Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Прецедент адвоката Ставицкой

14 September 2015, 19:58

Прецедент адвоката Ставицкой

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

<anons>Уже давно стало общим местом говорить и писать о том, что у нас в России нет правосудия как такового. Есть правосудие «басманное», «таганское», «московское» , «питерское». Теперь появилось «ростовско-северокавказское». Это я о Северо-Кавказском окружном военном суде, что в Ростове-на-Дону.</anons>

Совсем недавно все медиа и почти все прогрессивное человечество возмущалось и трепетало от приговора, вынесенного в этом самом суде кинорежиссеру Олегу Сенцову и анархисту Александру Кольченко, вину которых в террористическом сообществе смогли найти только следователи СК, оперативники ФСБ да тройка из Северо-Кавказского окружного суда.

Искусственно созданное дело

История с отстранением адвоката Анны Ставицкой от дела Сергея Зиринова, которое чуть больше месяца рассматривается в Северо-Кавказском окружном суде, вновь напомнило об этом суде и его судьях. «Освобождение из процесса» одного из самых известных московских адвокатов только потому, что, по словам председательствующего судьи Олега Волкова, «адвокат зарождала сомнения у присяжных заседателей относительно достоверности сообщенных Сапожниковым Д.А.(главным свидетелем обвинения(!)) сведений», является прецедентным случаем.

Удалять защитника обвиняемого из процесса только потому, что адвокат слишком хорошо выполняет свою работу, — это не просто нонсенс, не просто ошибка, — это почти тянет на преступление против правосудия.

Адвокат Ставицкая говорит, что ей показалось, будто бы судья Олег Волков с самого начала невзлюбил ее.

Речь о так называемом анапском деле, по которому кроме бизнесмена и бывшего депутата Законодательного собрания Краснодарского края Сергея Зиринова проходит еще пять человек.

Зиринова обвиняют в создании банды и совершении трех убийств в 2002, 2004 и 2013 годах. По версии следствия, этой бандой были убиты генеральный директор анапского санатория Виталий Садовничий и его жена Ольга Иванкина, владелец магазина в Новороссийске Салман Набиев и Дмитрий Жук, водитель атамана анапского казачества. Покушались и на атамана Николая Нестеренко, но он выжил. Все эти преступления были раскрыты благодаря показаниям двух исполнителей, которые пошли на сделку с правосудием и были осуждены в 2014 году в «особом порядке».

На процессе по делу Зиринова в Ростове эти двое осужденных стали, как это часто бывает, главными свидетелями.

Анна Ставицкая за свою 20-летнюю практику много раз участвовала в суде присяжных.

Я несколько раз слышала, как адвокат Ставицкая выступала на судебных процессах по разным делам, и понимаю, за что ее могут не любить гособвинители: Ставицкая защищает своих клиентов не просто страстно и ярко, но и аргументированно.

Чувствуется, что она скрупулезно работает над делом и старается найти серьезные доказательства невиновности своих подзащитных.

Но почему судья Олег Волков, который не новичок в суде, позволил себе отвести адвоката за то, что тот слишком хорошо осуществлял свои профессиональные обязанности?

Не потому ли, что судья не уверен, что получит обвинительный приговор, которого ждут заказчики этого дела?

Тень ФСБ

Я бы не стала задавать столь провокационный вопрос, если бы не было известно, что в Северо-Кавказском суде происходят странные вещи.

Так, известно, что к одному из свидетелей по делу Зиринова в конвойное помещение приходил оперативник из ФСБ и напутствовал этого свидетеля между судебными заседаниями. Известно, что начальник ростовского СИЗО не пустил этого оперативника в изолятор, и тогда тот встретился с важным свидетелем в конвойном помещении суда, куда проникнуть без разрешения судей невозможно.

Подобный беспрецедентный случай был отмечен и по другому делу — по делу Олега Сенцова. Геннадий Афанасьев — один из главных свидетелей обвинения, который в суде отказался от прежних показаний, — рассказывал своему адвокату, что его в конвойном помещении суда навещал оперативник из ростовского УФСБ, который передавал ему указания от московского оперативника ФСБ о том, как он должен вести себя на суде.

То есть случай с давлением ФСБ на свидетеля по делу Зиринова — не единичный; впору уже говорить о налаженной практике в Северо-Кавказском окружном военном суде.

И все-таки почему судья так невзлюбил адвоката Анну Ставицкую и, отстранив ее от процесса, создал прецедент Ставицкой? Были случаи и раньше, когда судьи удаляли адвокатов из процесса, но, кажется, этого еще не делали, когда у обвиняемого был только один защитник и в разгар процесса обвиняемому пришлось бы срочно искать замену своему удаленному защитнику.

Почитайте, что говорила адвокат Ставицкая в своем вступительном слове перед присяжными в первый день процесса по делу Сергея Зиринова.

