Badge blog-user
Блог
Blog author
Milena Cotliar

Умер Юрий Николаевич Афанасьев

15 Сентября 2015, 03:08

Умер Юрий Николаевич Афанасьев

Статистика Постов 404
Перейти в профиль
Я его знала, но ночью поняла, что не хочу или даже практически не могу ничего о нём писать. Просто горько. У многих из тех, кто стоял у истоков движения «Демократическая Россия», ком в горле при одном воспоминании о том, чем это движение должно было стать.


Когда создавалась «Демократическая Россия», было иное время. Совсем иные люди. Богатыри — не мы. Я знаю, что писать здесь, на этой платформе, о Юрии Николаевиче возможно и не стоит. Не дипломатично. Но смысл в этом есть.


Это был человек, который всё искал берег: берег истории, берег страданий для своих людей, берег из «понятий» у русла реки законов. Он много думал о том, что собственно возможно будет сделать, а что нет.


Это был человек, который прожил серьёзную жизнь и выпустил массу блестящих исследователей, заразив их жаждой докапывания, — в прямом и переносном смысле, — до истины. Для меня, в моём понимании, он был колоссально серьёзным и ответственным историком в первую очередь. Недоказанный факт для него был отсутствием факта. История для него была тем, что обязано отстаивать своё право на существование. Общение с ним было всегда затруднено, всегда это были группы, но он знал меня по имени и пару раз говорил мне «Милена», что меня поражало.


a90364d819c5.jpg


Я вспомнила сейчас один момент, который случился как вчера. В начале улицы, где был историко-архивный, совсем близко от Дзержинки, ныне Лубянка, году в 1989-1990-м наверно мы с несколькими молодыми людьми и с Юрием Афанасьевым зашли в Аптеку на правой стороне как идти от Политеха к Историко-Архивному. Начался дикий дождь со страшной грозой. Юрий Николаевич молчал, видно ловил момент вечно убегающей от нас жизни; может решил воспользоваться возможностью просто постоять и подумать.


Я особенно к нему никогда ни с чем не лезла, а тут смотрю, он встал в маленьком проёмчике, и вроде как-то неловко ему одному было там стоять.


В Аптеке был народ, а мы ничего не покупали. И я решила заговорить. Начала конечно с глупости, про Святослава Рериха. А он и говорит: «знаешь, что они с Петром Кропоткиным были в родстве»? Я говорю «нет конечно; я почти ничего не знаю» (мне было 19). А он и говорит: «да, были в родстве». И вдруг говорит: «но ни о чём в жизни много думать нельзя: надо созерцать и обращать внимание на детали, а в деталях нельзя тонуть — а то не выплывешь».


Вот собственно главное, что я о нём помню. Я не знаю ничего из его дальнейшей биографии, последний раз с ним виделась в 1994-м. Знаю только, что сделал он в жизни очень и очень много. А информации о нём — ноль. Как и об очень многих других, кто имел отношение к движению «Демократическая Россия», которое мы между собой упорно, до самой смерти Галины Старовойтовой, называли «Демократический Союз». Верили во что-то непонятное. Возможно в победу людей над нéлюдью.
util