Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Весточка из ФСБ, или Вопрос к пресс-секретарю МИД России Марии Захаровой: почему к украинским гражданам не допускают консула?

15 Мая 2015, 08:19

Весточка из ФСБ, или Вопрос к пресс-секретарю МИД России Марии Захаровой: почему к украинским гражданам не допускают консула?

Статистика Постов 66
Перейти в профиль



06b89e93fd8b.jpg<anons>Как бы вы отнеслись к тому, если бы на вашу электронную почту вдруг ни с того ни с сего пришло письмо из Следственного управления ФСБ, от старшего следователя по особо важным делам Микрюкова С.С?</anons>

Когда я говорю «ни с того ни с сего», я имею в виду, что к следователю по особо важным делам Микрюкову С. С. я никогда не обращалась и никакого ответа от него не ждала.

Тем не менее, письмо из Следственного управления ФСБ пришло ко мне на электронную почту, и вот теперь мне придется его рассмотреть с пристрастием.

О чем, собственно, речь?

9 апреля 2015 года члены ОНК Москвы обратились к уполномоченному по правам человека Элле Александровне Памфиловой с просьбой разобраться в беспрецедентной ситуации: в январе 2015 года во время очередной плановой проверки мы обнаружили в Лефортовской тюрьме 72-летнего гражданина Украины Юрия Солошенко, который заявил, что с августа 2014 года находится в российской тюрьме и его ни разу не посещал украинский консул, работающий в России.

Из этой беспрецедентной ситуации Юрий Солошенко, который оказался бывшим директором оборонного завода в Полтаве, сделал печальный вывод: Украина его бросила, и он должен выживать в тюрьме, как может.

Мы связались с украинским консулом в Москве Геннадием Брескаленко. Он рассказал, что уже десятки раз обращался в Следственное управление ФСБ России с просьбой разрешить ему свидание с Солошенко. Но, несмотря на его настойчивые просьбы и ноты протеста, посланные в МИД РФ, ему в свидании с обвиняемым в шпионаже украинцем было отказано.

Юрий Солошенко сначала не поверил нам, что консул действительно хочет с ним встретиться. Но потом решил сам обратиться к нему через своего государственного адвоката, сотрудничающего со следствием.

Не дождавшись ответа, он послал консулу письма и телеграммы. Мы знаем, что консул их получил, но следователь в очередной раз отказал ему в свидании с Солошенко.

Тогда мы, члены московской ОНК, обратились к уполномоченному по правам человека в России Элле Памфиловой с просьбой разобраться в ситуации и проверить, на каком основании следователь ФСБ нарушает Венскую конвенцию о дипломатических сношениях, в которой, в частности, сказано: «государство пребывания должно предоставлять все возможности для выполнения функций представительства...» (ст. 25)

«Функции дипломатического представительства состоят, в частности, в защите в государстве пребывания интересов аккредитующего государства и его граждан в пределах допускаемых международным правом» (ст.3).

В переводе с юридического языка это означает, что следователи обязаны предоставлять иностранным гражданам свидания с консулами.

Справедливости ради отметим: следователи СК и ФСБ, как правило, разрешают гражданам различных стран, будь то англичане, сербы, швейцарцы, встречаться с консулами своих стран.

По национальному признаку наказывают только украинцев, особенно тех, кто свою вину не признает и не сотрудничает со следствием.

Исключение, конечно, составляет Надежда Савченко, которую консул Брескаленко посещает в тюрьме вполне свободно.

Впрочем, Юрий Солошенко — не единственный украинец, к которому консула не пускают.

Также не пускают его и к Олегу Сенцову, несмотря на то, что российское следствие несколько месяцев назад признало , что у него двойное гражданство.

Не допускают консула к украинцам Николаю Карпюку и Станиславу Клыху, которые содержатся в тюрьмах на Северном Кавказе, и о том, что с ними там происходит, ничего не известно ни родственникам, ни правозащитникам.

Если же вернуться к письму следователя Микрюкова, то оно ни в коей мере не прояснило ситуацию.

И у меня вопрос к Марии Захаровой, пресс-секретарю МИД России: на каком основании с августа 2014 года к украинцу Юрию Солошенко не пускают консула?

Следователь Микрюков сообщил членам ОНК, что 2 февраля 2015 года они получили из МИД России заявление консула Геннадия Брескаленко о встрече с Солошенко. И в этой встрече ему тут же было отказано, потому что Юрий Солошенко счел ее «нецелесообразной». Больше следствие ФСБ никаких запросов от украинского консула не получало.

Сам Солошенко с консулом встречаться не хочет, так что и вообще не о чем говорить, пишет следователь Микрюков.

Впрочем, добровольности каких-либо заявлений , написанных в кабинете следователя ФСБ, я не очень-то верю, тем более, что нам известно, что Солошенко передавал через адвоката Сергея Киселя просьбу консулу Брескаленко навестить его в СИЗО.

Более того, нам известно, что Солошенко посылал письма и телеграммы украинскому консулу через цензуру Лефортовской тюрьмы.

Да и сам консул Брескаленко неоднократно публично заявлял, что к Солошенко его не пускает следователь ФСБ, которое ведет дело.

Будь я на месте консула Брескаленко, я бы не посылала бесконечные ноты в МИД России, а уже давно бы устроила пресс-конференцию, собрала бы журналистов и на весь мир заявила о нарушении Россией Венской конвенции.

Но у дипломатов, видимо свои представления о том, что делать в подобных ситуациях.

Вопрос: «Почему к Надежде Савченко консул приходить может, а к Юрию Солошенко не может?»

Не по той же самой причине, по которой следователь Микрюков уже более двух месяцев не допускает к Солошенко адвокатов Ивана Павлова и Евгения Смирнова, с которыми семья украинского гражданина заключила соглашения?

Причина одна: Юрия Солошенко нужно «дожать» — он должен дать нужные следствию показания, должен признаться в том, что шпионил в интересах Украины.

Тогда следователь по особо важным делам Следственного управления ФСБ получит свои звездочки.

А российская пропаганда получит ценного украинского шпиона.

Для достижения этой цели все средства хороши: можно посылать ответы на несуществующие запросы членам ОНК Москвы, можно морочить голову представителям аппарата уполномоченного по правам человека России.

Дипломатические отношения с Украиной еще не порваны.

Но консул Брескаленко может продолжать посылать ноты протеста и запросы о свиданиях с украинскими гражданами.

Они до следственного управления ФСБ просто не дойдут.

util