Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Дело «крымских террористов». Предварительные уроки

24 August 2015, 16:30

Дело «крымских террористов». Предварительные уроки

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

<anons>С 19 августа, с того дня, когда гособвинитель Олег Ткаченко перестал крутить крышечку от бутылки с водой, встал из-за своей прокурорской трибунки и ровным голосом, не знающим сомнений, предложил для Олега Сенцова 23 года строгого режима — путем сложения разных сроков по разным статьям УК РФ — и 12 лет строгого режима для Александра Кольченко, о «крымском деле» стали писать столько, сколько не писали за целый год, что Сенцов и Кольченко сидят в тюрьме.</anons>

Письма в защиту украинского кинорежиссера посыпались, как из рога изобилия: Европейская академия кино, Польская академия, Российский киносоюз, наши великие: Александр Сокуров, Андрей Смирнов и, наконец, даже Андрей Звягинцев «снизошел» со своего Олимпа и решился написать некий программный текст: «Я прошу за Сенцова».

Спасибо всем, кто сделал это в лучших традициях советского диссидентства: все эти письма сегодня, безусловно, из серии тостов «За наше безнадежное дело». Но без этих писем и тостов сегодня никак, потому что иначе рискуешь превратиться в этаких «ходячих мертвецов», которых полно повсюду: в высоких кабинетах, в судах, в редакциях, на киностудиях , в церковных учреждениях, да везде, куда ни глянь.

Дело «крымских террористов», как и любое резонансное дело, где нет ни состава, ни события преступления, что рано или поздно становится известно, возникает для того, чтобы посылать обществу определенный сигнал, и каждый раз этот сигнал разный.

В этом деле несколько сигналов.

Как верно отметил адвокат Сенцова Дмитрий Динзе, оперативные управления УФСБ по Москве и Симферополю создали «ноу-хау» провокации совершения преступления. Что это за ноу-хау?

Адвокат Динзе пояснил: это создание условий, при которых фигурант любого уголовного дела может оговорить другого под пытками. Кому-то создают пыточные условия в течение 10 дней, как Геннадию Афанасьеву, и он оговаривает Сенцова.

Кто-то, как Сенцов, не признал вину, хотя его тоже страшно пытали. Но дело не в том, кто признал вину, а кто не признал.

Вывод — довольно-таки страшный: пытки по-прежнему остаются главным способом получения доказательств, а свидетельства об этих пытках не впечатляют ни прокуроров, ни судей и никак не влияют на судьбу тех, кого пытают.

Вопрос: что такого особенно произошло в «деле крымских террористов», чего мы раньше не знали? О том, что на следствии пытают, мы знали и раньше, и, собственного говоря, этим никого особенно не удивишь.

Это так, но в отношении украинских заключенных, а мы ведь воюем с Украиной, пытки стали правилом, а не исключением.

Это уже такой маленький конвейер. Сужу не только по «крымскому делу», но и по другим менее известным делам.

Второй вывод: количество судебных процессов в отношении инакомыслящих будет расти. Следствие начнет просто «на автомате» использовать эфесбешные ноу-хау для получения нужных доказательств, результаты ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) будут ложиться в обвинительные заключения без соблюдения правил их оформления, как это сделано в деле Сенцова и Кольченко. Так, впрочем, делалось и раньше, но, поскольку дела были не столь резонансные, общество об этих способах создания уголовных дел особенно не знало.

Приготовиться всем, кому не нравится, что растет доллар, кому нравится, что растет доллар, кому не нравится, что сжигают продукты, кому не нравится Путин или Медведев, кому не нравится отсутствие свободных выборов, — если очень надо, вас посадят. Суд будет псевдо-открытый, прокурор попросит 20 лет, судья даст 15 лет, и все вздохнут с облегчением.

Вас объявят узником совести, и вы сможете надеяться, что лет через семь-восемь вас поменяют на какую-нибудь очередную Анну Чапман.

Приговор по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко судья Сергей Михайлюк начнет оглашать в Северо-Кавказском окружном суде 25 августа в 14 часов. Ответственность за приговор и на двух судей из «тройки» — Вячеславе Корсакове и Эдуарде Коробенко.

В тот же день во Владимирской области получит развитие «мыльная опера» под названием «УДО Евгении Васильевой».

И наконец, в тот же день 25 августа в Мосгорсуде начнется процесс бывшего сотрудника ГРУ Геннадия Кравцова, которого обвиняют в госизмене за то, что в поисках работы он послал резюме в Швецию.

Кто так причудливо соединяет такие непохожие друг на друга дела, вписывая в одну большую Историю этих не знакомых друг с другом людей через важные для их судеб даты?

util