Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

В мире бездуховного чистогана: здравоохранение

23 Марта 2016, 18:09

В мире бездуховного чистогана: здравоохранение

Статистика Постов 145
Перейти в профиль
NHS (Национальная система здравоохранения Великобритании) — это организация, которой здоровьем, а иногда и жизнью обязаны не только граждане самой Великобритании, но также граждане Европы, в особенности ее восточной постсоциалистической части, граждане слаборазвитых стран Востока, Азии и Африки, ну и так, по мелочи, любые заезжие больные (правда, здесь уже накладываются некоторые ограничения). Иными словами, добрая четверть мира, если рассматривать географический критерий. Бесплатно или за малые деньги, что немаловажно.

Как говорит моя подруга Карина Солловэй, владелица частной медицинской компании AngloMedical, проработавшая внутри системы пятнадцать лет, «Великобритания — одна из очень немногих стран, где не только не страшно жить, но также не страшно помирать: не дадут».

Правда, она же добавляет, что в случае вялотекущего заболевания не исключено, что сначала загонят в гроб. Но зато потом сами же из него и вытащат. И то, и другое совершенно верно. И то, и другое как нельзя лучше описывает Национальную систему здравоохранения Великобритании (NHS). И то, и другое — две стороны сложнокомпонентной медали под названием «жизнь в стране, в которой принципы человеколюбия иной раз сильно превышают принципы здравомыслия». Британская NHS — ярчайший тому пример.

Так что попрошу не удивляться, уважаемые читатели, если мой взгляд на британскую систему здравоохранения будет временами напоминать детскую игрушку йо-йо. Я изо всех сил постараюсь описать действие и устройство системы, по крайней мере, самых важных ее аспектов, беспристрастно и без серьезного оценочного вмешательства со стороны своего опыта взаимодействия с ней.

Но обо всем по порядку. Как я уже и говорила, здравоохранение в Великобритании бесплатное. Вообще, я тут недавно с ужасом вспоминала, как в советские времена, науськивая граждан великой и могучей сэсэсэрщины на проклятых капиталистов, нам внушали, что там, в мире бездуховного чистогана, если у тебя нет денег, то, заболев, ты непременно помрешь на обочине. Нынче мне хочется сказать только одно: вот бы нам бы в той великой и могучей, да и сейчас на большей части территории правопреемницы, такие обочины — цены бы нашей стране не было. Впрочем, это я так, в качестве лирического отступления.

Вернемся к NHS. Финансируется система из обязательных налоговых отчислений граждан, которые взимаются независимо от того, пользуетесь ли вы ей или предпочитаете частную страховку. Врачи здесь рассматривают не пациента, а болезнь. То есть к человеку относятся как к комплексу симптомов, которые а) сначала надо диагностировать и б) попытаться вылечить. В этом самое главное отличие местной системы. Сказать честно, до сих пор не уверена, хорошо это или плохо, так как привыкла все же к нашей российской системе налаживания непременного личного контакта с доктором (коньячок), медсестрой (шоколадка), нянечкой (чирик), санитаркой (пятерка), короче, со всем, что шевелится в медицинском учреждении.

Система устроена следующим образом. Базовое звено — участковый терапевт (GP — General Practitioner). В идеале, через него и только через него происходит доступ ко всем остальным ступеням и областям медицины, как государственной, так и частной. Поликлиник в российском понимании этого слова здесь нет. Есть приемные кабинеты участкового врача (зачастую нескольких в одном месте), где, строжайше по записи, вас примут, оценят ваше состояние и либо пропишут лекарство в случае понятного и несложного диагноза, либо отправят дальше по цепочке, в больницу: анализы, визит к специалисту и так далее. Все без исключения медицинские процедуры, от консультаций у специалистов до сдачи анализов, производятся на территории больниц или приравненных к ним заведений. Кстати, возможно, поэтому больницы здесь больше напоминают город в городе: огромные комплексы сооружений, в которых расположены лаборатории, операционные, отделения по медицинским специальностям, кабинеты специалистов, палаты и так далее.

