Badge blog-user
Блог
Blog author
Игорь Кочетков

Случай в Орландо

16 Июня 2016, 22:37

Случай в Орландо

Статистика Постов 11
Перейти в профиль

9365a2da8874.jpg
Наверное, все уже догадались, о каком именно случае пойдет речь. Я, как и многие, был шокирован (первая реакция), расстроен, возмущен. Я скорблю об убитых и всем сердцем желаю их родным и близким, всем выжившим, найти силы, чтобы пережить постигшее их горе. Но я боюсь, что повторение страстных слов — «трагедия», «зверское убийство», «непостижимое и бессмысленное» — могут ослеплять нас и приводить к ошибочным выводам о смысле происходящего (а смысл есть всегда) и том, что нам следует (и, важнее, — чего не следует) делать. Да и сколько уже раз мы повторяли эти страстные слова. Поэтому я буду говорить именно о случае ненависти — одном из бесчисленных в ряду подобных.

Знаменитая формула Ханны Арендт «банальность зла» имеет двойной смысл: 1) Зло банально, 2) Банальность есть зло. Банальность сопровождает и окружает нас повсюду и всегда. От нее нельзя спрятаться и уехать. А значит и зло, включая ненависть, как его разновидность, присутствует в жизни людей повсеместно и всегда. Разбираемый нами случай произошел в США, где гражданские права и свободы гарантированы законом и судом, где существует специальное законодательство, защищающее меньшинства (в том числе и ЛГБТ) от преступлений ненависти и где оно, самое главное, «работает». Никакие законы, политические системы или моральные предписания не ограждают нас от столкновения с ненавистью, потому что она банальна, мы живем внутри нее. Точнее, мы живем на ней, так же как мы живем на Земле. Ведь одно из значений прилагательного «банальный» — поверхностный. Куда бы мы не отправились и как бы быстро не передвигались, мы продолжаем оставаться на поверхности. Все события происходят на ней, зло и добро — ее атрибуты.

Мы обманываем себя, говоря, что ненависть «ненормальна» и «противоестественна». Нет ничего естественнее и нормальнее поверхности (она же — банальность). Телеобращение Барака Обамы в связи с событиями в Орландо было восемнадцатым (!) за все годы его президентства обращением к нации по аналогичным (стрельба в общественных местах с многочисленными жертвами) поводам. Подобные происшествия стали рутиной (еще один синоним банальности) для США. В остальном мире ситуация не лучше, если не хуже.

Какие же выводы из этого надо сделать? Мы не сможем избежать столкновения с ненавистью, где бы ни находились. В любой части света, в любой стране, в ночном клубе, в магазине, у себя дома под одеялом — везде чувство защищенности от ненависти обманчиво. Не поможет и изменение поведения — спрятаться, замаскироваться, «быть благоразумнее и осторожнее» и все другие варианты. Ведь что бы вы ни делали, вы находитесь на поверхности, в ситуации банальности существования. Что же остается? Остается быть готовыми к столкновению с ненавистью в любой момент и в любом месте. И мы никому не можем «перепоручить» столкнуться с ненавистью вместо нас — ни государству, ни общественным организациям, ни другим людям. То, что с нами происходит, происходит именно с нами. Поэтому каждый и каждая сам и сама отвечает на удар ненависти, когда сталкивается с ним. Каким же может быть этот ответ?

И здесь самое время обратиться ко второй, оборотной, стороне банальности зла. Почему банальность это зло? Потому что она всегда лжива. Лживая простота, лживая праведность, лживая красота — это все про банальность. И ненависть. Она тоже всегда лжива. Ненависть — это желание уничтожить (или нанести непоправимый вред) тому, кто, по твоему мнению, виноват в твоих несчастьях. Наши чувства горечи, одиночества, тоски, страха и тревоги всегда настоящие (истинные), а вот объяснения возникновения этих чувств действиями других людей и предположение о возможности избавиться от ощущения несчастья (или компенсировать его), причинив им вред, всегда ложны. Потому что мои чувства это всегда только мои чувства и только я сам за них в ответе. Не меня обижают, а я обижаюсь. Сначала появляется мой гнев и только потом я ищу к кому или к чему его «приложить». То, что я не всегда осознаю такую последовательность, не меняет сути дела. Также нет ни одной истинной причины, по которой причинение вреда другому может компенсировать мое собственное несчастье.

Почему же тогда ненависть становится банальной? Как и любое ложное суждение, ненависть превращается в «само собой разумеющееся», то есть банальное, убеждение, когда все вокруг с ней соглашаются. Если мы хотим, чтобы ненависть перестала быть банальностью, мы не должны с ней соглашаться.

