Badge blog-user
Блог
Blog author
Cotliar Milena

Моим соотечественникам Альфреду Коху и Михаилу Ходорковскому (это по алфавиту)

12 Октября 2015, 11:42

Моим соотечественникам Альфреду Коху и Михаилу Ходорковскому (это по алфавиту)

Статистика Постов 196
Перейти в профиль
Сейчас, в середине октября, можно уже полноценно сказать, что я на платформе год. 17 октября я опубликовала свой первый пост в блоге. Конечно эта платформа даёт невиданную доселе возможность говорить с людьми. Но кто-то скажет, что есть версия, что нас особо не читают и что для реальной консолидации общества здесь шансов мало.


Тут, в дискуссии под постом замечательно забредшего на платформу безусловно очень мощного и старающегося сделать что-то значительное и настоящее, Эльдара Марченко, зашла речь о неком средневековом воине, Иво Шенкенберге, поскольку под таким псевдонимом здесь выступает труженик интеллектуальной нивы из окрестностей известнейшего парижского учебного заведения.


И тут я вдруг для себя обнаружила, что некий фильм, где этот персонаж, так сказать, коротко просиял, — название антицерковного кинохита эстонских кинематографистов было «Священная Реликвия», — в СССР в 1971 году собрал почти 45 миллионов кинозрителей.


Поразительно, но факт. Конечно если учесть, что чуть ли не самым «импортным» в кино на то время были шедевры вроде знаменитых "Зиты и Гиты«(исполнительницу главной роли кстати на днях похоронили в Индии), то это был и впрямь полноценный европейский костюмный фильм: с рыцарями, замками, аббаподобными блондинками и даже некой еле уловимой интригой. Но всё же поражает именно число зрителей. Невероятное ну совершенно.


<h2>Неужели всё дело в кадре, когда из средневеково-роскошного сундука-раки выпали здоровенные коричневые, похоже воловьи, костяхи этой самой «реликвии»?
</h2>

Хотя, если задуматься о небезызвестном образе «Пастора Шлага», как и вообще надо всем тем, что угадывалось в фильме например «Щит и Меч», то становится ясно, что тогда некие коммунисты сильно боялись того, что наступало им на пятки с их же экранов. Они-то знали, что про что. И очень не хотели проиграть. Я имею в виду конечно «истинных коммунистов».


Разоблачение любого вранья здорово работает на самом деле. Особенно если хорошо его обставить. Внимание десятков миллионов, по крайней мере лет на 10, привлечь ведь этим правда можно. Потом будет то, что будет потом. По законам военного времени, которое, как мы понимаем, у нас на планете отменят может лет через сто наверное (в смысле что мы точно не доживём), расстреливать будут военнопленных. Так что есть смысл постоянно и интенсивно думать о том, как не думать о плене. О sweet-sweet плене.


Светлана Алексиевич получила Нобелевскую премию по литературе. Так. Все кто мог уже побросались с кулаками друг на друга по этому поводу. Но каков настоящий смысл произошедшего? А он очень прост на самом деле. Нобель так отделил советскость от социалистичности. Госпожа Алексиевич это советский антисоциалистический и генерально антитоталитарный писатель. Не понять это может только не читавший её произведений.
Эта женщина прожила жизнь во имя еле слышных и трудноразличимых истин, скрытых в человеческой природе.


Своей литературой она утвердила преждевременно погибшие «советы», как идею о коммуникации против коммунизации живых людей в их совместном поиске защиты от неведомого в живой тёплой логике общения. Она противопоставила эту идею безумию национал-социализма и отделила эту идею от идеи антикапиталистического социализма вообще, глазом дочери беларуса «от сохи» и украинки-мамы распознав кровавую мясную ложь в социо-коммунизации общества, усердно её потоптав и брутально развенчав.


И Нобель сказал своё «ВЕРЮ». И спасибо, старик. В тот момент, когда автор «У войны не женское лицо» получил Нобеля, всё неделимое в постсоветском пространстве взрогнуло. Да, мы — есть, ребята. Миллионы немцев-волгарей в ФРГ это тоже оно, Постсоветское. И узбеков тьма и монгол и поляков масса и болгар, и эстонцев, и литовцев и кого только ещё среди нас нет. Мы — есть. Спасибо, Нобель, что напомнил.


И вспомнилось почему-то небезызвестное «Прийду и разделю». Разделился ведь не знаменитый совок. Разделились люди, которые хотели разделиться в первую очередь с самими собой и с теми, кто хотел быть вместе и так остался.


Так и Вы, дорогие соотечественники Михаил Борисович и Альфред Райнгольдович, возьмите же уже скорее идею с «Открытым Радио», которую Вам тут давеча подали, и сделайте уже это наконец, начните говорить с людьми, предварительно вслушавшись в Ваши же собственные слова. Я перефразирую господина Ходорковского, что «если не бороться, боясь репрессий, это не гарантия, что всё равно не пострадаешь». Будьте с нами.


Мы — Союз. Они — Апполон. Там, на Олимпе, Парнасе, где-то. И есть классика беларуськой лит-ры. «Тарас на Парнасе» называется. Очень рекомендую. Напоминаю о выборе Нобеля. Там явный намёк. И с Аполлоном можно будет снова встретиться в космосе. Но уцелеть до стыковки никто кроме нас самих нам не поможет. Опять прийдётся строиться и самим лететь. Только так.


Вы освободились, Михаил Борисович. И за этим бесспорно радостным событием строем ушли Каха Бендукидзе, Борис Немцов, блистательная Екатерина Гениева и академик Евгений Примаков. Кто-то из четырёх наших соотечественников по характерно-событийной тематике ухода может и выпадает из ряда. Хочется верить. Хотя значения это не имеет. Беда в том, что до сих пор по сути ничего не происходит. Мы все как ЕЩЁ чего-то ждём, видя, что нас обложили и находясь будто бы в некотором параличе.


Ну обложили. Так в первый раз что ли? Делать-то что-то надо. На радио выжили целые поколения людей. По нему передавали не только «сдавайтесь, не сопротивляйтесь», а и другие вещи вообще-то. Например 8 мая 1945 года, 4 октября 1957 года и 12 апреля 1961 года. Это ведь тоже было, или нет?


Давайте ничего не ждать. Выборы, так выборы. И где Ваша коммерческая жилка, джентльмены? Деньги ведь и на радио можно зарабатывать, рекламой к примеру. И очень даже. Я недавно видела рекламу замечательного, настоящего, скоропортящегося молока для неких на глазах исчезающих нероботизованных гомосапиенсов. Такую рекламу можно давать. Это не стыдно. И даже вызывает уважение.


Тут конечно сразу возникает масса вопросов. А не опасно ли рекламировать молоко, опасное для экономики, опасной для человека? А не опасно ли давать людям право самим думать, без «технологий», над вещами, опасными тем, что так можно до чего-то додуматься? А не опасно ли жить, раз мы по сути перманентно умираем? А не опасно ли то, что мы все умрём? А не опасно ли пытаться со всей силы быть людьми, если есть вероятность того, что мы и так люди? И так до бесконечности.


А не опасно ли не давать ответы на вопросы, в которых кроется ответ?
Сегодня в Вене социал-демократы объявили о победе над небезызвестной «Свободой». Может статься, что без этой «Свободы» на евроолимпе нам всем будет дышаться свободней. Это во многом зависит от нас.

С уважением

Милена


<= На главную страницу_______ К конституционной дискуссии =>







util