Как я уже сказала, чаще всего доступ ко всем прелестям системы здравоохранения в Великобритании происходит через участкового. На прием можно записаться как в тот же день (если сказать, что срочно), так и через неделю — как правило, все участковые перегружены, и иногда, даже записавшись, можно просидеть в ожидании целый час. Единственный способ обойти это звено, попав напрямую в святая святых, то есть в больницу-город, — это через отделение скорой помощи. Туда идут c травмами, в особо острых случаях или когда участковый либо не смог принять, либо сам направил туда в связи с возможной госпитализацией, а также в выходные и праздники, когда приемные участковых закрыты. Туда же больных привозят и скорые, которые в Великобритании выезжают только в случаях, представляющих реальную опасность для жизни. В отличие от России, здесь не выезжают по вызовам, связанным с повышенной температурой или давлением, симптомами, не сопряженными с опасностью для жизни, несерьезными травмами, при которых человек может передвигаться сам или с помощью родных, — со всем этим пациенты обязаны приходить в отделение скорой помощи сами.

Вот здесь и начинается главный факап системы. Потому что в отделение скорой помощи идут также и все приезжие: те, которым либо «посчастливилось» заболеть по приезде, либо те, кто специально приехал сюда в качестве медицинского туриста. Последних с недавних пор стало просто невероятное количество. В том числе и по причине расширения ЕС за счет стран восточного блока, а также в связи с увеличившимся потоком беженцев. В Британии действует закон гражданского кодекса «Duty of Care» (обязанность блюсти интересы другого человека), который гласит, что ни один человек, в данном случае врач, ни при каких обстоятельствах не имеет права отказать нуждающемуся человеку в помощи, в данном случае медицинской. Более того, это считается должностным преступлением, которое может повлечь за собой реальное наказание. Местные врачи обязаны не только оказывать скорую медицинскую помощь через отделение скорой помощи всем без исключения обратившимся, но и, в случае необходимости, обеспечить дальнейшим бесплатным (!) лечением практически каждого пришедшего к ним пациента. Вот и течет сюда поток больных из стран со слаборазвитой медициной, уверенных в том, что получат здесь высококлассное лечение и обслуживание. И получают, что примечательно. В большинстве случаев. Тем самым перегружая далеко за пределы имеющихся мощностей всю национальную систему здравоохранения.

Правда, в случае длительного лечения в силу все-таки вступают некоторые законодательные препоны. На бесплатное дальнейшее лечение имеют право, помимо, собственно, граждан страны, граждане, законно проживающие на территории страны в течение 12 месяцев, недавно приехавшие на постоянное место жительства, обладатели иных законных иммигрантских статусов и политические беженцы. А также граждане ЕС и других стран, с которыми у Великобритании существуют специальные договоренности, обладатели так называемой Карты единой европейской медицинской страховки (EHIC). То есть, как я и сказала выше, добрая треть стран, расположенных в восточном полушарии 2D-глобуса. И россияне, приехавшие погостить, также могут получить по крайней мере бесплатную неотложную помощь а, если сильно постараться, то и лечение (зависит, конечно, от случая). Можно только пытаться представить нагрузку, которая лежит на плечах как системы в целом, так и налогоплательщиков.

В связи с этим, конечно, случается огромное количество сбоев: от долгих часов ожидания непосредственно в отделениях скорой помощи (иногда можно прождать до 3-4 часов) до сильно растянутой по времени записи на прием к определенному специалисту. Другое дело, что практически всегда сразу же проводится оценка состояния, и те, кто нуждается в более «скорой» помощи, получат ее быстрее. Те, чье состояние участковый определил как требующее незамедлительного внимания, также либо быстрее попадут к нужному специалисту, либо будут направлены в отделение скорой помощи, где консультацию специалиста можно получить на месте. Кстати, в качестве отвлеченной информации, мне рассказали, что здесь действует разделенная система финансирования больниц и участковых. Первых финансирует непосредственно государство, вторых — местные власти. Поэтому, участковые и больницы чуть ли не соревнуются друг с другом в том, кто больше обслужит пациентов, так как от этого зависит финансирование и тех и других. И все же, несмотря на невероятную нагрузку, система все равно работает. Со скрипом, визгом, скрежетом, но работает.

