Badge blog-user
Блог
Blog author
Михаил Кормин

ПОСТПОЛИС-1: АРХИТЕКТУРА ИЛИ РЕВОЛЮЦИЯ

2 January 2015, 11:28

ПОСТПОЛИС-1: АРХИТЕКТУРА ИЛИ РЕВОЛЮЦИЯ

Статистика Постов 25
Перейти в профиль


710abe68d703.jpg


Сейчас, когда люди в России наконец-то начали понимать, что «что-то не так», очевидным становится необходимость переосмысления подхода к построению всего российского обществ.


Известнейший архитектор ХХ века Ле Корбюзье в свое время применил общеизвестное словосочетание: «Архитектура или революция». Это справедливо и очевидно, так как именно подход к развитию территории, России в нашем случае, отражает наличие (или отсутствие) у власти пресловутой «политической воли». Несмотря на то, что вопрос о будущем российских городов, о будущем самой российской территории — кажется маловажным, слишком фундаментальным и абстрактным на фоне цен на нефть, событий на политической арене, скачков цен на доллары и гречку, то внимание, которое Европа, США и Китай уделяю именно ему — говорит нам об обратном. Все страны, заботящиеся о своем будущем, заботятся и о развитии своих городов, причем не на уровне «лавочек-скамеек-трамвае», но в глобальном масштабе. Россия же до сих пор считает, что ей важнее краткосрочные инвестиции. Краткосрочные стратегии и краткосрочные результаты. Это убьет страну.

Глобальные исторические изменения имеют прямую связь с градостроительной теорией и практикой. Постепенное укрупнение городских образований, выстраивание четких агломераций, а в перспективе — и конурбаций как таковых, является неотъемлемой частью нашей реальности. Однако, вопросе относительно самого статуса агломераций, а так же ее критериев, существующий например в Европе, в нашей стране до сих пор не определен на законодательном уровне. Оставив в стороне вопросы юридического и понятийного порядка, вспеним, что процесс развития городов, преобразования и освоения территории вообще — это многоуровневое явление, в котом, словно в зеркале, отражаются все реалии настоящего. В равной мере, этот процесс несет на себе отпечатки прошлого точнотак же, как в нем заложена потенция будущего. Очевидно, что городская агломерация в любом понимании этого слова, является не только пространственным, но и темпоральным образованием, имеющем в своей основе сочетание множества «слоев» восприятия и разделения, прошлых и перспективных моментов формирования структуры человеческого общества как таковой.

Российская история с ее бурным ХХ веком, и не менее интенсивным переосмыслением всего социального и исторического наследия в веке XXI, несомненно, накладывает отпечаток на вопросы выстраивания единой системы освоения (и понимания) пространства как таковой. Здесь следует вспомнить, что на сегодняшний день вопрос о формировании единой системы расселения на территории Российской Федерации, возможно, и обозначен в теоретическом аспекте, однако на практике — порой во многом расходится с теорией, отвечая на вызовы современного свободного рынка, изменения в сфере производства, колебания потребностей в транспортировке тех или иных видов ресурсов, и так далее. По сути, сейчас мы наблюдаем уникальную ситуацию в градостроительстве, рассматривая тенденцию выделения в общей системы расселения образований нового типа, являющихся переходным звеном между городом и агломерацией. Безусловно, российские города проходят те же пути по включению в сои границы территорий, по объединению с близлежащими населенными пунктами, по постепенному «врастанию» в сельскую среду. Все это было заложено изначально, еще в период создания этих городов или же выявления ключевых направлений по их развитию, сформированных еще в середине прошлого века. В качестве примера, можно обратиться к работам Г.М. Лаппо. Однако, этот процесс, который на Западе занял десятилетия, в России, при условии необходимости форсированного движения в деле формирования нового типа экономики и, по большому счету, построения новой системы в освоении территорий, приобрел свои нюансы и спрессовался в десятилетия, а иногда и годы. Постепенно, под действием ряда объективных сил, наметился отход от принципа каркасно-сетевой структуры географии расселения не на формальном (для ухода от подобного типа расселения нет ни оснований, ни ресурсов), а в плане социальном и экономическом. Постепенная переориентация экономики с производственного направления реального сектора на определение в качестве главного базиса именно ресурсов отодвинули на второй план вопросы о перераспределении средств производства как таковых. Соответственно, и «производственная» составляющая, являвшаяся базой для определения приоритетов планирования крупных территориальных образований, осталась в прошлом. Безусловно, данного рода проблема является так же следствием отхода от «планового» направления экономики. Но напомним, что большая часть российских (в прошлом еще советских) городов строилась и развивалась именно как составляющая часть общей, глобальной, четко функционирующей производственной «машины». Сейчас данный географический аппарат, по причине изменения общих тенденций в государстве и за пределами нашей страны, используется в совершенно ином направлении, нежели то, для которого он создавался изначально. Параллельно с этим Россия, как часть мира, воспринимает и преобразует уже внутри себя глобальные процессы общемирового масштаба, переваривая их и интегрируя в свой «организм». Таким образом, мы можем говорить о той же сверхурбанизации территорий (как общемировой тенденции), однако на совершенно иной идеологической основе, и как следствие — совершенно иными средствами.

