Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

Великое противостояние

4 Июня 2016, 13:40

Великое противостояние

Статистика Постов 145
Перейти в профиль

В промежутке между важными событиями, которые, как всегда, сильно затронули находящиеся под постоянным электрическим напряжением отношения между Украиной и Россией, натолкнулась я в соцсетях на совершенно незначительный по сравнению с масштабом вышеозначенных событий повод, сопровождавшийся заголовками примерно такого содержания и накала: «Ура! Россия проиграла Финляндии! Поделом им, сукам колорадским, наваляли им финны, кацапам криворуким!» Лексика, естественно, смягчена. Казалось бы, ну чушь собачья и мелочь, особенно в сравнении с комментариями и эпитетами в дискуссиях про упомянутые события. Дымок от костра в лесу против ядерного гриба от взрыва силой в пять Хиросим.

Но именно эта ерунда, эта глупая радость каких-то совершенно не известных мне украинцев проигрышу россиян в хоккей и открыла мне глаза на то, что отношения россиян и украинцев, оказывается, уже давно утратили черты советской саркастической безысходности с одной стороны и снисходительного высокомерия с другой и перешли на новый виток, неумолимо ведущий обе стороны к безвозвратности. Поэтому в дополнение к прекрасному разговору, который получился у меня с депутатом Верховной рады Бориславом Березой, я решила привести мнения и простых украинцев, не облеченных властью. Тем более что недавно мне представилась возможность воочию пообщаться со многими из них.

<anons>Самое главное, что мне хотелось для себя уяснить: неужели на самом деле все так плохо? Неужели зараза ненависти распространилась вглубь и вширь и, выйдя за пределы воспаленного сознания оголтелых крикунов за справедливость из социальных сетей, укоренилась в головах обычных украинцев? Неужели у этих отношений нет дороги назад?</anons> Я понимаю, что «ненависть» — чересчур сильное слово. Но, как показал опыт и результаты моих бесед, как это ни называй — злостью, обидой, сожалением, — после обмена взаимными упреками и осознания, что «в товарищах согласья нет», на свет неизменно выползает ненависть.

Насколько мне известно, у большинства моих товарищей, россиян, знакомых и незнакомых, нет ни ненависти, ни злости. Во мне как не было, так и не появилось ни капли того или другого. Не трудитесь сейчас поднимать крик относительно того, что русским не за что питать недобрые чувства к украинцам. Ненависть порождает ненависть. Очевидно же, что, когда после космически прекрасного и так много обещавшего Майдана в/на Украине все пошло по-старому, то есть «те же яйца, только в профиль», многие украинцы не нашли ничего лучшего, как обвинить в этом Россию, начав ненавидеть ее с удвоенной силой не только за Крым и Донбасс, но и за все последующие неудачи. Хотя вряд ли Россия виновата в нечистоплотном, что не скрывают сами украинцы, правительстве, обогащении единиц при обнищании тысяч, во власти князьков-олигархов. В том, на чем, как казалось, и должен был поставить жирную точку Майдан. Как бы то ни было, есть на что злиться и тем, и другим.

Не могу сказать, что получила однозначный ответ от украинцев на вопрос об их отношении к россиянам, хотя, к моему облегчению, общий лейтмотив прослеживался: «...жаль, что так произошло. Просто мы теперь в разных стаях». И все же, как выясняется, отныне и во веки веков отношение украинцев к нам зависит от нескольких факторов: «От отношения русских к событиям, произошедшим у нас в стране», «если русские искренне одумаются и изменят к нам отношение, — но можно ли будет этому верить? И можно ли забыть и простить столько смертей?», «если русские встанут на колени и покаются».

По поводу ненависти в соцсетях: «Так это скорее ответная реакция на негатив, исходящий от русских» (а я все про хоккей думаю).

Насчет возможного пути назад: «Обратная дорога есть всегда, путину (с маленькой буквы — это не ошибка), нужно вернуть нам Крым, покинуть Донбасс со своими военными, казаками и ополченцами, а мы сами разберемся со всем остальным. Пусть вернет нам всех политзаключенных, прекратит геноцид татарского народа и украинского народа. Отдаст всех военнопленных, и, может, тогда будет дорога назад». «Пока будут живы, кто это видел и чувствовал, не забудут. Осадок останется надолго. Но с этим можно жить».

