Badge blog-user
Блог
Blog author
Михаил Кормин

Партизаны пармезана

8 August 2015, 23:40

Партизаны пармезана

Статистика Постов 25
Перейти в профиль


b4f517d66f7b.jpg


<anons>Холодный октябрьский воздух пах гарью. Голубе небо над головой трепетало в обрамлении желтых, словно из сусального золота, листьев. Звонили колокола.
</anons>

Андрей бежал домой, прижимая руки к груди. На груди под пальто, выхваченный из пламени костра, лежал сыр. Дома — сразу юркнуть в прихожую. Не хлопать дверью, чтобы не привлекать внимание соседей. Задернуть шторы, отключить Интернет. Сотовый отключить тоже.

Андрей положил сыр на стол. Несколько упругих головок остро пахнущего эдама. В красной упаковке, словно флаг СССР. Что с ними делать теперь? Что заставило его подобрать этот сыр с земли и побежать, не оглядываясь? Видели ли его друзья, коллеги, близкие, когда он пробирался через толпу со своей ношей, ставшей теперь непосильной? Андрей не знал. Помутнение, наваждение, какой-то морок сковал его разум в тот момент, когда он, позабыв о том, что нужно смотреть на огонь и громко петь гимн, хищно схватил с мокрого суглинка эти головки. И побежал. А теперь, что теперь? Как ему скрыть этот сыр, что с ним делать?

На эти вопросы уже не было ответов. Все так же бесконечен синело небо за окном его комнаты. Все так же звонили колокола из Спаса на Песках. Все так же алел сыр на старом деревянном столе. Есть или не есть, открывать или нет... А может, подбросить соседке — сварливой старушке, живущей на лестничной клетке, и сообщить куда следует? Всего 200 грамм — и она уже не здесь. Сыр... Это и проклятие, и драгоценность. Должно быть, на черном рынке он сможет обменять его на несколько мешков гречки, или на три ящика ростовской тушенки. А может даже на несколько килограммов обычного, российского, пошехонского, «отмыв» санкционку...

Словно печать чего-то сверхъестественного, чужеродного, появилась теперь на сердце Андрея. Эти прямоугольные красные кубы навеки проложили пропасть между ним и миром. Теперь у него есть сыр. Тот сыр, который должен был сгореть в освященном огне традиционного костра, зажигаемого каждую субботу на Смоленской. Запретный европейский сыр, проклятие Евросоюза.

Андрей покосился на сыр.

Сыр лежал на столе неподвижно.

Синица села на подоконник, слетев с ветви росшего за окном клена, и, повернув голову набок, что-то пискнула.

Все еще колеблясь, Андрей подошел к столу. Осторожно надорвал упаковку, принюхался, снова ощутив тягучий сырный аромат. Белый бок эдама блеснул из-под красного молодой девичьей плотью. Сатанея, Андрей впился зубами в сыр.

Через секунду дверь в комнату Андрея слетела с петель. Вброшенная привычным движением умелой руки в черной перчатке дымовая шашка завертелась на полу. Среди сизых клубов замелькали темные молчаливые силуэты ОМОНа.

Андрея расстреляли через три дня, на Патриарших.

util