Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Андрей Маргулев

Предвидение нового Майдана

11 Ноября 2014, 23:14

Предвидение нового Майдана

Статистика Постов 6
Перейти в профиль

Ситуация в Украине и вокруг нее дает наблюдателю так много не всегда находящихся во взаимном соответствии сигналов, что даже отсеяв заведомо ложные, не всегда легко определить главные тренды.
На прошедшей неделе, однако, картина стала приобретать для меня ясность, в основном, благодаря двум информационным материалам — передаче украинского канала «1+1» от 6.11.2014 «Право на владу» (влада — власть) (http://www.1plus1.ua/video/show/programy/pravo-na-vladu-366437.html, http://www.1plus1.ua/video/pravo-na-vladu-scho-maye-zrobiti-vlada-z-donbasom-drugiy-raund.html) и интервью украинской активистки и журналистки Ирмы Крат радио Свобода (Дм.Волчек, 9.11.2014. http://www.svoboda.org/content/article/26679480.html).
(Тут надо заметить, что если на телеканале люди собрались достаточно известные и однозначные, то из Ирмы Крат усилиями российских масс-медиа создан некий безбашенный монстр, который и «ополченцев» самолично пытал, и от «хунты» потом отмежевывался... При внимательном ознакомлении с сюжетами оказалось, что это все фантазии «закадрового голоса». Нормальная патриотка Украины, пробывшая 77 дней в плену у «ополченцев» и снова побывавшая в Славянске, о чем, собственно, и было интервью.)
Глобальной темой этих сюжетов был вполне естественный вопрос: а что же будет дальше? После фиаско «мирного процесса» и «Минских договоренностей» (полного состава которых так и не известно)?
И, надо сказать, картины и оценки произошедшего и предстоящего у главных действующих с украинской стороны сил — «низовых» военных, держащих оборону, и руководства страны — весьма разнятся.
«Низы» обвиняют руководство:
а) в полной незаинтересованности руководства в военных действиях (никакие старшие офицеры не приезжают на позиции, не определяют задач, не объясняют смысл происходящего и своих действий);
б) в отсутствии заботы об элементарном материальном обеспечении войск;
в) в отсутствии чисток армии от предателей и дискредитированных начальников.
Вот как передает эти настроения Ирма Крат:
«99% считают, что украинская власть по договоренности отдала Крым и хочет по договоренности отдать юго-восток, разделить Украину на две части. Одну часть Европе, вторую России. Простые солдаты говорят об этом уже в открытую, публично. /.../
Мы заняты войной, а наверху пытаются договориться как-то без нас, и мы им, ясное дело, очень мешаем. Чтобы мы, патриоты Украины, им не мешали, нас, конечно, надо в тюрьму либо в горячую точку. /.../
Они говорят: „Нас то, что сверху будут говорить, не интересует, мы им не доверяем. Если мы идем направо, то отчет даем наверх, что идем налево, потому что мы им не доверяем“. Вот такие у них разговоры, и они правы на сто процентов. Потому что если они скажут, что идут направо, то их сразу сливают и никто живым с той стороны не возвращается. Они уже не раз сталкивались в бою с этим. /.../
Мы так понимаем, что еще в Минске договорились, что аэропорт Порошенко должен был отдать дээнэровцам. Но не может его отдать, так как ему добровольческие батальоны не подчиняются и правильно делают. Они их пытаются оттуда выжить, но наши бойцы не сдаются, очень сильные духом. Те бойцы, которых видела я, — это киборги в кубе, они реально готовы отдать свою жизнь. Там вообще такие ребята, которые не рассчитывают на то, что они выживут. Они готовы положить свои жизни за страну, за Украину. Я была во всех горячих точках — в Мариуполе, в Володарском, в Волновахе, в Песках. Я хотела посмотреть, куда делись 128 миллионов, которые выделили солдатам и добровольческим батальонам на зимнюю одежду. И увидела, что эти деньги просто банально похитили, потому что ребята голые».
Ирме Крат приходится верить, поскольку такие же примерно представления «низов» озвучил и «киборг» Ивана Начовный в «Праве на власть»; то же передает со слов участников АТО в той же передаче и бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко:
«Нашим военным, фактически... запрещают делать те вещи, которые должны делаться на войне — им запрещают побеждать».
Подтверждало это телешоу информацию и про материальное обеспечение, и про странности с обороной Донецкого аэропорта, непрерывно уносящей человеческие жизни, но и не поддерживаемой материально военным руководством...
Поднимался (в который раз) и вопрос о введении военного положения...