Может быть, вам так же, как и мне, станет понятно, почему такой адвокат нежелателен в процессе, который обещает стать одним из самых скандальных процессов Северо-Кавказского окружного суда в 2015 году.

Речь
«Моя фамилия Ставицкая. Я адвокат Зиринова, которого обвиняют в столь серьезных деяниях. Гособвинитель назвал его неприкасаемым<...> Гособвинитель нарисовал вам душераздирающую картину: банда, убийства, покушения на убийства и так далее.

Безусловно, все эти преступления — страшные и отвратительные, и уже само обвинение вызывает у нормального человека предубеждение и не может вызывать никаких положительных эмоций.

Все, что вам сказал представитель государственного обвинения, — это исключительно мнение гособвинения.

Это мнение людей, цель которых — обвинять.

Это не истина в последней инстанции, и именно вы, уважаемые присяжные, должны в этом деле разобраться.

Мы выступаем со своим вступительным словом. Это наше отношение к предъявленному обвинению. Наше отношение очень легко и понятно. Все лица, которые находятся на скамье подсудимых, — невиновны, в том числе и мой подзащитный. Безусловно, многие из вас подумают: что еще могут сказать защитник и подсудимый? Конечно они будут говорить о том, что они невиновны. Это их главная цель.

Это, безусловно, правильно.

Наша задача — доказать вам обратное, и мы это сделаем.

Да, я адвокат, я горжусь своей профессией, я ее обожаю, и моя задача — защищать моего подзащитного. Но я не только адвокат — я человек, и мне, как любому человеку, отвратительны убийства, и я за справедливость. И так сложилось в моей адвокатской практике, что мое адвокатское существо и существо человеческое, как правило, не состоят в противоречии. Так и сейчас — я в полной гармонии, потому что я защищаю человека невиновного. И я очень надеюсь, что свою убежденность я донесу до вас, уважаемые присяжные.

Я полагаю, что вина моего подзащитного состоит только в одном: в том, что он — успешный бизнесмен, и кому-то захотелось отнять его бизнес. Итак, сторона обвинения сказала, что мой подзащитный создал и возглавлял банду, и начал ей руководить в 1999 году. Прошу вас запомнить эту дату.

Представитель обвинения вам сказал, что первое убийство было совершено в 2002 году. Цель банды, как сказал вам представитель гособвинения, — это нападение на граждан для получения какого-то коммерческого интереса. Получается, что если банда была создана в 1999 году, а первое убийство было совершено в 2002 году, то либо не было цели для создания банды, либо не было тех людей, на которых надо было нападать, либо банда не была создана.

По-другому, уважаемые присяжные, не получается. Либо это была банда, которая практически как рояль притаилась в кустах и ожидала своего часа. Банда, состоящая из предпринимателя, представителя суда, спортсмена, возглавляемая доктором экономических наук Зириновым!<...>

Заказчик — это тот человек, который имеет какую-либо цель для того, чтобы заказать убийство какого-либо человека. Заказчик, как заметил обвинитель, — не маньяк, который убивает просто так.

Получается, по словам гособвинителя, что мой подзащитный имел какие-то цели для убийства этих людей.

И я прошу вас, уважаемые присяжные заседатели: когда вы будете анализировать доказательства, которые вам будет представлять гособвинитель, все время анализируйте эти доказательства с точки зрения вопроса: «Зачем и для какой цели ему было необходимо „заказывать“ всех этих людей?» Если вы будете оценивать все эти доказательства именно с той точки зрения, о которой я вам сказала, то вы придете к той же убежденности, что и я: мой подзащитный невиновен.

Потому что у него не было ни малейшей цели «заказывать» всех этих людей. Потому что не было причины этих людей убивать.

Гособвинитель представляет в суде потерпевших и хочет, чтобы была восстановлена справедливость; и я с ним в этом солидарна. Должны быть найдены настоящие убийцы, которые реально убили всех этих людей и причинили боль этим родственникам, которые вынуждены здесь находиться и присутствовать в течение долгого времени в процессе.

Я же считаю, что обвинение не имеет доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что мой подзащитный руководил бандой, и я очень надеюсь, что мне удастся эту свою убежденность донести до вас, господа присяжные!".

Почти через месяц после этой вступительной речи судья Олег Волков посчитал, что адвокату Савицкой не место в процессе.

Таким образом Сергей Зиринов остался без защиты.

Ставицкая не сможет восстановить свои полномочия в этом процессе.

Оспорить свое удаление из процесса она сможет только, когда судья Волков вынесет приговор по делу.

Ирония судьбы в том, что оспорить приговор и удаление адвоката можно в президиуме Северо-Кавказского окружного военного суда.

А членом этого президиума является сам судья Олег Волков.

Как всегда, замкнутый круг.

И выходит, что управы на этот суд нет нигде.

Может быть, лишь на Страшном суде?

util