В больницах и отделениях скорой помощи вас будут лечить с использованием новейшего оборудования, с помощью последних достижений в медицине, независимо от вашего материального положения или социального статуса. Разумеется, в частной медицине работают только отборные врачи, creme de la creme британской, да и мировой медицины, отдающие за право работы в частной практике годы жизни и опыта, а в государственной системе попадаются и начинающие, и обычные рядовые, без искры божьей. Разумеется, в частных клиниках палата будет отдельная с приставленной конкретно к вам медсестрой. Но лежать вы будете на таких же крутых, полностью автоматизированных больничных койках, на каких лежат, например, пациенты бесплатного этажа или корпуса в палатах на шесть человек. Оперировать вас, независимо от статуса, будут в таких же, оборудованных, как космический корабль, операционных, и если так сложатся звезды или вам не повезет заболеть каким-то определенным сложным заболеванием, оперировать вас также будет светило.

Когда я увидела однажды операционную вживую, я чуть умом не тронулась и не попросила оперировать меня без наркоза: и без него голова кругом пошла. Ощущение было такое, как будто внутри адронного коллайдера побывала. Года четыре назад мне пришлось делать одну небольшую операцию в России, причем не в самом плохом месте, — так вот, разница просто ошеломительная. Обочина, другими словами. При этом даже в космических кораблях возможны сбои: сломавший ногу друг прошел через три операции в течение двух недель, последующая каждый раз переделывала что-то за предыдущей, а в итоге остался с торчащим из ноги металлическим приспособлением, которое в нем оставили на полгода, а потом и вовсе благополучно забыли. Спасать ногу пришлось ехать, как ни странно, в частную клинику в Латвию. Это все печальные частности, без которых, конечно, хотелось бы обойтись, но которые все-таки не характеризуют систему в целом.

Вернусь ненадолго к участковым — вот это, на мой взгляд, самое слабое звено в системе. Я не совсем понимаю пока, как их учат, но зачастую можно нарваться на крайне некомпетентного врача, машинально, по инструкции выписывающего тебе стандартные рецепты или советующего пить больше воды. Так, когда мне однажды случилось заболеть воспалением легких, участковый в качестве лечения посоветовал мне бросить курить, не потрудившись ни послушать меня, ни направить на рентген. Иногда, правда, случаются просветления, и участковые способны проявить чудеса героизма и сообразительности. Когда мой муж прищемил дверцей машины палец и пришел с образовавшейся огромной гематомой к участковому уточнить, будет ли он жить, тот, распрямив канцелярскую скрепку, сбегал, стрельнул у кого-то зажигалку, обжег кончик и со всей силы воткнул его в мужнин палец. Тем самым спас и мужа (в ходе операции чуть не угробив от неожиданности), и палец. А мог бы послать в отделение скорой помощи, где муж убил бы полдня в очереди в связи с несмертельностью случая, а в итоге получил бы примерно то же самое, ну может, только специальной иглой. Кстати, этот случай — прекрасный образчик того соревнования, о котором я писала выше.

Иной раз кажется, что нормальных участковых в Великобритании просто нет. Как оказалось, во всех действиях врачей, даже на самом базовом уровне, есть логика. В большинстве случаев участковые не станут проявлять смекалку, а будут действовать строго по инструкции. То есть фолликулярную ангину участковый будет лечить следующим образом: увидев белые полипы в горле, врач не станет брать мазок из горла, чтобы выяснить тип бактерии, а пропишет стандартный пенициллин, если через три дня не наступит улучшений — следующий ряд антибиотика, и так до тех пор, пока не найдется тот ряд, какой нужен от данного конкретного вида стрептококка. О, как я возмущалась этому способу. «Яжемать», мне было страшно за кровиночку с ангиной. А всему есть логичное объяснение. Более разумно начать лечить болезнь препаратами, которые помогают в 99% случаев, не применяя дорогостоящие анализы и не переходя на более сложный ряд антибиотиков, которые, случись болезни перетечь в серьезный инфекционный процесс, тогда уже не помогут, ибо организм к ним привыкнет.

