.

Стоит также отметить, что британские дети — самые тестируемые дети во всех развитых странах. И это научно доказанный факт. Каждый среднестатистический ученик английской школы за весь учебный цикл — то есть с первого по одиннадцатый класс (5-16 лет) — сдает примерно 70 различных видов тестов (под этим подразумеваются экзамены, контрольные, курсовые). 70 тестов по каждому предмету, которых в среднем 10-12, за весь учебный курс. То есть 6-7 тестов — от контрольных до экзаменов — по каждому предмету ежегодно. С учетом того, что учебный год в Англии длится в среднем 8-10 месяцев чистого учебного времени (в зависимости от типа школы), то ученикам, особенно старших классов, приходится сдавать различные тесты примерно раз в месяц по каждому предмету. И в эту цифру не входят выпускные экзамены в 16 лет (GCSE), а также тесты в следующие за этим два года обучения (A-levels).

Последние два комплекта экзаменов (GCSE и A-levels) смело можно считать самыми важными вехами в жизни британского школьника. Оба являются государственными экзаменами, принимаются и оцениваются независимыми экспертами. Они же и готовят комплекты экзаменационных работ, которые выглядят как научные трактаты, в виде вопросов-ответов, где для ответов оставлено свободное место (никакими посторонними листами пользоваться нельзя). Сами экзамены протекают как хорошо спланированная военная кампания: даже расстояние между столами, за которыми сидят экзаменующиеся, измеряются линейкой. Педагоги школы к детям не допускаются. За прохождением экзаменов следят приглашенные независимые наблюдатели. Готовые работы запечатываются семью печатями и отсылаются в соответствующий экспертный орган, ответственный за проведение того или иного экзамена. Результаты оглашаются повсеместно в один день и час. Иногда этот процесс напоминает голливудский экшен, особенно для A-levels, ибо многим ученикам надо успеть переслать результаты в выбранные ими университеты, чтобы застолбить местечко. А так как количество университетов может быть четыре-пять, то иной раз славная заварушка выходит.

Первый комплект экзаменов (GCSE) самый объемный, так как он официально завершает положенный по закону курс обучения. Количество предметов, которые приходится сдавать, варьируется от 10 до 12. Из них 6 обязательных: английский и литература, математика, наука: химия, биология, физика, и один из современных иностранных языков. И около 4-6 выбираемых заранее предметов из изучаемых за все школьное время.

Оцениваются знания по пятиуровневой шкале от E (худшее) до А (лучшее). В старших классах появляется еще один уровень A*, он-то и считается наивысшим. По нему, как правило, ведется статистика и рассчитывается квалификация той или иной школы (по количеству учеников, получивших высший балл по результатам GCSE и A-levels). Помимо этого, в оценках внутри учебного года также присутствуют еще две шкалы баллов: одна, от 1 до 5 (худшая), оценивающая степень участия и заинтересованности ученика во время урока, и вторая, также от 1 до 5 (худшая), оценивающая умение ученика работать самостоятельно. Кстати, во многих школах большое внимание уделяется тому, чтобы, начиная с определенного возраста, дети работали над своими домашними заданиями без помощи родителей. Иначе, по утверждениям учителей, им будет непонятно, насколько ученик усвоил данные ему знания.

Теперь что касается объема. В британских школах дают основы знаний, базу, которая пригодится при любом выбранном жизненном пути. Более углубленные знания зависят уже от выбора профессии. Очень многие выпускники российских школ подсмеиваются над своими британскими сверстниками, которые как будто знают меньше, особенно по математике и научным предметам — физике, биологии, химии. Помню, как одна моя приятельница хмыкнула разочарованно, когда выяснилось, что в 15 лет мой сын слыхом не слыхивал, что такое то ли интеграл, то ли котангенс — не суть, тогда как ее сын, ровесник моего, в российской школе их уже как орехи щелкал.

Дело в том, что необходимость углубленного изучения тех же интегралов или тригонометрических функций здесь полностью зависит от выбора будущей профессии. Лично мне, например, ни разу в жизни, после окончания школы, эти знания не пригодились. Точнее, не так: знания пригодились в институте, по специальности, выбранной не мной, а моими родителями, но после того прочно, фундаментально забылись. Не припомню ни одного жизненного обстоятельства, при котором мне понадобилось вычислить косинус или интеграл. Вот и практичные британцы полагают, что нечего перегружать детей лишними знаниями, которые в итоге могут не пригодиться.

