Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Если «Мемориал» закроют, значит, все позволено

13 November 2014, 01:50

Если «Мемориал» закроют, значит, все позволено

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

Сегодня Верховный суд должен рассмотреть иск Министерства юстиции о ликвидации Российского общества «Мемориал». Заседание состоится, хотя Минюст уже направил в Верховный суд ходатайство об отложении слушаний, поскольку «Мемориал» заявил, что сможет устранить выявленные нарушения.

Можно ли надеяться, что, если Верховный суд перенесет рассмотрение иска, а «Мемориал» на своей конференции устранит нарушения, то Минюст иск отзовет? То есть, наступит хэппи-энд и «Мемориал» не закроют? Или все будет так, как описано выше, но потом власть придумает новый повод, на «Мемориал» снова наедет Минюст или Рособрнадзор, пожарная или налоговая инспекция, и организацию все равно закроют?
И это значит, что принято окончательное решение, чтобы уничтожить все живое, создающее важные смыслы?

Непонятно, принято ли решение — или власть пока еще пугает.

Внешне претензии государства к одной из самых известных в России и в мире общественной организации носят чисто формальный характер: Минюст считает неправильной структуру «Мемориала» и требует, чтобы она была изменена.

В Российское общество «Мемориал» входит 60 организаций, разбросанных по всей стране. Минюст хочет, чтобы в названии каждой из них было написано: «отделение Российского историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества „Мемориал“».

Эта история длится уже два года — «Мемориал» оспаривал претензии Минюста в нижестоящих судах. Теперь дело дошло до Верховного суда и прозвучало страшное слово «ликвидация».

Без «Мемориала», организации, основанной 25 лет назад, сегодня невозможно представить не только правозащитный ландшафт современной России, но и саму Россию.

Мемориальцы начинали с изучения сталинских репрессий, с составления книг памяти, составления списков расстрелянных, отсидевших в ГУЛАГе, занимались реформой тюремной системы, потом был Тбилиси, Карабах, Чечня.
Сегодня — восток Украины. За эти 25 лет в истории России не было ни одного значимого события, связанного с нарушением прав человека, с наступлением на гражданское общество, на которое бы «Мемориал» не отреагировал. Всегда реагировал.
Жестко и смело.

Долгое время власть, казалось бы, не замечала «Мемориал», считая, что это чисто исторический проект, и люди там занимаются сталинскими репрессиями, и это имеет мало отношения к сегодняшнему дню. И значит, не представляет опасности для власти. Но постепенно «Мемориал» превратился в организацию, которой до всего оказалось дело, и власть это стало сильно раздражать.

О том, как лично Путин относится к «Мемориалу», доподлинно неизвестно. Но известно, что когда он, будучи премьер-министром, в 2000 году приехал в Пен-Центр знакомиться с писателями, мой отец Феликс Светов спросил его, слышал ли он об убийствах мирных жителей в Чечне и вообще о том ужасе, который там происходит. Внимательно выслушав вопрос, Путин поинтересовался: «Откуда у вас такая информация?»

«От „Мемориала“», — ответил Светов.

«А вы знаете, на чьи деньги они живут?» — задал Путин излюбленный гебистский вопрос.
Мой отец ничего не ответил.

Понятно, что Путин вынужденно терпел «Мемориал» с его абсолютно неприемлемыми для него проектами, с его мемориальским свободолюбием.

Мировая известность этой организации («Мемориал» пять раз выдвигали на Нобелевскую премию) была своего рода «охранной грамотой». Но, кажется, время игры в демократию закончилось. Наступило другое время, время, когда некого больше стесняться, когда все позволено.

Весной по суду одну из дочерних организаций «Мемориала» в Санкт-Петербурге признали иностранным агентом. В июле 2014 года Минюст включил Правозащитный Центр «Мемориал» в реестр иностранных агентов.
Идет постепенное инквизиторское удушение, то самое путинское — «пыль замучаетесь в судах глотать».

А «Мемориал» продолжает жить. Только что прошла акция памяти жертв политических репрессий «Возвращение имен» — на Лубянке уже восьмой год подряд в течение десяти часов без остановки читали имена репрессированных. Акция необычайной символической силы. В этом году она получилась особенно пронзительной. Может. потому что показалось: а вдруг в последний раз?

Глава «Мемориала» Арсений Рогинский сказал в одном из интервью, что, если ликвидируют Российское общество «Мемориал», то ни один из проектов не пострадает — ведь есть еще Международное общество «Мемориал» , Научно-информационный центр «Мемориал» в Москве. То есть, чтобы полностью ликвидировать «Мемориал», надо уничтожить каждую мемориальскую организацию по отдельности.

Рогинский надеется, что на это власть не пойдет.

Почему? Кто или что может остановить власть, которая несется в пропасть? Власть напоминает собаку, которая мертвой хваткой вцепилась в свою добычу. Чувствуется, что она устала и от изнеможения ослабляет хватку, но чуть отдохнув, вцепляется в свою жертву с новой силой.

Но «Мемориал» — это уникальная организация. Это не просто один из выдающихся институтов гражданского общества, это символ той России, в которой мы жили все эти 25 лет.

Если его закроют, то закрыть остальные неправительственные организации будет в сто крат проще. И тогда время уж точно повернется вспять.

Если закроют «Мемориал», значит, все позволено.
Значит, мы в очередной раз проснемся в другой стране, как мы просыпались в другой стране после ареста Ходорковского, после присоединения Крыма, после много чего еще...



util