Badge blog-user
Блог
Blog author
Milena Cotliar

Геннадий Корбан — о том, кем Петр Порошенко стал за год президентства (Фpaгмeнт)

22 Мая 2015, 22:56

Геннадий Корбан — о том, кем Петр Порошенко стал за год президентства (Фpaгмeнт)

Статистика Постов 404
Перейти в профиль
Текст: Светлана Крюкова

Фотографии: Роман Николаев для «Репортера»

Becь тeкcт reporter.vesti-ukr.com/art/y2015/n17/15517-dvorcovaya-ceremoniya.html#.VV3frfntmkq
_________________


7a908fb661ab.jpg


 <...>при каких условиях президент может потерять власть досрочно или это не его сценарий?

— Провокационный вопрос.

— Может, у вас и на этот счет есть афоризм?

— А есть. Сейчас найду... Нашел! «Слишком большая власть, внезапно обретенная одним из граждан при республике, превращает последнюю в монархию или кое-что еще похуже». Чем больше Порошенко будет стремиться к монополизации власти, тем быстрее он приблизит потерю этой власти. Он явно не отдаляет этот момент.

— По-вашему, как год президентства повлиял на Порошенко как личность? Как большая власть повлияла на его характер? Что в нем изменилось?

— Он слегка забронзовел. Это означает, что он постепенно превращается в памятник, который возвышается на пьедестале и рукой показывает путь. Вам это ничего не напоминает? Его проблема в том, что он не имеет обратной связи с обществом. Обратной отрицательной связи. В давние времена цари и короли переодевались, приклеивали усы и накладные бороды и выходили в народ, слушали и смотрели, чем он живет. Порошенко не спускается с пьедестала, он слишком обнес себя церемониями. Это церемониальная дворцовая важность делает его бронзовым.

— Приведите пример из вашего личного общения, подтверждающий эту характеристику.

— Я помню, когда Турчинов исполнял обязанности президента, Коломойский легко поднимал трубку и быстро решал какие-то вопросы. У Петра Алексеевича другая манера вести государственные дела. Он долгое время назначает встречи, переносит, назначает заново, готовится. На это все тратится куча времени. Какие-то люди все это обслуживают. Хотя, при желании, есть прямая госсвязь, можно снять трубку и поговорить. Эта церемониальность ограждает его, как частокол.

— Возможно, это просто вопросы безопасности, обусловленные войной.

— Как раз во время войны ты должен быстро реагировать и не тратить время на церемонии и ненужную дипломатию. Можно все упростить: тебе нужен человек — взял позвонил. А не выставлять кучу дворцовых людей, которые за тебя пытаются что-то ответить, явно неправильно, или вообще не ответить. Из других примеров: я на своем уровне в одно касание по закрытой связи дозванивался главе администрации, который был при Турчинове. Чтобы поговорить, например, с Борисом Ложкиным, иногда требовались недели.

— Если вы сейчас наберете его по мобильному, он не возьмет трубку?

— Я же говорю — он не отвечает даже по ВЧ. Иногда он отвечает на СМС, но спустя время. Либо на очень личные сообщения. Я думаю, это такой купеческий стиль ведения дел. Или же стиль дипломата. Понимаете, президенту все важно обставить: цветы должны быть в одном углу, флаги — в другом. Однажды Порошенко решил наградить нас с Борисом Филатовым за заслуги перед родиной. Нас завели в какую-о комнату, посадили. Вдруг распахивается дверь, и в комнату входит Петр Алексеевич, а за ним какой-то человек из Службы протокола, который держит цветы. Он делает буквально вот так. Вот вы — Корбан...

При этих словах мой собеседник резко прерывает разговор и выходит из кабинета, громко закрыв за собой дверь. Потом резко открывает. Стремительно врывается в кабинет, упирается руками в стол и осматривает помещение поверх моей головы, играя чью-то роль. Он пародирует президента.

— Он зашел и вышел, посмотрел на обстановку и вышел. Заметил ли он нас с Борей, не помню, его больше интересовал интерьер и как тут все обставлено. Потом нас завели в другую комнату и торжественно вручили награды. Рядом стоял Ложкин, которого он видит 24 часа в сутки. Хотя он мог не церемониться, пожать руку и просто сказать: «Ребята, поздравляю! Вот орден». Может, кто-то посчитал бы это за панибратство. Но, как по мне, так было бы проще. А такие формальности — бездушные и очень холодные.

— Как вы считаете, решение Порошенко прекратить перемирие и начать боевые действия 1 июля 2014 года было ошибкой? Чем президент тогда руководствовался?

— Мне тяжело сказать, была это ошибка или нет. Но прежде чем начинать играть жизнями тысяч людей, нужно хорошо подумать над методами и способами дипломатии. С точки зрения ценностей, наверное, это ошибка. С другой стороны, мне тяжело ответить на этот вопрос, потому что мне сложно представить себя на его месте. Вполне возможно, что он поспешил. Это ведь был дебют. Ты не можешь во время дебюта выводить тяжелые фигуры, выражаясь языком шахмат. Выражаясь языком карт, может, надо было немного блефовать.

— Если бы вы были тем человеком, кто дает Порошенко советы, в тот момент как бы вы порекомендовали ему поступить?

— За неделю до выборов мы-то как раз и дали ему такой совет — не разворачивать полномасштабную войну. Это был очень конкретный совет. Порошенко как кандидат в президенты приехал с рабочим визитом в Днепропетровск. Были с ним тогда и Ковальчук, и Луценко, и Кличко. Все люди и мы тайно вынашивали надежду, что, когда у нас будет легитимный президент, все как-то устаканится. В конце концов, он народу обещал в течение нескольких недель мир. А значит, он сможет все это разрулить бескровно. Поэтому мы советовали не воевать, во всяком случае не вести полномасштабную войну с применением тяжелых видов оружия. Может быть, и надо было вести, но на уровне какой-то полицейской операции, применяя дипломатию.

— Чем обусловлены неудачи украинской армии в боях в январе-феврале под Донецком и Дебальцево?

— Я считаю, что вместо всей этой глупой некомпетентной неповоротливой махины нужно нанять частную военную компанию, регламентируя соответствующие процедуры в парламенте, и справиться с наемниками силами наемников. И это бы стоило дешевле.

— Вы предлагали эту идею Порошенко?

— Нет, он бы все равно меня не услышал.


9950a6e66835.jpg



util