Badge blog-user
Блог
Blog author
Михаил Кормин

ГОД ПАТРИОТА. История третья, или Хохол разоблаченный

29 Января 2015, 19:34

ГОД ПАТРИОТА. История третья, или Хохол разоблаченный

Статистика Постов 25
Перейти в профиль
Друзья, тут написал небольшой рассказ, посвященный событиям 2014 года в России. Вот вам одна из глав этого рассказа. Понимая, что ни одна реакция это не напечатает, а глав там еще очень много — как вам, стоит еще разместить здесь, или лучше не стоит?

_______________


Год Патриота. История третья, или Хохол разоблаченный


Через несколько недель после моей поездки в Финляндию на связь вышел Хохол. Я буду называть его здесь именно «хохлом» не по тому, что считаю украинцев хуже или лучше русских. Просто исторически сложилось так, что именно хохлами в России называли выходцев из Украины, по тем или иным причинам живущих среди русских.

Мы познакомились с Хохлом несколько лет тому назад, когда я жил в другом городе. Все эти годы мы вели переписку по Интернету, и конечно же нами не остались незамеченными украинские события. Хохол живет в Сибири, но его украинские корни очень сильны. Часть его родственников до сих пор находится в Киеве. Он имеет возможность смотреть на ситуацию не только с «русской», но и с «украинской» стороны, и многие из его суждений расходились тогда с тем, что говорили по украинскому или российскому телевидению. Но при этом он оставался все-таки Хохлом.

Я помню те дни, когда постепенно, одна за другой, стали появляться все более серьезные и тревожные новости о ситуации в Крыму. До этого и я, и Хохол просто следили за событиями, считая, что совсем скоро все успокоится, пусть и таким образом, как это бывает у нас всегда — через очередную революцию или восстание. Мы, родившиеся в СССР, уже привыкли к революциям и восстаниям. После Крыма мы начали пытаться понять причины случившегося, которые были, похоже,гораздо сложнее и многограннее, чем банальный страх перед автоматами «зеленых человечков без опознавательных знаков на форме». Мы начали рассуждать о пресловутой «русской идее» — может быть, в ней вся причина? В итоге мы пришли к понятию «русского дзэна». Этот принцип, шутливый по своей природе, как и большинство из тем, обсуждаемых в Интернете, сводился к тому, что «русская идея» в ее современной трактовке походит на бублик, с великим «ничто» в центре, особенно если рассматривать историю России новейшего времени. Идея как таковая подразумевает, что страна может существовать только лишь в кольце врагов, и именно это кольцо своим напряжением и существованием и поддерживает ту пустоту, что есть в бубликовом центре, отделяя ее от пустоты за пределами бублика. Да, если есть окружение — то значит, должен быть и центр, и если есть те, кто противостоит, то значит должно и быть и то, чему они противостоят. Так и появляется «русская идея» в отношении событий на Украине.

Конечно, эта идея отнюдь не нова, но подобного рода развлечения в те дни хоть как-то отвлекали нас от пугающей своей непредсказуемостью и серьезностью реальности.

Пока мы рассуждали о давлении и напряжении этого «кольца», и о концентрации «пустоты» в центре этого, шуточного и гипотетического, бублика, крымчане голосовали на выборах, а в Киеве на Майдане разводили огороды. После случились пожар в Одессе и восстание на Донбассе. Все стало немного серьезнее. Хохол иногда сообщал об общих настроениях, услышанных им от киевских родственников, пересылал статьи украинских СМИ и цитировал украинских поэтов на украинском же языке, еще в начале ХХ века говоривших о свободе Украины. При этом он обычно былкритически настроен по отношению к украинской пропаганде, небезосновательно сравнивая ее с русской и находя общие мотивы — как-никак, люди, делающие сейчас «патриотизм» в двух враждебных государствах, когда-то учились по одним учебникам, и приемы их были более чем схожи. Он понимал, что стоявшие в свое время на Майдане люди и те, кто теперь делил Украину на части, торгуясь то с Россией, то с Европой или Америкой это, по сути, совершенно разные политические силы.

А потом, почти что сразу же после того, как по российским телеканалам начали показывать анонсы праздничных передач, посвященных празднованию 9-го мая, дня победы в Великой Отечественной Войне, Хохол пропал. Через некоторое время, когда он снова появился в Сети — оказалось, что он, Хохол, действительно, «хохол, фашист и бандеровец».