Не так давно в одном маленьком российском городке (умышленно опускаю названия и имена) человек покрасил волосы в необычный цвет в знак протеста против унижения своих дрзей-геев из-за их «нестандартности». Местные хулиганы побили человека потому, вероятно, что сочли цвет его волос причиной своего гнева, либо возможность избить не похожего на них человека — причиной своего удовольствия. Я точно не знаю. Но как только новость разошлась в Интернете представители ЛГБТ-сообщества кинулись осуждать...хулиганов?...нет — избитого человека: мол, зачем он «провоцировал», ведь знал, что за такое могут побить, и все в таком духе. Волосы на моей голове, в какой бы цвет я их не покрасил, не могут нанести никому реального вреда. Это истинное утверждение. Противоположное — ложное. Если эти самые хулиганы согласились с тем, что необычный цвет волос представляет угрозу для них лично и для общества и является достаточной причиной для гнева и насилия, они солгали. Самим себе, прежде всего. Разумеется, человек с необычным цветом волос знал, что может быть побит. Но что он знал? Что его перформанс может нанести реальный вред окружающим? Нет. Он знал, что это утверждение ложно и все вокруг согласны с этой ложью, из-за чего она и стала банальным убеждением, известным ему. И он отказался соглашаться с этой ложью, поэтому он сделал то, что сделал. Представители ЛГБТ-сообщества, бросившиеся его осуждать, тоже знали (не глупые же люди), что цвет волос не может нанести вреда окружающим. Они также знали, что противоположное, ложное, утверждение является банальным убеждением. Но, в отличие от человека с необычными волосами, они решили с ложным утверждением согласиться и осудить того, кто не сделал то же самое. Своим согласием они поучаствовали в банализации ненависти.

Отец Омара Матина, убийцы из Орландо, говорит, что возможной причиной поступка его сына стало возмущение от увиденного им поцелуя двух мужчин. Это ложное утверждение. Поцелуй двух мужчин, как и любой другой поцелуй, не может нанести вреда окружающим (если, конечно, целуют не их)и вызвать необходимость защищаться с оружием в руках. Но есть немало людей, согласных с противоположным, ложным, утверждением. Именно поэтому оно стало банальным убеждением. Омар Матин лишь согласился с ним, чтобы использовать его для поиска реального объекта (он же — ложная причина) «приложения» своего гнева. Но чем, скажите мне, это отличается от истории с крашеными волосами? Не посоветует ли кто-нибудь теперь американским геям перестать целоваться на людях?

Еще раз. Всем людям свойственно заблуждаться (выносить ложные суждения), в том числе относительно настоящих причин своих чувств. Зная, что ложное утверждение ложно, у каждого из нас есть выбор: согласиться с ним, или отказаться это делать. Также, как каждый человек только лично сталкивается с ненавистью, он только лично, за себя и под свою ответственность, делает этот выбор. Человек не имеет возможности никому"перепоручить" сам выбор и ответственность за его последствия. Любые ссылки на «традиции», «воспитание», или «обстоятельства» будут ложными утверждениями. Да, культура, семья, окружение предъявляют нам разнообразные утверждения, но соглашаемся или не соглашаемся с ними только мы сами. Ложное утверждение, само по себе, есть только ложное утверждение, но соглашаясь с ним мы делаем его банальным убеждением, которое может стать руководством к действию. Чем больше людей соглашаются, тем сильнее и действеннее это убеждение становится.

Если мы действительно хотим противостоять ненависти, у нас есть только одно реальное средство — не соглашаться с ней. Тем, кому моя мысль еще недостаточно ясна, стоит вспомнить сказку о голом короле. Там один маленький мальчик, по малолетству не знавший, что с ложью о прекрасном платье короля положено соглашаться, разрушил банальность.

Есть разные варианты соглашения с ложью ненависти. Два из них я уже назвал. Можно принять ложь для снятия с себя ответственности за собственные разрушительные чувства, как это сделал Омар Матин. Можно также принять самим и советовать принять другим те правила, которые устанавливает ненависть (см. историю про крашеные волосы).

Страх и отчаянье — другие варианты согласия с ненавистью. Если мы боимся повторения актов ненависти, мы соглашаемся с тем, что она «работает». Поэтому совершенно правильно сейчас поступают те американцы и люди по всему миру, кто выходит на улицы и громко заявляет: «Мы не боимся. Ненависть не может изменить наши истинные убеждения и образ жизни, основанный на любви». Это хороший способ проявления несогласия с ненавистью.

В мире существует зло, включая ненависть. Это банальность. Но оно существует именно потому, что существует добро. Мы не в силах этого изменить. Но мы можем попытаться изменить баланс в пользу добра. Возможно, это не много и очень трудно. Но именно поэтому так важно каждое, пусть даже самое ничтожное, усилие.

Оригинал

util