Очевидно, что при подобном переосмыслении процесса глобальной урбанизации, при «агломерировании» по кажущимся одинаковыми причинам, но — в совершенно разных экономических условиях и с совсем разными базисами, итог того, что можно назвать построением советской системы агломераций сменяется чем-то иным. В то же время, нельзя утверждать, что современное разрастание городов и возникновение новых территориальных образований следствие только лишь западной, рыночной урбанизации, основной движущей силой в которой все-таки выступает частный (корпоративный) капитал под контролем государства, и его интересы. На костяк, созданный советской системой расселения (подробнее об анализе уже идеологической, а не только экономической составляющей данного этапа истории России-СССР можно прочитать в работе «СССР как мегапроект» Марка Григорьевича Мееровича), накладываются принципы нового времени — перераспределение материальных благ и их последующий оборот. На это, в свою очередь, накладывается общий принцип кризиса урбанистической теории и вовлечения градостроительной практики в пространство постмодерна. Современные «агломерации» уже не могут рассматриваться как следствие влияния только лишь одного из этих процессов. Агломерация — это всегда сам процесс, множество процессов. Более того, в некоторой степени некорректно называть эти образования собственно агломерациями в полном понимании этого слова, если мы говори о концепции агломерации — как едином воплощении централизованного развития и освоения территории, направленном только лишь на создание единой среды и «поля взаимодействия» как таковой. То, что мы наблюдаем сейчас — это часть динамического, хотя и несколько заторможенного постоянными преобразованиями внутри страны, процесса. Возможно, через какое — то время данные образования смогут стать самостоятельными «единицами» (сейчас мы рассматриваем не столько Москву и Санкт-Петербург). Но на данном временном отрезке логичнее было бы говорить о структуре, которая уже не является городом в понимании локальной «точки на карте», но в силу экономических и социальных факторов — не преобразовалась и в агломерацию как таковую, дошедшую до той критической точки, где к этому постгороду применим сам термин, «агломерация». Условно назовем это «постполисом» — следующей стадией существования мегаполиса как такового, перешедшего за грань понятия «города» не только в территориальном, но и в экономическом, а так же социальном, аспектах.

Постполис — это конгломерат освоенных человеком территорий вокруг городского «ядра» (и вместе с ним) тяготеющий к постепенному переходу на уровень полноценной агломерации. Однако процессу «срастания» как способствуют, так и противодействуют различные силы, являющиеся производными от глобальных и локальных процессов.

Безусловно, нижеследующее короткое исследование не претендует на роль всеобъемлющего анализа «динамической агломерации», постполиса, ставшей сейчас одной из составляющих глобального процесса пересмотра самого принципа освоения территории в нашей стране. Однако непреложным фактом является необходимость изучения данного явления именно как перспективного явления, отражающего основные тенденции в градостроительстве на сегодняшний день.

В дальнейшем, дабы не утомлять читателя большим текстом, я приведу здесь некоторые части своей работы, озаглавленной «постполис», чтобы дать понять, как тесно социальные, политические и экономические факторы — связаны с понятием «градостроительства» как таковым.

#постполис


util