Сейчас, спустя два года после начала событий, люди страшно устали от борьбы и от отсутствия результатов. Те нормальные, обычные украинцы, у которых нет времени ликовать в соцсетях по поводу очередного проигрыша России, например, Папуа — Новой Гвинее, если не в хоккейном матче, то в каком-нибудь рейтинге по спасению утопающих, или биться насмерть по поводу неверно, по их мнению, употребленного предлога по отношению к Украине.

Большинство украинцев, которых я расспросила, недовольно нынешней властью. Они хотят другую власть. Они говорят, что им страшно за то, что «столько жертв Майдана могут оказаться напрасными и что мало что изменилось после того, как свергли зека» (в миру — Януковича). Тут же поправляя сами себя: «но сейчас идет война, и все силы направлены на нее». Кстати, все неудачи тоже списываются на нее.

Те, кто участвует в АТО, — настоящие герои и патриоты. Все без исключения гордятся ими. И все помогают, чем могут. И все же «кто может откупиться от АТО — откупается». Взятки за откуп гигантские, а с учетом бедственного положения многих и многих — практически неподъемные. Есть те, кто о взятках не слышал и для кого воевать в АТО — это долг, «но если бы это касалось моих мужчин, я дать бы попробовала, так, чтоб они не знали. Приложила бы все усилия, чтобы отговорить их от этой мысли (вот такой двойной стандарт)». Есть те, кто идет в АТО, потому что там друзья и соседи, «стыдно перед мужиками, обещал же».

Кто может уехать — уезжает. Но сказать, что с большой охотой, нельзя. Любовь к стране настолько реальна, настолько огромна, что кажется практически фанатичной. Это вам не раздутая пропагандистами «национальная идея», объединившая, пожалуй, только российского Васю Пупкина с соседями, до одури насмотревшихся телека, гоняющих на немецком «Мерседесе» с надписью «Можем повторить» и «За немками!» и публикующих с американского айфона в американский же Фейсбук «Абамкачмо» и «Гейропа — сдохни!». О, нет. В случае с украинцами их патриотизм можно чуть ли не руками потрогать, настолько он мощный и настоящий. Он витает в воздухе, стоит только заговорить с людьми о стране. Здесь исключений я не встретила вообще. И в этом мы и впрямь сильно отличаемся от украинцев.

Майдан, конечно же, — святое. «Майдан был не зря, все не зря. Власть зека была свергнута». К тому же, благодаря Майдану «в Украине сформировалось настоящее гражданское общество».

Цензура есть, и серьезная. Пропаганда тоже в ассортименте. Коррупция, которая, как казалось, и без того была чудовищной, нынче достигла таких масштабов, каких мало кто помнит: «Господи боже мой!!!! Да какая она [власть] может быть у нас и у вас — конечно, коррумпированная, и конечно, продажная. Если они пилили вашу страну и нашу страну вместе, наши олигархи и ваши».

«Люди не живут, а выживают». Про Крым, помимо ожидаемого лейтмотива «если бы кто-то пришел в ваш дом и забрал его», также существуют разные мнения. «Конечно, за Крым неприятно, но о нем сейчас мало кто говорит — людям жить не на что». «Крым не наш и не ваш. Крым татарский, и это теперь проблема ваша». «Можно долго обсуждать законность референдума и отношения властей обеих стран к людям и землям, вспоминать историю и спорить. Крым всегда будет в моем сердце частью Украины, и, полагаю, в сердцах миллионов, но, к сожалению, это не изменит всего произошедшего». «Та черт его знает, за тот Крым: все же они проголосовали, чтобы от нас уйти, — так скатертью дорога!»

Я очень благодарна всем украинцам, которые согласились ответить на мои вопросы. Не скажу, что все прошло гладко. Что же, меня лишний раз щелкнули по носу напоминанием, что пора наконец избавляться от романтической советской наивности насчет единого народа, что теперь в разговоре с соседями надо очень осторожно выбирать слова, а свое мнение о чем-то украинском, даже на основании реальности и фактов, лучше вообще оставить при себе. Искусство вести мирный диалог, не вскидываясь на предлоги или слова, кануло в Лету вместе с нашими добрососедскими отношениями.

