Badge blog-user
Блог
Blog author
Игорь Кочетков

«Война с терроризмом» vs. преодоление террора

10 Января 2015, 20:40

«Война с терроризмом» vs. преодоление террора

Статистика Постов 11
Перейти в профиль
В новостях о событиях вокруг парижских терактов меня больше всего озадачило заявление Пентагона о готовности оказать Франции «любую помощь». Казалось бы, причем здесь Пентагон? Ведь во Франции проводятся полицейские операции по поимке преступников и освобождению заложников. В таких операциях участие армии, вроде бы, не предполагается.

С другой стороны, может возникнуть впечатление, что таким образом США любезно предлагают французам свой опыт борьбы с «террористической угрозой» после 11 сентября 2001 г. Тогда, при поддержке мирового сообщества (и России в первом ряду) американцы ответили на теракт в Нью-Йорке полномосштабным военным вторжением в Афганистан, якобы, для ликвидации Аль-Каиды, взявшей на себя ответственность за 11 сентября.

Война эта продолжается по сей день. Потери сил международной коалиции составляют около 3500 человек, счет погибших афганцев (как военных, так и мирных жителей) идет на десятки тысяч. Число погибших в этой войны, таким образом, уже в несколько раз превысило число жертв теракта 11 сентября. А где же Аль-Каида и Талибан, ради уничтожения которых все и затевалось? Да все там же. И все так же представители Аль-Каиды берут на себя ответственность за новые теракты, на этот раз в Париже.

Разве это не очевидное доказательство абсолютной несостоятельности «войны с терроризмом» как средства борьбы с террором? Однако, судя по последним заявлениям Франсуа Оланда о готовности Франции начать «войну с терроризмом», вместо преодоления террора нам снова хотят предложить «войну с терроризмом».

Террор это не просто насилие. Террор — это способ регулирование отношений между людьми, насаждения норм и правил поведения, путем запугивания и расправы с несогласными. Преодоление террора возможно только через утверждение альтернативного способа регулирования — путем достижения консенсуса в ходе открытого и равного диалога между всеми заинтересованными в конкретном вопросе.

Такой путь преодоления террора предполагает не «распространение свободы» где-то далеко, а внимтельное отношение к сохранению свободы у себя дома. Все ли жители этого дома надежно защищены от насилия (во всех его видах и проявлениях — от символического до вооруженного), особенно когда пытаются выразить мнение, отличное от мнения власти или сильного «большинства»? Не исключается ли кто-то из жителей нашего дома из равного и открытого обсуждения волнующих его проблем лишь на основании «неправильного» гражданства, цвета кожи, религии или, например, «социальной неравноценности»?

Постоянно задаваться этими вопросами важно по двум причинам. Во-первых, новые террористы-смертники вербуются именно из числа «исключенных» на разных уровнях групп, которые сами беззащитны перед насилием. Во-вторых, состав жителей нашего дома постоянно меняется, хотим мы того или нет, и, порядки, которые мы считали гаранитией свободы для всех, со временем могут обернуться тиранией для многих, если не для большинства.

Проще говоря, преодоление террора предполагает повседневную работу по защите прав человека у себя дома. Потому что все, о чем я написал выше, это и есть Права человека для всех, без дискриминации по признакам гражданства, расы, полы и любых других признаков.

Да, преступники, совершающие террористические акты, должны быть найдены и привлечены к ответсвенности. Должны быть найдены и привлечены к ответственности люди, поддерживающие и спонсирующие террористическую деятельность. Все это нужно делать (и делать лучше, чем это делается в большинстве случаев сейчас) для защиты жертв террора, которыми являемся все мы. Однако защита жертв террора и преодоление террора это далеко не одно и то же.

Условный Запад (в него я включаю и Россию) может справиться с террором только глубокие внутренние изменения на международном, государственном, культурном и личностном уровнях.

«Война с терроризмом» прямо противоположна преодолению террора. Она поддерживает и воспроизводит террористический принцип решения конфликтов и регулирования отношений между людьми — «кто с ножом, тот и с мясом». «Террористы сильны, у них есть автоматы Калашникова, ракеты и бомбы. Но мы соберем больше автоматов Калашникова, ракет и бомб и победим терроризм» — такова логика сторонников «войны с терроризмом». Неудивительно, что единственным реальным результатом «войны с терроризмом» может быть только рост насилия и террора. Ведь то, что насилие порождает только большее насилие — теперь уже просто статистический факт.

И дело не только в том, что уничтожение лидеров и рядовых членов террористических организаций порождает у их соратников, единомышленников и родственников дополнительную ярость и желание мстить, а это, в свою очередь, мобилизует «исключенные» условным Западом группы и ряды террористов-смертников только растут. Последнее совсем не удивительно: ведь проблема «исключенности» почти никому не интересна. «Нам не до этого», «Есть проблемы поважнее» — «война с терроризмом», например.

Но важнее другое. Риторика и практики глобальной войны меняют западные демократии изнутри, а страны, находящиеся в стадии демократического перехода поворачивают назад, к авторитаризму и террористическим методам управления обществом. Террористы вернее всего победят, если им удастся окончательно втянуть нас в «войну с терроризмом»
util