Еще немного о системе. В данном случае я имею в виду долгоиграющие заболевания, а не грипп, простуду или прищемленный палец. В принципе, британская система работает по принципу «не болеешь — не приходи». Иными словами, ипохондрикам здесь не место. Но при этом ее неотъемлемой частью является национальная программа профилактики заболеваний населения, полностью спонсируемая государством. Великобритания занимает одно из ведущих мест в мире по предотвращению или ранней диагностике некоторых заболеваний, например диабета, колоректального рака или рака шейки матки. Еще в каждом районе работает по несколько государственных клиник планирования семьи, куда каждый может прийти и получить бесплатную консультацию на темы, связанные с сексуальной жизнью, бесплатные средства контрацепции, будь то презервативы, противозачаточные таблетки или спираль, различные виды профилактики заболеваний в этой области. Конечно, это не означает, что вы можете пройти любое обследование когда вам вздумается. Некоторые программы разделены по возрастным, экологическим, профессиональным и другим показателям риска. При этом, как всегда, все логично, разумно и направлено на заботу о человеке. Вообще стоит отдельно отметить, что британцы любят свою систему здравоохранения и очень ею гордятся. Сбои в ней они принимают так же близко к сердцу, как если бы сломалось что-то в их собственном доме.

Еще раз хочу подчеркнуть, что уровень применяемых технологий и лечения не зависит от социального статуса, — платному и бесплатному пациенту окажут такую же квалифицированную помощь и выпишут такие же качественные препараты. В некоторых случаях могут даже покрыть расходы на транспорт или организовать передвижение силами той или иной больницы. Как я сказала, сначала определяется срочность и длительность процесса. Далее, если заболевание не представляет непосредственной угрозы для жизни, то, как и везде, пациента ставят в очередь. Очередь может быть очень длинной. Критерием первостепенности отбора могут стать как медицинские, так и социальные показатели: вредные привычки и образ жизни. Больного раком легких, курящего всю жизнь по паре пачек в день, могут отодвинуть в очереди в пользу людей, не выкуривших ни одной сигареты. Само лечение будет проходить на самом высоком уровне по части применяемых препаратов и технологий.

Что касается препаратов, то здесь можно сказать следующее. Во многих частях Великобритании лекарства, прописываемые через систему NHS, являются бесплатными для всех граждан. Исключение составляет Англия — здесь бесплатно лекарства выдаются определенным категориям граждан, таким, как дети до 16 лет, подростки от 16 до 18 лет, если они являются учащимися школ или иных учебных заведений и нигде не работают, люди старше 60 лет, люди, страдающие хроническими заболеваниями, такими, как диабет, эпилепсия и так далее, беременные и кормящие, люди с низким уровнем достатка, ветераны войн. Все остальные платят за выписанные на одном рецепте лекарства стандартную сумму в £8.20, независимо от количества или вида лекарства (это в среднем раза в три меньше реальной цены). В случае если лекарства вам требуются на регулярной основе, можно заранее приобрести сертификат на несколько месяцев или на год, который поможет минимизировать стоимость выписываемых препаратов.

Относительно качества медикаментов хочется заметить, что, если позволяет то или иное состояние, начинают всегда с более дешевых препаратов. Но если тип заболевания требует более серьезных и дорогих препаратов и эти препараты одобрены к применению организацией с прекрасным поэтическим названием NICE (Национальный институт здоровья и клинического совершенствования), то вам их выпишут безо всяких проблем, бесплатно или с минимальной оплатой.

Упомянутая организация в числе прочего занимается исследованиями эффективности того или иного препарата, в том числе и в плане соотношения цена/эфефект, с тем чтобы оценить возможность или необходимость включения его в реестр препаратов, предназначенных для использования NHS. В случаях когда эффективность лекарства настолько велика, а государство не может его себе позволить из-за высокой стоимости, NICE улаживает вопрос с производителями препарата по части снижения запрашиваемой цены. К примеру, совсем недавно NICE одобрил к применению в государственной системе здравоохранения препарат Абиратерон (Зитига), который помогает при раке простаты, оттягивая необходимость химиотерапии либо сильно облегчая состояние в уже безнадежных случаях, помогая продлить жизнь пациентов на несколько месяцев. Это было долго ожидаемое решение, так как до этого организация отказывалась внести препарат в список одобренных для применения NHS в связи с неоправданным, на их взгляд, соотношением цены и эффективности. Лекарство стоило £3.000 за месячный курс, но NICE удалось договориться с производителями, и они снизили стоимость препарата до £2.300 за месячный курс. Государство обязуется обеспечивать пациентов этим препаратом бесплатно в течение первых десяти месяцев. Начиная с одиннадцатого месяца и до конца лечения фирма-производитель обязуется продавать пациенту лекарство со скидкой. В моей табели о рангах это и есть квинтэссенция заботы государства о своем гражданине в действии. Равно как и пример симбиоза национальных и частных интересов в пользу человеколюбия.

