Badge blog-user
Блог
Blog author
Юлия Калльмайер

Беженцы в Европе. Как оно есть своими глазами. Как оно будет и может быть.

7 Сентября 2015, 10:22

Беженцы в Европе. Как оно есть своими глазами. Как оно будет и может быть.

Статистика Постов 26
Перейти в профиль
Я живу в 20 км от Мюнхена, в маленьком городке. Еще год назад к нам поселили беженцев. В 30 метрах от нашего дома, в только что построенной гостинице. Живут у нас только мальчики-подростки, не достигшие 18 лет. Главным образом, чернокожие, мало похожие на сирийцев. Но арабы тоже есть. Шумные, конечно, диковатые: писают на наши заборы, мусорят, кричат (а это не принято в Германии), ссорятся и дерутся — пару раз разбивали стекла вылетающими из них стульями, балуются с пожарной сигнализацией, из-за чего минимум раз в неделю приезжают пожарные. (Надо понимать, что пожарная служба в Германии добровольная, пожарные — обычные горожане, после сигнала пейджера должны все бросить и через три минуты прибыть на станцию, переодеться, загрузиться в машины и через десять минут уже быть на месте.) Но все, что я описала выше, дело воспитания и в большинстве случаев в подростковом возрасте корректируется.
Теперь о том, чем эти ребята занимаются, как выглядят. Одеты они лучше многих немецких сверстников: немцы покупают им новые одежду и обувь, приносят мобильные (у многих последние модели IPhone и Samsung), другие гаджеты. Когда они только появились, мы все несли им спортивные снаряды, велосипеды, мячи, скейт-борды и пр.
У них два куратора из студентов и один охранник на сто человек. Раз в неделю к ним приезжает учитель немецкого, но, понятно дело, этого недостаточно, поэтому языка они почти не знают и коммуницировать с нами, кроме как здороваться, не могут.
Живут они довольно свободно, их никто не ограничивает в передвижениях. Мало того, весь общественный транспорт, как и мобильный телефон и Интернет, для них бесплатный. Они слоняются целыми днями по городу, ездят на S-Bahn в Мюнхен. Только двоих из них я видела занимающимися на снарядах в спортпарке, который расположен в ста метрах. Остальные целыми днями бездельничают. Со всеми удобствами. И карманными деньгами в количестве 142 евро в месяц, которых вполне хватает на сигареты. К примеру, немецкие дети получают карманных денег 5-10 евро в неделю (независимо от финансового положения родителей), т.е. не больше 40 евро в месяц.
Так они будут жить до достижения совершеннолетия: кто год, кто два, а кто и больше.
Так они привыкнут к тому, что все достаётся бесплатно, без всяких усилий, что учиться совсем не обязательно, да и работать тоже.
Скорее всего, большинство из них не станет интегрироваться в новое для них немецкое общество, потому что привычно будут держаться друг друга.
И это мои вопросы не к ним, а к политике государства, которое своими руками сажает себе и своим налогоплательщикам на шею целую армию паразитирующих иммигрантов.
Безусловно, бросать этих людей нельзя. Конечно, надо принимать и давать кров и еду. Но зачем сразу развращать их массой дополнительных привилегий?
Конечно, они звонят на родину и рассказывают оставшимся там родственникам и друзьям, какой здесь в Германии рай и как жареные цыплята сами залетают в рот. И те, кто слышат такие рассказы, бросают все, отдают последние деньги и переправляются на хилых суденышках в Европу, вполне осознавая опасность утонуть.
Несколько дней назад немецкая Krankenkasse — страховая компания, обеспечивающая общее медицинское обслуживание, объявила впервые за десятилетия о том, что уже ушла в минус за 2015 год. Со следующего года каждый налогоплательщик будет платить больше за обязательную медицинскую страховку. Уже обсуждается вопрос о введении нового налога вроде налога солидарности, сборы от которого пойдут на содержание беженцев. И это при том, что налоговая нагрузка в Германии составляет около или больше 50 процентов от заработанного...
У меня и моего немецкого — вполне толерантного — мужа есть еще один вопрос: почему, смотря кадры репортажей о беженцах, мы видим, что на одну женщину, одного старика, одного ребенка приходится более десятка здоровых мужчин? Почему они не встают на защиту своей родины? Почему оставляют свою землю на растерзание с одной стороны, Асада (кстати, как и в одной известной нам стране, это они за него дружно голосовали, называя отцом нации, еще совсем недавно) и ИГ — с другой? И не надо говорить о том, что там ситуация такая. Мой муж отвечает на такие аргументы, что если бы русские в 1941 году, находясь между чудовищным сталинским режимом и нацистской беспощадно военной машиной, первые полгода почти без оружия, побежали бы куда-то за лучшей жизнью, Гитлер захватил бы весь СССР к зиме, а что было бы потом — одному Богу известно.
Да, кстати, вчера ИГ официально объявил о том, что направляет в ЕС тысячи вооруженных боевиков. Ведь это так просто, когда в день прибывают по 25-30 тысяч беженцев, внедрить в эту разношерстную толпу пару-тройку десятков фанатиков. К тому же, проверить такое количество людей даже немецкой бюрократической машине не под силу.
Может быть, прислушаться к многим ученым, которые говорят о том, что значительно дешевле и безопаснее выделить (купить, арендовать) кусок земли в Африке или на одном из островов, и организовать там постоянную страну для беженцев? Помогая им едой и одеждой, системой распределения, охраной внутри и снаружи. Возможно, живя там, они не будут полностью оторваны от своих корней, не привыкнут к паразитарному образу жизни, станут работать, будут ждать возможности возвращения на родину, а то и приближать день освобождения своей земли?
Или лучше радостно рукоплескать на вокзалах прибывающим беженцам, закрывая глаза на те неудобные вопросы, которые ставит эта ситуация перед всеми нами?

efde42ae114c.jpg

util