Чему подтверждением послужила совсем свежая история с российским журналистом, ярким и последовательным сторонником Украины Рустемом Адагамовым, которого за его недостаточно восторженное, если не сказать негативное мнение о Надежде Савченко облили кефиром и даже наставили синяков. В Киеве. Те самые живые, не виртуальные украинцы, на мнение которых я так рассчитывала. Не какие-то там сетевые ненавистники.

Мне кажется, я поняла условия игры: пока мы, россияне, восторгаемся, жалеем, каемся, извиняемся, к нам благосклонны. Но стоит, не приведи господи, сказать, что «у вас воруют-с», порвут, даже если и впрямь воруют-с. В принципе, этим случаем и тем, что произошло потом в аккаунтах журналиста в соцсетях, сколько грязи и оскорблений вылили на него еще вчера считавшие его своим другом украинцы, все сказано. Предваряя возможную реакцию — я не сужу. И не судила. Вы — обиженная сторона, вам все можно. По крайней мере, так вам кажется. Но, украинцы, как жаль. Как же невыносимо жаль. Да и за свою наивность неловко. Я была уверена, что в реальности все совершенно не так и мы вместе посмеемся над моими страхами.

Кстати, о «воруют-с». Озвучивая беспокойство многих моих украинских собеседников, которые волновались, что я, интересуясь наличием коррупции и взяточничества в их стране, забываю о существовании этих явлений в моей, хочу отметить, что да, сказанное ими, вне всякого сомнения, кое-что отчаянно мне напоминает. Да, в моей стране происходит практически то же самое. И взятки, и откупы от армии, и разворовывание страны, и тотальная коррупция, и раздербанивание ресурсов кучкой уездных князьков.

В связи с чем, собственно, не покидает ощущение, что все мы — и украинцы, и русские — внезапно оказались запертыми в комнате смеха, где вместо зеркал — прозрачные стекла, через которые посетители видят друг друга и, сами того не осознавая, смеются друг над другом, тыча в свое «отражение» пальцами. Правда, мне теперь за свой палец несколько боязно. Того и гляди откусят.

Вопреки требованиям реальности и существующей ныне моде я все же не стану под конец каяться и просить прощения перед Украиной — мне не за что виниться. Тем более, как я понимаю, даже при моем, можно сказать, радикально проукраинском настрое все равно найдется, в чем меня упрекнуть: слово ли не то подобрала, вопрос ли некорректно поставила, предлог упорно не меняю. Устанешь перед вами виниться, дорогие соседи (теперь-то я это прочно уяснила).

Мне бы очень хотелось, чтобы в итоге россияне и украинцы разобрались бы вот с этим всем «каяться, виноваты, ненависть». Мне очень бы хотелось, чтобы украинцы, заявляя об односторонней вине России в развале их страны, все же иногда вспоминали, что на каждого зеленого человечка в Крыму в дни референдума (независимо от того, что он был незаконным) было тысячи и тысячи граждан Украины, проголосовавших за выход из ее состава, что на каждого российского солдата-отпускника на Донбассе есть сотня-другая ополченцев, граждан Украины, убивающих и, какм выяснилось недавно, пытающих своих же соотечественников, что на каждого погибшего из Небесной сотни Майдана был свой снайпер-украинец из «Беркута» или какой другой птицы. К вопросу, есть ли на что злиться россиянам. Есть. «Часовню не мы развалили».

Мой дед-украинец, во время семейных застолий обращаясь к моей бабке-украинке (оба родом из Харькова, там учились, там влюбились, там поженились, там родили своего первенца, большую часть послевоенной жизни прожили в Москве), с деланным возмущением восклицал, кивая на моего отца-русского: «Ти дивись, Зіна, які чуда коїться: твій зять мене, москаля, хохлом кличе!» «Тьфу, — отвечала Зина, — та що з нього, кацапа, взяти!» И вся наша русско-украинская семья хохлятских москалей и кацапов дружно хохотала. Теперь я понимаю, что те времена безвозвратно прошли. Скорее всего, навсегда.

Лично я от всей души желаю Украине — славы и независимости, что от России, что от уездных князьков, ее героям и просто людям — меньше крови и больше дела, свершений задуманного и побед, хоть в хоккее, хоть в жизни. Ну а если, не дай Бог, настигнет поражение, то я желаю вам как можно меньше людей, которые бы ему радовались.

Слава Украине! Слава России!

PS: На всякий случай: «Крымненаш», хотя вряд ли это мне уже поможет.

util