Badge blog-user
Блог
Blog author
Алексей Глухов

Зона смерти

23 November 2015, 15:53

Зона смерти

Статистика Постов 44
Перейти в профиль

В колониях бьют постоянно, иногда — до смерти. Убийство (а по-другому назвать это нельзя) осужденного в калмыцкой ИК-1 — настоящая иллюстрация тюремной системы России.

20 ноября 2015 года в тюремной больнице ИК-1 обнаружили труп осужденного Батырева Дмитрия Олеговича с признаками насильственной смерти. Позиция тюремщиков в любых случаях применения силы всегда одинакова: сила была применена в соответствии с законом. То есть «законно» привела к смерти.

Пресс-релиз на сайте ФСИН по республике Калмыкия гласит:
«Во время приема этапа осужденный Батырев Д.О. (осужден по ст. 111 ч.2 п. „д“ УК РФ к 3 годам лишения свободы в ИК общего режима) при проведении личного обыска, в категорической форме отказался от обыска, препятствовал его проведению. При дальнейшей попытке сотрудников учреждения провести его личный обыск, вытащил изо рта лезвие от одноразового бритвенного станка и напал на сотрудников, проводивших обыск. В результате нападения двое сотрудников получили порезы и ушибы.

В целях пресечения противоправных действий осужденного Батырева Д.О., сотрудниками, проводившими обыск в отношении Батырева Д.О., были применены физическая сила и специальные средства (ПР-73, БР). После применения физической силы и специальных средств осужденный был осмотрен врачом терапевтом, в последующем находился под наблюдением медработника.
Применение специальных средств (ПР-73, БР) осуществлялось в соответствии со ст.ст. 29, 30 ФЗ РФ от 21.07.1993 № 5473-1 ’’Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы’’».

Теперь все должны понимать, к чему приведет принятие «Закона садистов».

Даже самый лояльный к ФСИН общественник, который общается с тюремщиками, знает, что песня про «достал лезвие, спрятанное во рту» льется вне зависимости от региона. Складывается впечатление, что им это на курсах преподают. Чтобы было понятно: речь идет о лезвии от одноразового бритвенного станка, которым даже форменную одежду порезать невозможно, не то что причинить какой-то вред жизни и здоровью. А вот реакция тюремщиков на эту заранее заготовленную ситуацию всегда одна: нанесение специальным средством ПР (палка резиновая) ударов в проекцию ягодиц и бедер.

Отчетливые следы от ПР(( на ягодицах следы от называемых «расслабляющих» ударов, прописанных во внутренних инструкциях т...

Posted by Алексей Глухов on Sunday, 22 November 2015



Это у них называется «расслабляющий удар». Особенно озверевшие сотрудники продолжают бить заключенного и после того, как повалят его на пол. Иногда это приводит к смерти.

Если заключенный выжил, его подлечивают в тюремной больничке, а то и вовсе помещают в ШИЗО (штрафной изолятор) или ПКТ (помещение камерного типа). Дальнейшие события развиваются по одной и той же схеме: с осужденным проводят беседу, и выясняют, будет ли он жаловаться. Если жалобы есть, то через активистов или «блатных» на него оказывают давление, чтобы претензии были сняты. Стоит отметить, что при участии в таких переговорах «блатных» у осужденного есть шансы выторговать хоть небольшие преференции в режиме. Но даже официальная жалоба на применение пыток, скорее всего, не приведет к возбуждению уголовного дела, так как Следственный комитет обычно занимает позицию тюремщиков: применение силы было законно и обоснованно.

Другими словами, добиться возбуждения уголовного дела в отношении тюремщиков практически нереально, зато у самого заключенного весьма велик шанс получить новое уголовное дело за заведомо ложный донос и дезорганизацию деятельности исправительного учреждения.
Иногда тюремщики придумывают сказки про «самоповреждения» заключенных. К примеру, официальная позиция ФСИН по последнему избиению Виталия Бунтова в пермской колонии заключается в том, что Бунтов нашел кусок резинного шланга и сам себя исхлестал им до ярко выраженных гематом.
Когда тюремщики слишком увлекаются «применением силы», и появляется труп осужденного, первая реакция стандартна: «Напал на сотрудников, а те оборонялись». Но тут уже необходимо договариваться со Следственным комитетом — нельзя же труп куда-то взять и деть.

Впрочем, Следственный комитет никогда не будет играть на стороне осужденных. Вот и в этом калмыцком убийстве СК возбудил уголовное дело «по факту», то есть без подозреваемых. Тюремщикам дается шанс найти виноватых, приукрасить документы, в том числе — медицинские, а потом, если дело не прикроют, достаточно будет выдать следствию одного «стрелочника», но не всех виновных.

О том, что осужденного в колонии все-таки убили, свидетельствует и проскальзывающая непроверенная информация о массовом протесте осужденных в этой колонии — зашитых ртах и голодовке. ФСИН, конечно, будет все отрицать: такие происшествия — негативный показатель деятельности и колонии, и управления. Все-таки идет четвертый квартал, на носу годовая премия, и никому не хотелось бы ее потерять.

Вообще, поднять зону на массовую акцию протеста не так легко, как рассказывают тюремщики. Осужденные прекрасно понимают, что при массовом протесте будет введен ОСН (отряд специального назначения УФСИН), который достаточно жестко пресечет любые формы протеста. Помимо спецназа, с большой вероятностью стоит ожидать и уголовного дела по дезорганизации деятельности исправительного учреждения.

Шансы, что в случае Батырева все виновники понесут наказание, стремятся к нулю. Наверняка сразу после его убийства были уничтожены одни доказательства и созданы другие. Ведомственные нормативные акты обязывают вести видеофиксацию всех обысков. Но уверен, что видеозаписи того самого обыскового мероприятия, где покойный якобы достал лезвие, уже нет: либо повреждена, либо просто не велась. Сотрудники получат замечание за это, а потом со слезами на глазах будут сокрушаться: эх, почему мы не вели запись, она бы сейчас нам помогла, на ней было бы видно, что мы не виноваты.

Трупов в российских тюрьмах в ближайшем будущем будет еще больше. Многие сотрудники являются самыми настоящими садистами и принимают на себя роль палачей. Абсолютное большинство тюремщиков не считает заключенных людьми, они для них — лишь рабы, которые делятся на активистов, блатных, мужиков и опущенных. То же самое творится в умах многих спецпрокуроров и различных «подментованных» общественников.

util