Badge blog-user
Блог
Blog author
Milena Cotliar

Нацисты

16 July 2015, 15:26

Нацисты

Статистика Постов 404
Перейти в профиль
Они дружат. Они любят друг друга в разных странах. Но когда приходит время ссорится — они, странным образом, тут же ссорятся. Так произошло с Марин Ле Пен и украинским лидером партии «Свобода» Тягнибоком. Так стало происходить с украинскими и русскими бывшими друзьями на Донбассе: они стали убивать друг друга. При чём интересно даже другое: они как-будто по случайности решают, к кому примкнуть. Когда пошла война РФ в Украине, только им не было заметно, что их руками воюют собственно Кремль и Киев. Они воевали против Кремля и против Киева сами с собой. На Донбассе.

Я написала статью об этносах. Получила на неё 2 комментария. Вот они.
<h1>________________
</h1>
СЕРГЕЙ16 ИЮЛЯ

Что бы не говорили про правый сектор , но только они посмели вытаскивать из нор наркоторговцев и бить им морды за продажу мака , химии . Только вдумайтесь что они сделали , они реально замахнулись на наркомафию и дали им по зубам .

ТИМА ТИМОФЕЕВ16 ИЮЛЯ

Понятен крик души, но бесполезно. Механизмы саморазложения, тщательно вуалировавшиеся последние лет десять, запущены. Жалко, что цель всего этого банальная борьба власти за еще большую власть... Сейчас разделить тех, кто разделяет, чтобы властвовать, и властвует по принципу, чем хуже, тем лучше,невозможно. Не согласиться с тем, что кто-то целенаправленно актуализировал, профинансировал, прикрыл и направил эти разрушительные «волны» вглубь, в основание народа, под самый его фундамент, невозможно. Результат может быть только один — разрыв, развал, крах. В сухом остатке — беды народов, поиски причин, оправдания и власть. Власть тому, кто это затеял...
<h1>______________</h1>
<h1>И я не выдержала. Не могу больше держать это в себе. </h1>
Когда-то, в конце 80-х, может уже даже в 1990-м, мне позвонил краснодарец (из Ейска родом кажется) Андрюша Назаренко, который до того учился со мной в Гнесинском Училище. Он учился на конферансье, а я — на музыканта. Тогда для конферансье было отделение «артист речевого жанра». Позвонил и говорит «не ел два дня; привези макарончиков хотя-б». Мы сильно дружны не были, но раз такое дело, я рванула на Юго-Запад Москвы спасать человека от голодной смерти.

Андрей жил на квартире у какого-то балетного артиста, который в то время был за границей; километрах в трёх от метро «Коньково». Многоэтажный дом был совсем рядом с «животворящим источником», теперь плотно приватизированным РПЦ. Возможно кооператив творческих работников — я не знаю. И вдруг он мне говорит: «подо мной живёт человек, знавший твоего отца». Я изумилась. Мы пошли к нему. Тогда отца уже больше 10 лет не было в живых.

Из Совэкспортфильма или с последнего места работы отца, СовИнфильма был сосед Андрея, этого я не помню. И он стал рассказывать, что все были уверены, что отец погиб от несчастного случая «по пьяни». Я говорю: «два выстрела себе в голову сзади по пьяни не делают». И тут он перешёл на то, что его видно давно занимало. На убийство легендарного украинского музыканта, написавшего песню «Червона Рута». К моему полному изумлению он сказал, что мой отец с ним (с рассказчиком, соседом Андрея) говорил незадолго до смерти об этой «Червоной Руте», о лемках (русинах), о совершенно другой философии, настоящей дружбе людей.

А история была такая. Отец в какой-то поездке по провинции встретился в компании с парнем, который был очень талантливый музыкант. Выяснилось, что оба они лемки, или русины. Это тогда обычно скрывали — и в Москве и в Украине. Люди старались не распространяться. И они подружились. Отец стал ему рассказывать о глубинной идее лемков, о Червоной Руте, о том, что это и не мята и не туман и не цветок, а Земля, кусок суши, флаг из кожи, «шагреневая кожа», и что национальностей нет и вражды между людьми быть не может, потому что под Червону Руту тысячелетиями вставали любые люди, чтобы совместно защищаться от разбоя.

