Badge blog-user
Блог
Blog author
Роман Ревунов
Blog post category
Общество

Достаточно просто не мешать

Беседа с лидером общественной организации «Союз «Женщины Дона» Валентиной Череватенко и главным редактором газеты «Частная Лавочка» Еленой Надтокой

12 Октября 2017, 15:47

Достаточно просто не мешать

Беседа с лидером общественной организации «Союз «Женщины Дона» Валентиной Череватенко и главным редактором газеты «Частная Лавочка» Еленой Надтокой

Статистика Постов 167
Перейти в профиль

Первое в истории России уголовное дело по статье 330.1 Уголовного кодекса «Злостное уклонение от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента» было возбуждено в отношении лидера новочеркасской общественной организации «Союз «Женщины Дона» Валентины Череватенко. 19 июня 2017 г. дело было закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Как это произошло, почему, кто за этим стоял и что будет дальше, я выяснял у Валентины Череватенко и главного редактора новочеркасской газеты «Частная лавочка», члена Союза «Женщины Дона» Елены Надтоки.

Роман Ревунов: Прежде всего, мне бы хотелось поблагодарить Вас за любезное согласие побеседовать. С Еленой Михайловной я неоднократно встречался. Она постоянно создаёт исторические события: победа в Европейском Суде по правам человека, успех в Верховном Суде России. Теперь Вы, Валентина Ивановна, вписали в историю своё имя и наш город. Давайте уточним правовые аспекты. В чём заключались претензии к Вам, вашей организации?

Валентина Череватенко: В данном случае это были претензии не к организации, а ко мне лично. Более двадцати лет Союз «Женщины Дона» занимается общественной деятельностью по разным направлениям в соответствии с eставом организации. На определенном этапе развития организации, кроме реализации социального и правозащитного направлений, в нашей орбите оказалось и миротворческое направление деятельности. Я считаю важным говорить об этом. Ведь многие журналисты и так называемые эксперты делали умозаключения, не основываясь на фактах развития организации. Наша история началась в 1993 году, когда на Первом Форуме Женщин Дона было принято решение о создании общественной организации. Я не могу отрицать, что начинали мы с решения социальных проблем, проблем выживания семей с детьми в очень сложные девяностые годы. Затем, в связи с событиями в Чечне 1994-96 гг. поняли, что военные действия, военный конфликт — это НАШЕ дело, что мы ОБЯЗАНЫ приложить все усилия для восстановления мира. С 1995 года по сентябрь 2013 года «Союз «Женщины Дона» активно работает в регионах конфликтов, реализуя одно из направлений своего устава — миротворчество. Мы приобретали опыт, знания, формировали и апробировали практики урегулирования конфликтов, инициирования и проведения мирных диалогов. Но прежде, чем приходить в какую-либо из республик Кавказа, мы изучали традиции примирения народа, культуру общения, способы гражданского взаимодействия. По результатам исследований и своей работы мы публиковали аналитические материалы. Например, издали книгу «Дагестан — центр миротворчества». В ситуации Дагестана, где проживает множество различных народов, где часто два соседних аула говорят на разных языках и языком межнационального общения является русский, очень важно систематизировать позитивный опыт межнациональной коммуникации. Потому что этот опыт, эта практика бесценна! Но в ответе на ваш вопрос важно не это, а то, что с момента основания нашей организации, ежегодно, в полном соответствии с российским законодательством «Союз «Женщины Дона» направлял отчёт в Министерство юстиции РФ по Ростовской области.

Елена Надтока: Позвольте уточнить. Я видела эти отчёты. Каждый год организация направляла подробнейший материал о своей работе, с приложением фотографий, статистики, экспертизы по Северному Кавказу, качественной аналитики, хотя этого никто не требовал.

Роман Ревунов: То есть, государство получало бесплатно массив качественной аналитики, обработанные результаты полевых исследований, экспертные заключения которыми могли воспользоваться, в том числе, наши спецслужбы для борьбы с терроризмом. У нас много говорится о борьбе с терроризмом, особенно когда государство ограничивает под этим предлогом гражданские свободы. Судя по всему, эти наработки оказались невостребованными?