Что же отвечала властная сторона, представленная, прежде всего, советником президента Юрием Бирюковым и советником министра внутренних дел Антоном Геращенко?
Вот это-то самое ужасное из всего услышанного.
Главный тезис, многократно повторенный Антоном Геращенко — украинская армия слишком слаба, чтобы наступать и побеждать, нужно пока добиваться численного и технического превосходства... Процитирую:
«На сегодня, благодаря действиям слаженным Президента, Правительства и Верховной Рады, увеличено финансирование украинской армии, но еще не достаточно увеличено, далеко не достаточно. У нас нет нефти и газа, у нас есть значительная степень патриотизма наших волонтеров и простых граждан, которые поддерживают наших ребят... Мы воюем техникой, которой 30–40 лет. Из 10 выстрелов пушки 3 могут не выстрелить. Танки, которые ломаются на марше, бэтээры аналогично. Поэтому, для того, чтобы наступать и побеждать, нужно подготовить оружие победы».
«Украина — население сейчас порядка 38 миллионов человек — на тех территориях, которые мы контролируем. В России — 140. Значит, нам нужна армия порядка 300 тысяч сухопутных войск, полностью снабженная всем, полностью обеспеченная бронетехникой, системами залпового огня, артиллерией, всем необходимым обмундированием, всеми необходимыми средствами связи, разведки и так далее. На сегодня, я боюсь, если взять то, о чем я говорю, за 100% — ну, если у нас от 5 до 10% есть — это очень хорошо. И задача новой Верховной Рады и Президента Украины — это всемерное укрепление обороноспособности нашей страны. Это, например, принять вопрос о том — мы возвращаемся к военному призыву или не возвращаемся к военному призыву... Нам нужно ответить на вопрос: какой процент валового внутреннего продукта и бюджета мы в этом году на следующий год запланируем на оснащение нашей армии, потому что бывает так — либо пушки, либо масло».
И еще перл государственной мудрости:
«Я думаю, что новая Верховная Рада должна в первую очередь заняться вопросами того, как наполнить бюджет и потратить деньги на то, чтобы наши солдаты были сыты, накормлены, обучены и хорошо вооружены»...
Правда, ловко задумано? То-то Путин удивится...
За этими пустыми словесами, однако, скрывается крайне вредная, бездарно-торгашеская идеология, обрекающее страну на заведомое поражение.
Ведь, если принять такие рассуждения за истину, то Украине надо просто сдаться России без дальнейших бессмысленных жертв, ибо в обозримом будущем у нее и людских ресурсов будет в разы меньше, и финансовых... Или пан Геращенко всерьез рассчитывает, что на защиту Украины вдруг мобилизуется все «прогрессивное человечество»?
История множеством примеров доказывает, что в борьбе против внешней агрессии арифметика ресурсов вовсе не играет достаточной роли, определяющей результат.
Блистательный шах Ирана Надир, покорив множество стран, создал империю размером примерно 3 тысячи на 2 тысячи километров. После этого покорил Индию, вывезя оттуда несметные богатства. Оставалось только покорить горную часть Дагестана, куда он вторгся в 1741 г. со 100-тысячной армией...
А в октябре 1742 русский резидент в Дербенте В.Ф. Братищев доносил канцлеру князю А.М. Черкасскому о сокрушительных поражениях войска шаха от местного населения, которое «к защищению своему имело только ружье и саблю», причем шах «лишь вконец разорил свое государство, подорвал свои сбродные силы». Выведя в феврале 1743 г. из непокоренного Дагестана едва половину войска, Надир-шах повторил свою попытку его завоевания в 1745-м, но также неудачно. Дошедший до паранойи от неудач, Надир-шах был убит в 1747 г. своими родственниками...
О том, насколько важна духовная компонента в военных противостояниях «Давидов» и «Голиафов», показывают примеры войн США во Вьетнаме, СССР в Афганистане, России в Чечне... Именно дух, а не количество танков и самолетов определили успешный отпор Финляндии планам ее советизации в 1939–1940...
А пан Геращенко, знай себе, внушает: «Для того, чтобы побеждать, нужно иметь еще численное превосходство, превосходство техническое»...
Откуда же возьмется это превосходство в сложившихся условиях? Сие есть тайна велика. Ибо на вопрос ведущего: «Как экономически будет Украина жить с Донбассом?» — дается следующий ответ:
