Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Олег Навальный, Владимир Гусинский и телевизор

12 January 2015, 12:49

Олег Навальный, Владимир Гусинский и телевизор

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

«Первое условие исправления — сознание своей вины». «Любовь к свободе — цветок темницы. И только в тюрьме чувствуешь цену свободы». «Вежливость порождает и вызывает вежливость».

Такие лозунги висят на больших транспарантах на всех этажах Бутырской тюрьмы. Судя по шрифту, которым выведены эти нехитрые истины, они здесь давно, наверное, еще с советских времен. Может те, кто тогда сидел, вспомнят, видели ли они нечто подобное.

А вот сейчас, 11 января , 12. 45, 2 этаж Бутырской тюрьмы . Идем по коридору — из камеры слышится молитва на арабском.

Заходим к Олегу Навальному- он в той же четырехместной камере. Но их в камере только двое.

«Тюрьма поражает с позитивной точки зрения, -говорит Навальный.- Прочел книгу Буковского „И возвращается ветер“: там трэш какой-то. В этом смысле здесь гораздо лучше, чем было тогда. Книга приободрила».

В камере нет телевизора, не работает радиоточка. Олег Навальный и его сосед ничего не знали о теракте в Париже. Пришлось провести краткую политинформацию. В праздники в тюрьмах вообще жизнь замирает. Электронные письма не приходят, адвокатов в тюрьму не пускают, библиотека не работает, врачи не лечат, заявления от заключенных не принимают.

Олег рассказал, что в Рождество сотрудники принесли поздравление от местного священника — шоколадку и носки.

«Странно, что в Рождество колокола не звонили, — удивляется Олег, ведь тут у нас церковь во дворе».

В Бутырке все не совсем так, как на воле. Рождественская служба назначена на 12 января. Ждут епископа Красногорского Иринарха, председателя Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению.

Олег Навальный попросил, чтобы ему передали книги Кастанеды, «Сто лет одиночества» — он не дочитал Маркеса на воле. А главное — УПК, УК И УИК. Самоучитель испанского.

Удивительное дело: в Бутырке, как и в других следственных изоляторах большая нехватка юридических кодексов. Сотрудники объясняют : в московских изоляторах сейчас более 10 тысяч человек, большая текучка.

На вопрос, почему, почти во всех камерах есть телевизоры, а у Олега Навального — нет, ответ стандартный: на складе нет. Телевизоры тоже быстро «кончаются», заключенные их все время ломают.

Впрочем, те, кто немного наслышан о тюремном быте, знают, что телевизор в тюрьме, это почти, как сигареты: за плохое поведение телевизора могут лишить. Также, если следствие очень хочет, чтобы имярек сидел в изоляции, телевизор в камеру не поставят. Чтобы поставили телевизор, нужно очень попросить.

Это когда речь идет об обычных заключенных, не политических.

А вот история про политзеков и телевизор — давняя и особенная. Помню, как буквально годами адвокаты Платона Лебедева и правозащитники умоляли начальника «Матросской тишины» Фикрета Тагиева, чтобы Лебедеву поставили в камеру телевизор и холодильник. Адвокаты говорили, что могут купить несколько холодильников и телевизоров. Тагиев возводил глаза к потолку и бормотал что-то невразумительное. Телевизор поставили буквально за несколько недель или месяцев до отбытия Лебедева в колонию.

Посмотрим, как будет развиваться эта мыльная опера «Олег Навальный и телевизор в Бутырке».

Их хороших новостей: жалоба братьев Навальных на приговор Замоскворецкого суда в Европейский суд получила приоритет. Это значит, что ее рассмотрят относительно быстро. Может еще до того, как закончится срок Олега Навального.

В Страсбург братья Навальные жаловались на нарушение статьи 5 Европейской конвенции по правам человека — право на свободу и личную неприкосновенность, в данном случае имеется в виду, незаконное содержание под стражей. Жаловались на нарушение статьи 6 — нарушение права на справедливый суд, статьи 18 — «Пределы использования ограничений в отношении прав». Адвокаты братьев Навальных считают, что в отношении их доверителей была нарушена эта статья, то, есть их судили не за совершенное преступление, а «для иных целей», в данном случае по политическим соображениям.

Нарушение статьи 18 признается в Страсбурге достаточно редко . Например, оно было признано по жалобе Владимира Гусинского.

Напомню, что в мае 2004 года ЕСПЧ постановил, что Россия должна выплатить Гусинскому 88 тысяч евро.

Речь в этой жалобе тоже шла о незаконности ареста и о связи преследования бывшего владельца «Медиа-моста» с политическим давлением на него.

Кстати, Владимир Гусинский тоже сидел в Бутырке. Было это в 2000 году. Он провел там всего несколько дней и помнится, поразившись отсутствием в камерах телевизоров и холодильников, пообещал купить в тюрьму 200 телевизоров и холодильников.

Прошло 15 лет.

Проблемы те же.

И в отношении политики.
И в отношении бытовой техники.

util