Badge blog-user
Блог
Blog author
Алексей Глухов

Запрет на фотосъемку в колониях должен быть снят

23 October 2014, 17:57

Запрет на фотосъемку в колониях должен быть снят

Статистика Постов 44
Перейти в профиль

Члены ОНК в большинстве своем очень хорошие люди, благодаря которым не только спасаются судьбы и жизни наших соотечественников, но и обществу представляется возможность увидеть состояние мест заключения. Если бы не фотоаппарат в руках членов ОНК, мы бы не узнали, что помещение для задержанных в отделе МВД России по г. Первоуральск Свердловской области выглядит вот так:


f538f2b29285.jpg
Фото взято здесь


В последний год участились случаи запрета в различных регионах проносить членам ОНК фототехнику на территорию колоний. Мне известно, что такие проблемы есть в Москве и Татарстане. С боем заходят в Свердловской области, Челябинской области, Республики Коми. В моей родной Чувашии есть разногласия, но прямого запрета нет.

Большинство членов ОНК считают такой запрет нарушением прав правозащитников. Полностью с ними солидарен. И вот почему.

Сотрудники ФСИН ссылаются на некие Методические указания «Об организации взаимодействия учреждений и территориальных органов уголовно-исполнительной системы с территориальными общественными наблюдательными комиссиями в ходе исполнения ими своих полномочий», утвержденные указанием ФСИН России от 29.12.2012 № 15-24513-02. Стоит отметить, что эти указания с пометкой «для служебного пользования» и поэтому нигде не публиковались. Сами понимаете, что, когда перед человеком в погонах лежит «указание», он склонен его исполнять, особенно если это не требует каких-либо действий, а закон немного в стороне.

Так вот в этом запрете указано: «пропуск кино-, фото- и видеоаппаратуры осуществляется по письменному разрешению руководства учреждения или территориального органа УИС». Сами понимаете, что, когда перед человеком в погонах лежит «указание», он склонен его исполнять, особенно если это не требует каких-либо активных действий с его стороны.

История с запретами фотографирования в тюрьмах началась практически сразу же с появлением первых членов ОНК. Дело в том, что в законе «Об общественном контроле» не прописано право членов ОНК проносить фото- и видеоаппаратуру в места принудительного содержания, а в Уголовно-исполнительном кодексе есть статья 24, которая устанавливает, что при посещении учреждений и органов, исполняющих наказания, кино-, фото- и видеосъемка осужденных, их интервьюирование осуществляются с согласия в письменной форме самих осужденных; кино-, фото- и видеосъемка объектов, обеспечивающих безопасность и охрану осужденных, осуществляется с разрешения в письменной форме администрации учреждения или органа, исполняющего наказания. ФСИНовские сотрудники считают всё, что находится за периметром, объектами охраны и безопасности.

В 2011 году Сергей Шимоволос, будучи членом ОНК, подвергся административному преследованию за пронос фототехники в одну из колоний. Он не согласился с этим и дошел до Верховного суда РФ. Верховный суд России рассмотрел жалобу правозащитника и решением от 9 декабря 2011 г. N ГКПИ11-1553 установил, что ограничения на пронос фото- и видеоаппаратуры не распространяются на членов ОНК.

Это решение помогает многим членам ОНК в спорах с тюремными запретами, коллеги по ОНК не раз выигрывали суды и признавали запреты противоречащими закону.

Более того, в 2014 году Верховный суд России, рассмотрев жалобу Владимира Рубашного, члена ОНК по Республике Татарстан, фактически расширил права членов ОНК на пронос не только фотоаппаратов, но и диктофонов на территорию колоний.

«Рубашный В.А. прибыл в исправительное учреждение для посещения осужденных, их интервьюирование не запрещено и осуществляется с соблюдением условий, установленных Приказом ФСИН РФ от 28 ноября 2008 г. № 652 ≪Об утверждении Положения о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий≫.

Таким образом, то обстоятельство, что Рубашный В.А. не сдал диктофон, обусловлено выполнением им своих обязанностей как члена общественной наблюдательной комиссии Республики Татарстан по осуществлению общественного контроля и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания» (выдержка из Постановления Верховного суда РФ от 18.02.2014 года по делу № 11-АД13-30).

Несмотря на то, что члены ОНК имеют полное право проходить в колонии с фотоаппаратами, видеокамерами и даже с диктофонами, так как это «обусловлено выполнением своих обязанностей как члена общественной наблюдательной комиссии», в России нет прецедентного права, и поэтому победа одних членов в судах не распространяется на остальных и незаконные запреты продолжают исполняться на местах.

На днях группа из членов ОНК обратилась к уполномоченному по правам человека в РФ с просьбой принять меры для отзыва ФСИНом «методических рекомендаций», ограничивающих права членов ОНК.

Я полностью поддерживаю. Вопрос лишь в том, захочет ли уполномоченный побороться за права членов общественных наблюдательных комиссий.

util