В принципе, по некоторым аспектам местная система не отличается особо от какой-либо другой. Здесь так же, если повезет, можно попасть на самое передовое лечение, например, того же рака с применением инновационных препаратов и процедур или вообще оказаться в числе участников экспериментального метода лечения. А можно пролечиться долгое время по неверному диагнозу. Некоторые больницы имеют лучшее финансирование за счет спонсоров или благотворителей, в некоторых работают наиболее яркие специалисты. В этом бесплатная медицина ничем не отличается от другой бесплатной медицины. Но, как я и говорила, ее главное достоинство — это одинаковая доступность практически всех ее достижений для всех людей без исключения.

Взять, к примеру, тему обезболивания, столь актуальную нынче в российских реалиях. Обезболивание доступно здесь без всяких бюрократических препон. Врачи прописывают сразу полный курс, который, по их мнению, необходим для того или иного случая, например, две-три недели, после чего либо ваш участковый, либо профильный специалист вновь оценивает ваше состояние и вновь выписывает необходимый курс. Конечно же, врачи следят за дозой и за возможным привыканием, но вопрос боли, если он стоит, здесь решается быстро и своевременно.

Еще один аспект, который сильно отличает британскую и российскую системы, — это вопрос реанимации. Посещение больных в реанимации возможно для всех без исключения в положенные часы, если, конечно, этому не противоречат жизненные показатели (например, если больной не находится в инфекционном боксе). Также вы можете находится вместе с больным, особенно если это ребенок, практически в течение всего времени его пребывания в больнице.

Ну и если следовать логике моего повествования, то напоследок стоит сказать несколько слов о паллиативной медицине. Как и во всем здесь, британская государственная система здравоохранения предлагает своим гражданам так называемую программу ухода за неизлечимо больными и пожилыми людьми на последних стадиях их жизни (End of Life Care). Всего в Великобритании действует немногим более двухсот хосписов, которые обслуживают примерно 120 тысяч человек в год, а если учитывать родных и близких пациентов, которым также оказывается разного рода помощь, то эта цифра увеличивается до 360 тысяч человек. Большая часть помощи оказывается бесплатно. Практически в каждом районе или городке страны есть хоспис или отделение NHS, которое оказывает паллиативные услуги.

Вообще я не устаю восхищаться и удивляться тому, как нация и государство заботится о своих стариках (о терминально больных людях я даже не говорю). Сколько достоинства, сколько заботы, сколько внимания оказывается в этом направлении. Мою идеальную картину системы здравоохранения, пожалуй, можно описать тем, что мне однажды довелось видеть своими глазами. Государственная больница. Отделение рентгенологии. Два огромных красавца медбрата на совершенно космической кровати-каталке привозят старушку в не менее космический процедурный кабинет на рентген. Старушка, которой, по самым скромным подсчетам, не меньше ста лет, представляет из себя маленькое, ссохшееся существо, практически утонувшее в окутывающих ее проводах, окруженное целой аппаратной из мигающих приборов, и даже несмотря на них, все равно выглядящее как живой труп. Ее иссохшая рука, через которую она присоединена к космической кровати, вся в старческих пигментных пятнах, глаза почти уже не открываются целиком, а рот, наоборот, приоткрыт как на картине Мунка. Каждый из медбратьев по очереди платочком промакивает его. Каждая проходящая мимо медсестра поправляет подвесную капельницу. Каждый проходящий мимо врач заглядывает на приборы. Каждый человек, глядя на нее, искренне и нежно улыбается. Очередь на рентген молча сторонится, пропуская ее вперед. Старушка — явно пациент местного отделения хосписа. Жить ей осталось, может быть, пять минут, а может, пять дней.

util