Валентина Череватенко: В один «прекрасный» момент, после принятия печально известного закона «об иностранных агентах», новочеркасская прокуратура активизировалась и начались проверки. Причем проверки с пристрастием. Хотя давление на организацию началось намного раньше. То у нас разбивали окна, то писали на стене «Приёмная Госдепа США». По городу распространялись абсурдные листовки, направленные на дискредитацию лично меня. Мы, я и коллектив, пыталась прояснить ситуацию, встречалась с чиновниками областного правительства, полпредства в Южном федеральном округе, обращались в полицию, в Следственный комитет, в прокуратуру, наконец, в Федеральную службу безопасности, с просьбой установить лиц, совершавших противоправные действия в отношении организации и меня лично, однако понимания нигде не нашли.

Но в данный конкретный момент наш офис посетила комиссия в составе всех возможных и невозможных проверяющих: прокуроры, пожарные, налоговики, полиция, ОБЭП, даже санитарный врач. Самой удивительной претензией оказалось отсутствие у сотрудников общественной организации санитарных книжек. «Вы же работаете с людьми!» — заявил представитель Роспотребнадзора. Думается, при такой логике скоро санитарная книжка потребуется для поездки в автобусе...

Роман Ревунов: Извините, что перебиваю. Елена Михайловна, это не та история, когда представители Следственного комитета утащили редакционные компьютеры во время обыска? (Редакция газеты «Частная лавочка» в течение нескольких лет размещалась и сейчас размещается в офисе союза «Женщины Дона» — прим. Р. Р.)

Елена Надтока: Нет, это случилось во время другого визита.

Валентина Череватенко: В результате, пожарная служба попыталась оштрафовать нашу организацию на 150 тысяч рублей и на 30 тысяч ответственного за пожарную безопасность. Елена Михайловна Надтока помогла обжаловать эти незаконные штрафы. После неудачи с пожарными, пытались надавить через другие службы, однако тоже безрезультатно. Затем, вероятно, после прямого указания областной прокуратуры, новочеркасские правоохранители начали инкриминировать Союзу «Женщины Дона» политическую деятельность, а, соответственно, необходимость зарегистрировать в реестре «иностранных агентов».

Роман Ревунов: Позвольте уточнить. Лично Вам инкриминировали злостное уклонение от внесения в реестр иностранных агентов? На этом основании возбудили уголовное дело?

Валентина Череватенко: Да, но это произошло намного позже.

Елена Надтока: Я хотела бы пояснить. Согласно зарегистрированным в Минюсте уставным документам общественной организации, Валентина Ивановна не вправе единолично решать вопросы подобного уровня. У неё просто нет для этого полномочий. В этой связи, совершенно неправомерно вменять в вину персонально ей или любому другому члену организации злостное уклонение от внесения в этот пресловутый реестр.

Роман Ревунов: Валентина Ивановна, скажите, давление на Вас связано с позицией «Женщин Дона» в связи с событиями в Донбассе, с миротворческими усилиями на этой территории? Например, Вы, будучи членом общественной наблюдательной комиссии, следили за условиями содержания Надежды Савченко в новочеркасской тюрьме, посещали её. Как Вы думаете, эти события связаны между собой: Ваша миротворческая позиция по Донбассу и уголовное дело?

Валентина Череватенко: Может быть. Весьма вероятно. Хотя, я бы не совмещала в одном сосуде мою позицию по Донбассу и посещение Надежды Савченко в качестве члена ОНК Ростовской области. На мой взгляд, это разные вещи.

Роман Ревунов: Если эта тема настолько высокорисковая, зачем Вы её касаетесь?

Валентина Череватенко: Я миротворец по призванию и по своей деятельности. Я наполовину украинка. Мой отец украинец. Я родилась в Донецке. Многие мои родственники живут в Украине.

Роман Ревунов: У меня вопрос к Елене Михайловне Надтоке. В период давления на Союз «Женщины Дона» редакция газета «Частная лавочка» занималась информационным сопровождением этой истории, публиковала объективные материалы. Вы ощущали какое-либо воздействие на редакцию, на Вас, возможно, были какие-то сигналы о том, что нужно остановиться?