Мне много было рассказывать не надо — я всё это знала от деда. Потом парень написал песню Червона Рута, отец по своим каналам помог ему с Москвой, песня выиграла конкурс, а жил в Москве один из участников их ансамбля у этого мужчины(рассказчика). И он сказал, что идея тогда сильно не понравилась комитетчикам, которые уже раскручивали нацистские дела и в Украине и в РСФСР. Им очень не понравилась сама песня. Она не вписывалась в разнорядку. Идея не вписывалась в то, что Россия и Украина — разные страны.

Дальше он заявил, что автора «Червоной Руты» через год после моего отца убили львовские нацисты, которых плотно покрывало и пестовало КГБ, уже тогда готовившее руховцев (это предтечи Правого Сектора) на то, чтоб те порвали две страны друг с другом. Тогда это его сильно удивило. Он связал две смерти одну с другой и задумался над этим, поскольку знал обоих убитых, при том, что видно всё-таки не сомневался, что с моим отцом всё тоже не случайно.

Смерть композитора тоже приподнесли, как случайность или суицид, но друзья ему сказали, что случайностью это отнюдь не было. Парню перед смертью аккуратно раздробили кисти рук, чтобы всем было понятно (логично предположить что именно перед смертью — чтобы убить музыканта сначало морально). Им не нравилась добрая украинская идея, объединяющая народы. Им нужна была злая. Им она была необходима. И им не понравилось, что он не хотел на конкурсе в начале 1970-х петь в национальном костюме. Произошёл какой-то конфликт. Парень похоже был антинацист.

<h1>Червона Рута</h1>
Отец был антифашист. Он был не активный. По природе своей был мягким, творческим человеком, очень любившим кино. Хранил дома «Мастера и Маргариту» и "Библию«(тогда это было в целом нельзя), и одновременно с этим так же наконечники от нацистских знамён со свастикой из каких-то соображений (это до сих пор остаётся для меня загадкой), видно местами думая, как и многие по сей день, что «клин клином вышибают» и видя, что собственно наше КГБ конечно же не менее изощрённое явление, чем то же СС и порой имея дело именно с ними, а не с оригинальными эсэсовцами, которые якобы остались во Второй Мировой побеждёнными.

То, что ближе, то всегда кажется злее, воспринимается чем-то отдельным. А может он просто изучал эти наконечники, как артефакт. Кто знает. А может, как и многие, он предполагал, что нацизм — средство от фашизма. А я за свою жизнь поняла, что нацизм — порождение фашизма. Его прямой слуга.

В Югославии отeц встречался со старым белогвардейцем, который похоже повоевал и за власовцев, судя по некоторым признакам. Но мой отец всё же боролся с фашизмом. Пришло время в моей жизни, когда мне об этом сказали люди, которые делали это в шестидесятые-семидесятые годы вместе с ним. Убили его конечно не за антифашизм, как я думаю, не не без намёка на то, что это не лучшее занятие в жизни. Судя по дате убийства, 2-го февраля (его «предупредили» ровно за пол-года), очень похоже на то.

Этот сосед Андрюши Назаренко мне сказал, что уже тогда, в 1978-79-м, когда убили и моего отца и композитора, написавшего «Червону Руту», самой нехорошей перспективой для КГБ было реальное ослабление нацизма в Украине и в России через талантливых музыкантов и людей других творческих профессий. Я не помню имя этого человека, рассказчика о трагедии автора «Чевоной Руты», соседа Андрея Назаренко, да и конечно его уже и нет в живых. Он пил и уже тогда выглядел неважно. При этом я уверена, что страшная история кобзаря «Червоной Руты» известна не одному ему.

Но запомнилось навечно то, что он сказал: «Украину от России отдирают потому, что в России Церковь не на месте. Раздерут две Церкви, и Русскую Православную — сотрут (что мы кстати в какой-то степени и видим, поскольку они поддержали войну). Наступит царство сат*ны». Я долго думала над этим и пришла к выводу, что он похоже прав. Московская РПЦ — не легитимная.

Сейчас, когда и Лавровым и Путиным столько раз было произнесено слово «фашист», никто из кремлёвцев ни разу не произнёс слово «нацист», хотя это гораздо менее сильное слово. Может просто отводили удар от главной темы? Самой важной, самой заветной, самой чёрной? Теперь чертеняки добрались до Закарпатья. Гореть им, гадюкам, в аду


<h1></h1><h1>Нацисты, знаете ли Вы, чьи Вы слуги?</h1>
util