Badge blog-user
Блог
Blog author
Milena Cotliar

Когда возникает общественное движение

12 Мая 2015, 08:07

Когда возникает общественное движение

Статистика Постов 404
Перейти в профиль

6bf693ad9a46.jpg
Мы наблюдаем возникновение общественного движения. И это прекрасно, что где-то рядом есть такой тонкий и большой специалист, как г-жа Мария Баст. Вопрос в том, что из того, что предлагается на начальном этапе, будет работать, а что нет. И это на данном этапе почти что самый важный вопрос. В конце восьмидесятых — начале девяностых многие из нас уже пытались построить государство для себя, пытались создать свой конституционализм и настоящее правовое общество из настоящих граждан. Прошла четверть века, и мы поняли, как дорого стоят ошибки.

Нельзя огрехами в процессе закладки фундамента заранее вычёркивать из контекста тех, кто может являться единственно нормальной основой для реального массового гражданского движения. Я имею в виду обычных, умных, образованных, спокойных людей, которые никогда не среагируют нормально ни на слова «левое движение» ни на слово «социализм» ни на словосочетание «красная фракция». Они сразу отшатнутся от этой идеи и идея будет внутренне пустой или наполненной неуправляемыми людьми с тучей хаотичных мыслей. Куда заведёт себя такое «общественное» движение? Вникуда.

Уважаемый Михаил Борисович Ходорковский всегда был за справедливость в обществе. Этим он собственно и был безмерно удивителен. Человек создал невероятные компании, стал неслыханным миллиардером и вдруг со всей мочи кинулся делать что-то для людей в неимоверном количестве. Как это не странно, но в чёткой и ясной форме вещи, сделанные (и делаемые) г-ном Ходорковским для общества нигде не зафиксированы. Причины этого ясны: Михаил Борисович чудовищно ужасен в качестве саморекламщика, а другие видимо часто думают, что ему хорошая реклама ни к чему.

В качестве иллюстрации мы имеем последний пример его фотографии на его сайте в статье с интервью для «Bild am Sonntag». Более странной фотографии трудно было найти. Но Михаил Борисович не мог не стебануться, сделав себе мощную визуальную антирекламу.

Таким же образом работают на Михаила Борисовича и слова «Красная фракция», «Левое движение» и «Социализм». И тут уже не стёб, а просто ординарная антиреклама.

Если вести речь об общественном движении с каким-то будущим, то надо говорить только о том, что не содержит в себе идеологической составляющей; речь должна идти о первичном, а не о вторичном субстантивном элементе. Понятие «социализм» изобретено кем-то для кого-то и работает оно, в процентном отношении, очень и очень пугающе и, что греха таить, вообще тупиково. Например «Шведский Социализм» это, если считать в плане гражданской численности, менее одного процента от всех существующих «социализмов». И это реалии не только северного полушария.

Понятие же «капитализм» — это клише, от которого тоже надо избавляться. В мире на самом деле нет ни социализма ни капитализма. Это всего лишь определения, одно из которых спектрально в плане вариативности составляет 95%. Социализм это маленькая часть от капитализма, если брать работающие механизмы обоих формаций.

Есть масса разных социально-экономических моделей. Я предлагала взять за основу конституционализм по Владимиру Пастухову. Это длинное слово, но оно лучше всего, чего угодно. Это — оптимальная общественная основа. И это на мой взгляд не соответствует действительности, что элемент RU в плане правового сознания бесповоротно поуродован Ордой или вышел из Орды. Это не менее древний элемент, чем другие четыре на планете. Если Вы вспомните фильм «Пятый Элемент», то его играла полусербка-полуруская, родившаяся в Украине Милла Йовович. Иваны, не помнящие родства, заблудились, но именно они, а не кто либо другой, решат судьбу планеты, когда найдутся и когда прийдёт час икс.

При этом ясно, что правовое сознание Ruski в данный момент в изрядной степени «матерное», но конституционная основа цивилизации RU держит её на плаву в восьмивековом рабстве очень неплохо, если так разобраться. Период рабства по сути отличается от двухсот лет феодального конституционализма от Ярослава Мудрого до Александра «Невского» лишь отношением граждан к замле, где в одном случае она им принадлежала, а во втором — с 1250 — нет. Если решить этот вопрос согласно законам жизни элемента RU, то это должно быть сделано не по типу Ваучер-Гайдар-Чубайс, а по типу «Непродажное оно — Заветное». Это важная техническая деталь.

Госпожа Баст, которая конечно является более чем замечательным другом для всех нас в наших устремлениях, нашла правильный цвет — Deep Red. Это «вещь RU». Беспроигрышный вариант. Но мы должны найти слово, не ассоциирующееся с панславизмом и красным террором. Слово Ruski. Своё слово. Не НАШЕ. Может надо поискать у инуитов, можно попробовать в ижорских диалектах — из них даже ещё не все мёртвые. Но г-жа Баст хочет судя по всему всё изначально обезнационалить. А кто из граждан интересно согласится на это пойти? На мой взгляд то, что Михаил Борисович видел между прошлым и будущим нашей страны этап национального государства, выглядело прекрасным компромиссом. Можно искать ключевое слово для «цвета» движения в старых языках важнейших народов страны.

