Badge blog-user
Блог
Blog author
Milena Cotliar

Украинец и Освенцим

27 January 2015, 22:32

Украинец и Освенцим

Статистика Постов 404
Перейти в профиль
Из Google+



27 января мир отмечает 70-летие со дня освобождения узников самого смертоносного нацистского концлагеря Аушвиц.



9b0e0660227e.jpg
90-летний украинец Игорь Малицкий расплакался, вернувшись в лагерь смерти




В этот день около 300 узников, которым удалось выжить на «фабрике смерти» вернулись в Освенцим, чтобы почтить память погибших. Среди бывших узников, которые пришли сегодня в концлагерь и 90-летний украинец Игорь Малицкий, который попал в жернова нацистских лагерей в 17-летнем возрасте.




Что было для Вас самым страшным в этом концлагере?




— Самое страшное для меня был мой номер и женщины с детьми — это для меня самое страшное, из всего, что я там видел. Номер, потому что я вырос среди лошадей, и знал, когда лошадей приводили в дивизию, их распределяли по полкам, на них выжигали штамп-номер полка или еще какой-то знак. Меня превратили в скотину, теперь я был как лошадь, как скотина.




А дети... Ужасно видеть грудных детей и детей постарше, которых загоняли в газовые камеры. Это ужасная смерть. Когда расстрел или виселица — это мгновенно. А здесь загоняли, закрывали двери и потом только через 30-40 минут они умирали, задыхались от газа, который там выпускали. Двери закрывались, а через трубы бросали кристаллы циклона «Б» — газ. Когда вытаскивали оттуда мертвецов, часто попадались живые дети. Матери прикрывали их своим телом. Я не знаю, каким образом оставались живыми эти детки. Их выносили, и полуживых детей брали за ножки и бросали в сторону, туда же в эту кучу трупов.




Был еще женский блок. Кто видел фильм «Помни имя свое», это чистая правда, потому что фильм снимали по рассказам именно женщин-полячек, которые были в этом блоке. Там же находился и детский блок, как там страдали эти дети, что только с ними не делали, и кровь брали, и опыты проводили на них.




Опыты проводились над людьми, военнопленными. 8 тысяч военнопленных погибли в Беркенаут. На них испытывали действие газа, испытывали действие холода. Бросали в ванную со льдом, засекали время, когда остановится пульс, сколько человек продержится.




— Какой случай в концлагере запомнился вам больше всего?




— Когда-то я попал в хозяйственную команду по лагерю: возить воду, заниматься уборкой. В женском лагере не было воды вообще. Когда я привез им бочонок воды, эсэсовка с палкой в руках построила их в ряд. Я им воду разливаю и спрашиваю:




— Девчата, харьковские есть?

— Я есть, я — Нина Гуданова.



http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=13845
Это была сестра героя Советского Союза Гуданова — Ниночка. А воду я возил от крематория, возле газовых камер. Рядом были склады, где хранились все вещи заключенных. В 1944 году завезли богатых евреев из Греции, им говорили брать с собой ценные вещи. Забирали у них все: часы, золотые монеты. А потом в крематории этих евреев сжигали, а вещи их сортировали. В этом складе была гора женской одежды, гора детской одежды и обуви.




Только 70 тонн женских волос было, представьте, сколько женщин ушло на тот свет в этом концлагере. Вот рядом с этим складом и находилась вода. Однажды, один из охранников этого склада, а они все были исключительно евреи, подкинул мне большой кусок хлеба. Я спрятал его за пазуху и отвез вместе с водой в женский лагерь. Я отдал хлеб Нине Гудановой, они с девчатами начали по кусочкам разрывать этот хлеб. Нина у меня тогда попросила привезти много тряпок, самых обычных белых тряпок.




Им же ничего не давали, только халат полосатый, рубашка, кажется, была, полосатая косынка и деревянные башмаки — вот вся одежда, все принадлежности для женщин. Я тогда выпросил белую простынь, загрузил ее в бочку, залил водой и повез.




Забегая вперед, расскажу, что в 1973 году, когда по традиции мы, харьковские бывшие узники, собрались возле памятника Шевченко, сидели на лавочке и каждый что-то рассказывал. Я вспомнил этот эпизод, и когда начал рассказывать эту историю, кто-то сзади прыгнул и начал целовать и обнимать меня.




— Игорь, это же я Нина Гуданова!




— Разве можно было узнать?! Тогда была грязная, стриженая 18-летняя девушка. Помню, она подошла тогда к моей жене и сказала:



— Ты знаешь, Надя, если бы мне сейчас подарили бриллиантовое ожерелье, оно бы на меня не произвело такого впечатления, как тот кусок хлеба и тот проклятый кусок тряпки.




ae92a13f019d.jpg



util