То есть до 16 лет ребенку прививают интерес и дают базовые знания, а развивать ли их дальше — зависит как от необходимости и желания самого ребенка, так и от успешности полученных им навыков к обучению. К примеру, взять английский язык и литературу. Грамотности за одиннадцать лет обучения (с пяти до шестнадцати) можно научить и кролика. Что касается литературы, то в процессе обучения на основании нескольких избранных столпов мировой классики и, конечно, нашего всего, Шекспира, изучаются практически все существующие литературные жанры. По одному произведению каждого вида, которые разбираются практически на молекулы, в ходе чего детей учат как понимать тот или иной жанр, как докапываться до смысла, как различать многообразие литературных приемов. Не забывая в процессе вытаскивать на свет личное мнение того или иного ребенка. Неправильных ответов не бывает — бывают плохо обоснованные.

Причем хочу отметить, что уровень литературы очень и очень высок. И практически не зависит от возраста. В 8-9 лет дети изучали «Сон в летнюю ночь» и «Веницианского купца» Шекспира (на языке оригинала, в том смысле, что не на адаптированном современном, а на старинном английском), в 10-11 лет сын проходил «Убить пересмешника» Харпер Ли, а перед выпуском из начальной школы «Повелителя мух» Уильяма Голдинга. В средней школе, до сдачи экзаменов на аттестат о полном среднем образовании (GCSE), то есть в 15-16 лет изучал пьесу Пристли «Инспектор пришел», «Макбета» Шекспира и «Трагическую историю жизни и смерти доктора Фауста» Кристофера Марло. Детей учат понимать сложные произведения, а вся остальная литература дается им списком для рекомендованного внеклассного чтения. Исполнение этого списка проверяется исключительно уровнем владения языком во время сдачи обязательной программы.

Считается, что, получив аттестат о среднем образовании (GCSE), ученик обязательную государственную программу выполнил. Дальнейшие предметы для изучения отбираются только по желанию и необходимости. В два последних, предуниверситетских школьных года остаются только три-четыре предмета, необходимых для будущей профессии, либо, если выбор еще не сделан, какие-то общепринятые предметы, которые могут с натяжкой подойти к большинству профессий (например, английский, иностранный язык, компьютерные технологии и математика). Мой сын собирается поступать на медицинский факультет и поэтому изучает расширенную, усложненную версию химии, биологии и математики, взяв в качестве гуманитарного предмета религию.

И под конец — еще об одном очень важном аспекте отношения к образованию в Великобритании. Он касается детей с отклонениями в развитии или детей, которые требуют к себе повышенного внимания специалистов (дислексия, например, позднее развитие речи и другие неклинические случаи всякого рода поведенческих отклонений). Я не имею в виду сейчас специальные школы для детей с тяжелыми формами различных отклонений.

По закону после прохождения необходимых процедур и комиссий родители вправе рассчитывать на то, что школы будут уделять повышенное внимание в таким детям, а в некоторых случаях им будут предоставлены специально обученные ассистенты, для них будет разработана специальная программа. Такие дети получат тот же уровень знаний, но по программе, которая больше подходит к их способностям. В принципе, это относится ко всем школам без исключения, но, разумеется, в некоторых школах такие программы более квалифицированные, а некоторые школы не всегда могут себе позволить нанимать дополнительных специалистов. Это совершенно не означает, что ваш ребенок останется без специального подхода, просто вам, скорее всего, придется возить его в школу в другой район. В частных школах такие услуги предоставят всегда, но, конечно, за отдельную плату.

Вообще, если касаться темы сравнения частного и государственного обучения, то в этом смысле здесь как везде в мире: бесплатный сыр только в мышеловке. В государственных школах и классы больше, порой в разы, соответственно, внимания уделяется меньше, уровень предоставляемых дополнительных занятий по интересам слабее. Тем не менее, как и везде, в Великобритании есть и прекрасные государственные школы (я имею в виду не только пресловутые гимназии, grammar schools), и не очень качественные платные. В конечном итоге все зависит от вас, вашего ребенка и ваших вместе с ним планов, намерений и способностей.

При этом образование в Великобритании — одна из самых обсуждаемых, самых важных, самых насущных тем, которая может послужить причиной вовсе даже нешуточных баталий как в Парламенте, так и на улицах. Еще свежи воспоминания о повсеместной забастовке учителей 2013 года, которые выступали не только с традиционно забастовочными финансовыми требованиями, но и против предлагаемых правительством изменений в системе, включая схему тестирования учеников и квалификацию самих учителей.

А соревнования двух систем — платной и бесплатной — это практически национальная игра. Вот и в этот раз с разницей в несколько месяцев вышли две совершенно взаимоисключающие статьи. В одной из них, опубликованной в The Telegraph, говорится, что вот уже четвертый год подряд ученики государственных школ дают лучшие результаты на ключевых экзаменах GCSE и A-levels, чем ученики частных школ. В другой, опубликованной там же, говорится, что к шестнадцати годам ученики частных школ опережают своих сверстников из государственных школ на целых два года. Вот и верь после этого прессе.

util