Источником для нахождения этого слова, обозначающего «Цвет RU» могут быть диалекты, как то сойкинский диалект, распространённый на Сойкинском полуострове (Кингисеппский район), нижнелужский диалект, распространённый по нижнему течению реки Луги, от деревни Извоз до деревни Липово, хэваский диалект(возможно есть словари), на котором говорили в некоторых деревнях на реке Коваши и на побережье Финского залива в Ломоносовском районе Ленинградской области, оредежский диалект(тоже возможно есть словарь), был распространён в Гатчинском районе Ленинградской области, западнее среднего течения реки Оредеж. Нижнелужский диалект заметно отличается от остальных ижорских диалектов, что обусловлено влиянием ингерманландского финского и водского языков. Он по-моему, как и сойкинский и нижнелужский ещё не мёртвый.

В этих диалектах с языковыми традициями угорцев сочетаются традиции ашкеназим, что очень важно для объединения языковых связей. В исландском и шведском слово «красный» плавает между рэд и род. Так может можно найти что-то, что отразит суть именно цвета RU — глубокого, тёмного красного цвета. Дело в том, что все славистские слова (как и прилагательное «красный», вторичное слово, производное от «красив») содержат в себе так или иначе лингвоманипулятивный элемент. От этого в общественной деятельности надо срочно отходить. Это и есть секрет того, почему есть «мундиры голубые» и рабски покорные этим мундирам заворожённые массы. Слово решает всё.

Например словосочетание «левое движение» даёт полностью негативный посыл. Левацтво, левизм и леваки, как таковые, это изначально креативщики с манипулятивными возможностями. Те, кто «рулят налево. Может лучше «союзное движение», если так не хочется с чистого листа развивать республиканскую идею RU. На самом деле это работа для серьёзных этнопсихологов, этнографов и больших, настоящих лингвистов. Найти «пару слов», которые перевёрнут мир, это монументальный и очень квалифицированный труд.

В момент исторического перелома, когда Ruski свернули с конституционного развития, Чингизиды нашли для укрепления палеологизма на Руси слово «Радонеж», которое окутало деятельность Чингизида Александра «Невского». Было точно найдено руральное лингвистическое явление, со всей мощи ударившее в кровь новгородцам и отвлёкшее их от попадания в восьмивековое идеологическое рабство. Нужно найти курс и фарватер для обратного хода этнического развития общества. Это должно быть слово как минимум подобное по силе «Радонежу», но другого направления. Слово «Радонеж» загнало в транс элемент Ру, и нужно слово, которое из него выведет.

Если в наших, скажем, открытых «рядах» так и не наступает никакого понимания и приятия законов открытого общества, которые исключают обороты даже типа «работает со мной» или «не работает со мной», то это конечно очень прискорбно, но уж как есть, так есть. Хуже если нет понятия о том, что для либерально-демократической идеи современной альтернативой может быть только сильное республиканское движение. В классическом варианте республиканцы составляют альтернативу демократам; но если демократы — «общечеловеки», то республиканская идея может быть только «своя». И всё это не так уж и сложно облечь в форму нормального объяснения.

Например сейчас у власти демократы, паноптикумовидно монументализировавшиеся в демократоров Путинократуры. ЕдРо — это творение демократов. Чубайс, с которым так трогательно дружат доверцивые г-н Кох и Михаил Борисович — это в глобальном смысле левый демократ, поскольку он выступает именно на таком фланге, исходя из реалий. По-хорошему, если делать государство на века, что сейчас возможно сделать, надо начинать с людей, с граждан. Как можно отнимать у них республиканскую идею? Это же по сути всё, что у них есть. Зачем политика, если в массовом виде всё это в смысле гражданского приятия находится вне нашего общества.

Секрет в том, чтобы ставить на человека. На каждого из граждан. Надо колоссально верить в людей и понимать, что наднациональная Субстанция RU существует и что факты кражи истории народов и зафиксированные случаи их многовековых порабощений дарят нам возможность осознавать, что в мире существует что-то неподвластное переменам. Надо лишь в это верить, осознавать себя частью этого и знать, что реальные признаки мощи той или иной исторической субстанции кроются не в тупиковых явлениях, а в проточных. Элемент RU не впервые (как пишут западные историки) освоил огромную часть суши, установил на ней в том или ином виде свою государственность и отправил человека в космос. Но сейчас, если не бороться за этот элемент по-настоящему, то для нас всё будет потеряно. Мы не имеем права дать этому случиться.

История по имени СССР дисредитировала себя как процессом распада, который сопровождается нескончаемыми войнами, так и процессом образования, сопроводившимся чудовищными войнами и красным террором. Мы не должны, мы не имеем права употреблять слово СССР. В «чёрном» смысле оно содержит много «С», а в идеологическом — большую депрессию и марксизм, котороех однозначно хищническо-тупиковое и очень ядовитое в общественном смысле явление. Дав диалектику, Маркс взял за неё у человечества катастрофически большую цену, которую помнят. То ли дело большое и прекрасное слово «Союз», которое, кроме всего прочего, отметилось незабываемой космической стыковкой «Союз» — «Аполлон»




c238f5cf7d4a.jpg





util