Елена Надтока: Нет. Абсолютно нет.

Роман Ревунов: Кто оказывал Вам поддержку? Или никто не оказывал?

Валентина Череватенко: Мне оказали очень существенную поддержку. Коллеги по общественной и правозащитной деятельности помогали собирать деньги на юридическую помощь. Очень большой вклад внесла Людмила Михайловна Алексеева. На уровне Совета по правам человека и развитию гражданского общества при президенте России, членом которого она является, постоянно поднимался вопрос о прекращении уголовного преследования в отношении меня. Самое смешное, о прекращении дела я узнала из Интернета. Первым сообщил об этом, если не ошибаюсь, Павел Чиков (ассоциация юристов «Агора»), однако официально я долго не могла получить никакого подтверждения.

Роман Ревунов: Мне известно об успешно реализованных общественных, культурных, правозащитных проектах вашей организации, в том числе реализованных на деньги грантов президента России, например, по примирению сторон после двух чеченских военных кампаний. Деятельность «Женщин Дона» направлена на укрепление нашей Федерации, сохранения единого общероссийского культурного пространства здесь, у нас, на Северном Кавказе. Как Вы думаете, в чём причина того, что этот факт не понимается руководством спецслужб нашей страны, которые, казалось бы, должны стоять на страже целостности России?

Валентина Череватенко: Я не могу отвечать за спецслужбы. Но, на мой взгляд, политика на Северном Кавказе, основная ставка сделана не на мягкую силу, не на сердца и умы людей, а на Рамзана Кадырова, который, со своей немаленькой армией является теперь главным миротворцем. Хотя очевидно, что в этом регионе за показной стабильностью скрываются разнообразные деструктивные процессы. Мы уверены, что только диалог и сотрудничество может помочь развязать этот гордиев узел, но пока наше мнение и, наши умения, к сожалению, не востребованы.

Роман Ревунов: Давайте вернёмся к истории с уголовным делом. Вы намерены реализовать своё право на реабилитацию?

Валентина Череватенко: Я намерена приложить все усилия для изъятия статьи о злостном уклонении из Уголовного кодекса. Это абсолютно бессмысленная репрессивная статья.

Роман Ревунов: В завершение позвольте попросить Вас дать прогноз развития гражданского общества в нашей стране на среднесрочную перспективу, на ближайшие три-пять лет. Ещё хотелось бы знать Ваше мнение о том, как долго в головах многих людей будут сохраняться советские стереотипы. Например, если общественная организация получает иностранное финансирование, скажем, деньги ООН или ещё что-то подобное, то это враги народа, шпионы, и так далее. До каких пор эти стереотипы останутся в сознании людей?

Валентина Череватенко: Роман, мне кажется важным не педалировать эту тему. Это будет продолжаться до тех пор, пока подобные настроение будут подогреваться пропагандой. Это очевидно. Ресурсная база для общественных организаций будет сокращаться, но вот вопрос доверия со стороны очень широких слоёв населения — это вопрос деятельности институтов гражданского общества. Будут работать — будет доверие, и оно будет расти. Не будут работать, откуда тогда взяться доверию? С другой стороны, есть те организации, которые сумели выстоять, приобрели колоссальный опыт и укрепились. В этом отношении произошёл качественный скачек. Наверное, если бы не было этого закона, его нужно было бы придумать, чтобы все прошли такую проверку на прочность.

Сейчас я с некоторым удивлением смотрю на лихорадочный поиск новых идей в структурах власти. Почему им не приходит в голову прекратить войну с гражданским обществом и привлечь ресурс настоящей самоорганизации людей? Не придуманных, не созданных властью под конкретные цели, а настоящих, вредных, строптивых, смелых, непокорных. Это простое эффективное решение, оно лежит на поверхности. Третий сектор способен решать реальные проблемы. Достаточно просто не мешать.

Роман Ревунов: Уважаемые дамы, благодарю Вас за беседу.

Читайте также

Русский след

16 Декабря 2017, 13:06

9 Декабря 2017, 09:54

9 Декабря 2017, 09:54

util