Конечно, никаким фашистом или «лесным братом» из карпатских буковых лесов он не был. Просто случилось так, что в одном из многочисленных споров, возникших у Хохла то ли с коллегами по работе, то ли с родственниками, его назвали именно так, как называли украинцев по телевизору, а потом добавили, что «человеку с такой, как у тебя, фамилией про Украину лучше вообще не рассуждать» (фамилия у Хохла кстати действительно, типично украинская).

В тот момент я увидел еще один из признаков приближающейся катастрофы, и этот признак был не таким безобидным и забавным, как ранее описанная сырная реконкиста старушек в Финляндии. Корни этого нового проявления «сверхпатриотизма» крылись уже в глубоко идеологической основе самого российского общества, вытаскивая на белый свет проблему наличия украинцев как таковых среди «настоящих русских». А это самое российское общество как минимум на половину состояло из все тех же «хохлов». Потом страну накрыла волна беженцев с Донбасса (беженцев было, конечно же, не так уж и много, но телевизионные дикторы представляли все происходящее как минимум равным великому переселению народов из Центральной Азии в Европу в самом начале неолита).И неуправляемый народный гнев с формулировками: «А почему им дают пособие?», быстро переключился именно на беженцев. «Криптохохлов» на время оставили в покое. Однако надолго ли? Можно ли предсказать, когда вновь начнется охота на тех, чьи фамилии заканчиваются, например, на «о»?..

Самое же интересное кроется в том, что Хохол до сих пор не может вспомнить, в чем же была суть того спора, в ходе которого он оказался в чьих-то глазах «украинским фашистом». Но несмотря ни на что, он остается патриотом России. А так же и Украины. Если мы конечно понимаем под патриотом того человека, который не боится критиковать власть и указывать ей на ошибки, ведущие к разрушению страны. Правда, после украинской революции он стал скорее патриотом-анархистом, если подобное словосочетание вообще возможно, соединив в себе несоединимые понятия и разуверивших и в украинских, и в российских властях. Но это смешение диаметрально противоположного, впрочем, свойственно той войне, в которую мы все оказались теперь втянуты. Он, похоже, даже не делит украинцев и россиян на русских и нерусских, так как еще достаточно хорошо помнит, насколько тесно связаны оба народа между собой общей историей, а еще больше — общим менталитетом, что бы ни говорили различные политологи и эксперты. Однако, будут ли это помнить и ощущать его дети и дети его детей? Надеюсь что да.

Пока что именно такие люди, как Хохол, «русские украинцы», и «украинские русские», и являются тем связующим звеном, что все еще каким-то непостижимым образом сдерживает российское, да и украинское, общество от безоговорочного обвинения «врагов» во всех бедах. Они предотвращают окончательный раскол, размежевание самим своим существованием, но их с этого момента все будут считать предателями — и в России, и на Украине. Хохлы теперь никому не нужны, всем нужны украинцы или русские, «ватники» или «укропы», но никак не хохлы.

В конце концов, наши с Хохлом рассуждения о «русском дзэне», о метафизической русской идее как о вселенском бублике, оказались пророческими. Однако бублик превратился, под напором кровавой реальности, с артиллеристскими обстрелами, взрывами и автоматными очередями, в огромную зловещую черную дыру, в засасывающую саму себя пустоту общественного психоза, окруженную кольцом разнообразных врагов — от геев-европейцев до хохлов-диверсантов, большую часть из которых люди придумывали себе сами с подачи плюющихся слюной с трибун политиков. Для России настало время патриотической сингулярности. Но что будет с этой «черной дырой» дальше? Пока что еще рано давать однозначный ответ на этот вопрос, однако бесспорно, что и дальше она будет втягивать в свой горизонт событий все новые и новые элементы, вместе с этим все увеличивая давление на свой несуществующий центр. Однако, если обратиться к астрофизике, то конец любой черной дыры незавиден.

А где-то вокруг этой, невидимой и неощутимой, сведенной в микроскопическую точку давлением пропаганды параноидальной идеи «сверхрусскости» и ненависти будет вращаться и он, Хохол, в один миг превратившийся из добропорядочного гражданина в «фашиста» из-за может быть всего лишь нескольких неосторожно сказанных в неподходящий момент слов. И вместе с ним будут стремиться к центру этой страшной воронки и сотни тысяч ему подобных, постепенно затягиваемых в бездонный зев неуправляемого народного гнева.

Иногда для того, чтобы тебя назвали фашистом, достаточно просто сказать правду.





util