«С каждым днем та территория, которая занятая террористами, превращается в черную дыру в экономике Украины. Мало того, что там не работает в должном объеме транспорт, не работают шахты, не работают металлургические заводы, химические заводы — большинство из них просто уже давным-давно остановилось... Там идет контрабанда, там идет производство наркотиков, там идет пересечение товаров из Украины в Россию и из России в Украину. И все это необходимо срочно прекращать. Для этого мы сейчас в Министерстве внутренних дел разрабатываем систему контроля, фактически, въезда-выезда, фиксации транспорта, фиксации грузов, товаров, которые входят-заходят на данную территорию. Невозможно делать так, чтобы этот трафик был бесконтрольным»...
Итак, мы собираемся добиваться превосходства над Россией... в условиях «черной дыры» в экономике, от которой можно избавиться только теми средствами, ради которых мы добиваемся превосходства... Ах, да, но у нас же будет «система контроля» — сколько и чего через эту дыру утекло...
Трудно сказать, чего в этой «стратегии» больше — шизофрении или интеллектуальной недостаточности. Можно только предположить, что у нее есть бенефициары — те, кто, как и раньше, готов самоотверженно стоять у финансовых потоков с Запада, на которые только и может быть надежда...
В русле такой политики фактического попустительства агрессии был дан ответ и на вопрос, когда, наконец, на захваченных территориях будет введено военное положение? Да никогда. Потому что «от того, что мы назовем „военным станом“ или АТО — от этого у нас не увеличится количество танков, у нас не увеличится от этого количество боеспособных солдат, не увеличится количество денег в бюджете».
Знаете, что означает такой ответ? Согласие на то, чтобы война и далее продолжалась как «гибридная», потому что это, оказывается, в интересах украинских властей ничуть не менее, чем Путина. Ибо война всерьез — она страшна, а когда у тебя что-то отъедают по кусочку — так, может, и ничего, может, если громко кричать, кто-то заступится и что-то уцелеет...
А пока можно надувать щеки, обличать Россию-агрессора, кричать, что в Украине решается судьба Европы, надеясь, что оттуда польются, наконец, денежные потоки. Ну почему нет? Пан Геращенко прямо видит всю эту благодать:
«А дипломаты в это время, рассылая бесплатные смс и е-мэйлы и заводя аккаунты в фэйсбуке, чтобы у них были десятки и сотни тысяч почитателей, совершенно бесплатных, в иностранных странах — должны призывать эти страны помогать нам не только словами о том, что они очень обеспокоены, а вполне конкретными поставками вооружений, военной техники, материальных средств и финансовых кредитов» (аплодисменты).
И вот вся эта хлестаковщина — и есть государственная политика новой Украины? За которую стоял, боролся и побеждал героический Майдан?
Да, прошло уже достаточно времени и имеется уже достаточно фактов, чтобы сделать вывод: к власти в Украине пришли люди, которые ни в малой степени не соответствуют тем задачам, которые стоят перед рождающейся нацией, способной отстоять свою государственность. Они слишком для этого мелки.
Нужен, очевидно, новый Майдан, который очистит путь во власть не все тем же проводникам традиции политического торгашества, а людям, способным возвыситься до национальных задач. Знающих не только силу денег, но и силу правильных слов.
Вот такие правильные слова (Виктора Суворова) я и приведу в заключение:
«Я решительно не согласен с термином „антитеррористическая операция“, не согласен. Что такое операция? Операция — это какие-то действия, связанные единым замыслом и планом. Захватили какие-то враги, захватили самолет, террористы какие-то — освободить самолет — это антитеррористическая операция. Не может операция продолжаться полгода, не имея единого плана, единого замысла — там что-то произошло, тут что-то произошло и т.д. Это не операция, это война Украины за свою независимость. Древние китайцы говорили: самое главное — правильно назвать. Вы скажите: это почему? А потому что правильно назвать означает правильно понять. Пока мы называем это какая-то там антитеррористическая операция, какие-то там террористы и т.д., если мы назовем это Великая отечественная война украинского народа за свою независимость, „братцы, паны, мы воюем за свою независимость и сейчас должны ее отстоять“. Вот тогда, если мы правильно это назовем, и будет другой результат, будет другое отношение к тем ребятам, которые проливают свою кровь, к правительству, которое принимает непопулярные решения, к милиции, которая защищает общественный порядок, к тем проходимцам, которые ведут войну против Украины. Будет совсем другое отношение. Ведь это Великая отечественная война украинского народа за свою независимость» (http://www.ukrinform.ua/rus/news/viktor_suvorov_esli_ne_dat_narodu_orugie_mi_ostanemsya_natsiey_rabov_1682206).













































util