Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

Управление гневом

17 July 2016, 00:16

Управление гневом

Статистика Постов 136
Перейти в профиль

И опять Франция на всех экранах, во всех газетах. И опять французский флаг на картинках и аватарках в соцсетях. И опять ставший уже тем, что в пишущем мире принято называть штампом, рефрен «весь мир скорбит по жертвам теракта». И опять немой крик: «Как?!» И молитвенный: «Ницца, мы с тобой!»

И так же традиционно всколыхнулась возмущенная общественность. С той же самой риторикой, с теми же самыми аргументами, с тем же камнем преткновения: лежит ли клеймо опасности на всех мусульманах мира? Этот спор неразрешим. Между диванными войсками — однозначно. На уровне геополитики, судя по результатам, пока тоже, но надежда не угасает. Я оставлю кесарям кесарево и скажу только о себе, точнее, о своих опасениях.

Конечно, мне страшно. С каждым новым случаем мне все страшнее. Причем это не совсем обычный страх, как, например, перед полетом. В этом смысле я как раз фаталист: чему быть, того не миновать.

Хотя, к сожалению, я все равно невольно вздрагиваю и напрягаюсь при виде завернутых в хиджаб женщин или одетых в традиционные одежды бородатых мужчин, особенно если нахожусь с ними в замкнутом пространстве. Остро реагирую на стоящую без хозяина сумку. Я не могу побороть неприличное чувство отторжения при виде мечетей. Я нервничаю в местах большого скопления людей.

И так же, к сожалению, ловлю себя на том, что на минуту соглашаюсь со многими моими друзьями, которые говорят: прочь, прочь — нам от них, а им от нас. Зачем ассимилироваться? Мы к ним не лезем. Мы к ним не иммигрируем. Мы соблюдаем их чертовы правила, если мы посещаем их страны в качестве туристов: не пить алкоголь, не носить открытое, даже когда приезжаем к ним потратить деньги. А попробуй начать молиться Христу в местах скопления мусульман?

Я знаю, это ужасно. Я знаю, как неполиткорректно это звучит, но как бы мне ни хотелось сгладить или опустить неловкие упоминания отличительных особенностей людей определенной национальности и религии и моей реакции на них, я не могу этого сделать. Это один из побочных эффектов. Ощущения длятся доли секунды, и потом я сразу себя одергиваю, но они есть, и это уже, к сожалению, новая реальность.

<anons>И все же мой нынешний страх несколько иного свойства. Больше всего на свете я боюсь не того, что могут взорвать, расстрелять, раздавить. Больше всего я боюсь того, что я могу начать ненавидеть.</anons> Я — человек, живущий в одном из самых космополитичных городов мира, привыкший брать рецепт у доктора-пакистанца, выписку — у банковского служащего-индийца, покупать овощи у арабов, свинину — у поляков, стричься у еврея, брать уроки вождения у англичанина. Я настолько к этому привыкла, что одно время просто перестала думать о том, какой национальности передо мной сидит человек. Хотя, признаюсь, поначалу первые мысли, приходившие в голову при встречах с людьми, были об этом. Автоматически. Собственно, это отличительная особенность русских — прежде всего определять национальную принадлежность своего визави. Но я из этого выросла. И привыкла, совершенно не чувствуя дискомфорта.

Но сейчас, с каждым новым терактом (какой-то очередной демагог уже окрестил это происшествием, частью статистики, и, что самое ужасное, в этом есть определенная логика) вместе со страхом при виде женщины в хиджабе или мужчины определенной наружности ко мне все чаще приходит злость. И ладно бы она: в конце концов, в любом учебнике по психологии написано, что гнев — это необходимая ступень преодоления горя.

Только вот то, что подступает к горлу каждый раз при виде людей, попавших в очередную мясорубку по вине тупых, безвольных выродков, в результате какой-то сложноподчиненной природной многоходовки пошедших по пути развития бактерий, а не людей, уже трудно назвать благородным гневом. Это уже злоба. Яростная, звериная злоба, которая, накапливаясь, может перерасти в устойчивую ненависть.

А ненависть, как известно, иррациональна. И слепа. Более того, при большой концентрации вполне способна привести к взрыву. Она уже довольно заметно наращивает обороты. За примерами далеко ходить не надо: пресловутый «Брекзит», трампомания и прочие ле-пены на ближних подступах к власти — это звенья одной цепи.

Со своей я борюсь изо всех сил. И есть шанс, что смогу победить. Как за спасательный круг, хватаюсь за сына: в вопросе национальностей он для меня — путеводная звезда. Не отягощенный заразной средой российского национализма, учась всю жизнь в местной школе, «население» которой можно смело признать мини-макетом Организации Объединенных Наций, он даже представить себе не может, что значит ненавидеть человека по национальному или религиозному признаку. В последнее время он все чаще и чаще толкает меня в бок, видя, как напрягаюсь я в присутствии определенных людей. А у него один из лучших друзей — араб. А есть еще сикх. И выходец из Ямайки. А был еще турок. А еще... Да куда ни ткни на глобусе — не ошибешься: или в младшей, или в средней школе были у него соученики оттуда. Он не устает мне повторять: «This is London, baby!»

Так вот, с помощью сына, своего разума и логики, с помощью умных людей и, надеюсь, достойных политиков, я, конечно, справлюсь с этой заразой. Но вот беда — может так случиться, что у многих людей не получится. Кто знает, на какой уровень экстрима тогда перейдет эта война. Ведь когда после очередного теракта ослепшие от ненависти люди пойдут громить мусульманские кварталы в своих европейских городах, кто их остановит?

Мы можем спасти наших детей от ненависти. А они, в свою очередь, могут спасти нас. Главное, чтобы иногда они не слушали нас, а мы, наоборот, слушали их. И так победим.

Мне, конечно, очень хотелось бы закончить на такой бравурной ноте, но все же добавлю: страх — это нормально. Только безумцы не боятся. Ненависть — это ненормально: она порождает ненависть. Но справиться с ней можно. Не любовью, конечно, тут я без иллюзий. Но разумом и логикой, которые надо включить тем, на ком лежит ответственность за нас и наших детей. В первую очередь, конечно, за то, чтобы они жили. Но не в последнюю — за то, чтобы они не ненавидели.

util