Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Иностранцев, признанных шпионами, меняют. А кто обменяет мнимых госизменников?

27 Сентября 2015, 17:01

Иностранцев, признанных шпионами, меняют. А кто обменяет мнимых госизменников?

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

22 сентября 2015 года. Лефортовская тюрьма. Камера 73-74.

Эстон Кохвер — бывший сотрудник службы эстонской госбезопасности, осужденный 19 августа 2015 года Псковским областным судом на 15 лет за шпионаж.

Настоящий эстонец. Лицо бледное, улыбается, подчеркнуто вежлив. Помещение, в котором тогда, пять дней назад, находился признанный шпионом кадровый эстонский разведчик, — камера-распашонка.

По сути, это две смежные камеры без двери. В одной из них — двое мусульман. Один — осужденный за участие в «Хизб ут-Тахрир», организации, признанной в России экстремистской. Второй осужден на 5 лет за хранение оружия. Когда 22 сентября я вместе с членом ОНК Людмилой Альперн зашла поздороваться к Кохверу, он со своими сокамерниками обедал. В тот день на обед были борщ, вареная рыба и пюре. Мы спросили Эстона Кохвера, вручили ли ему приговор и скоро ли его этапируют в колонию. Он смотрел на нас чуть снисходительно и улыбался глазами: «Приговор вручили, когда в колонию, не знаю».

Я обратила внимание, что в той камере, где он спал, вторая шконка была пустая и на ней — большие дорожные сумки с вещами. Теперь понимаю, что Кохвер в буквальном смысле сидел на чемоданах и ждал, когда его обменяют. Людмила Альперн поинтересовалась у заместителя начальника «Лефортово», в какую колонию направят Кохвера: ведь он бывший сотрудник, значит, его нужно этапировать именно туда, где сидят бывшие сотрудники — «бэс».

Замначальника Лефортовской тюрьмы ничего не сказал: он тоже знал, что Кохвер сидит на чемоданах, ни в какую колонию его не отправят, а скоро поменяют.


Командировка в «Лефортово» сроком на год

Кохвера арестовали чуть больше года назад — 5 сентября 2014 года. По версии ФСБ России, он проводил в Псковской области на границе с Эстонией агентурную операцию. По версии полиции безопасности Эстонии, Кохвер был захвачен вооруженными представителями российских спецслужб на эстонской территории и вывезен в Россию.

22 сентября в камере Лефортовской тюрьмы мы шутили, что, наверное, Эстон не обжаловал свой 15-летний приговор, потому что надеется, что президент Путин помилует его на католическое Рождество, или, быть может, его судьба решится после празднования Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, а это совсем скоро.

Эстон Кохвер слушал, улыбался и молчал.

Его судьба решилась еще до приезда Владимира Путина в Нью-Йорк на Генассамблею ООН.

26 сентября на пограничном посту КПП «Куничина гора» в Псковской области, на мосту через реку Пиуза, Эстона Кохвера поменяли на российского гражданина Алексея Дрессена, которого два года назад осудили в Эстонии за шпионаж в пользу России на 16 лет.

Сотруднику эстонский разведки Кохверу здорово повезло: он просидел год в СИЗО «Лефортово», может написать мемуары, и после приговора его очень быстро отправили домой.


В УК РФ нет статьи за глупость

А вот что делать тем уже осужденным российским «госизменникам» и украинским «шпионам», которым только предстоит получить такие же драконовские сроки?

Я говорю о 36-летнем радиоинженере Геннадии Кравцове, осужденном на 14 лет лишения свободы за то, что он послал резюме в Швецию. Ему шведы в работе отказали, и Геннадий, когда его вызвали в ФСБ на беседу, честно рассказал об этой своей попытке трудоустройства.

Его «вина», может быть, тянет всего лишь на разглашение гостайны, но никак на «госизмену», — то есть это максимум четыре года лишения свободы. Самое страшное: Кравцова нельзя обменять на российского шпиона в Швеции, если бы даже таковой случайно там оказался. Швеция просто ничего не знает о Геннадии Кравцове. А вот судья Николай Ткачук, приговоривший Кравцова к 14 годам строгого режима, ушел в Верховный суд: то ли на повышение, то ли на повышение квалификации.

Сидит в Лефортовской тюрьме и другой «госизменник», осужденный на 15 лет по еще более загадочному делу, — предприниматель и химик в прошлом 57-летний Валерий Селянин. Он виновен в том, что якобы продал двум иранским гражданам муляжи каких-то приборов.

Даже экспертиза установила, что никакого ущерба Селянин Российской Федерации не нанес. И его «преступление» никак не тянет на «госизмену». Его можно было бы переквалифицировать на мошенничество, а это никак не 15 лет. Да и то, своим «мошенничеством» Селянин никому никакого ущерба не нанес. Даже иранцы, якобы купившие у него муляжи, вроде бы не в обиде на него.

Сами они сидят в российской тюрьме и осуждены на 12 лет, хотя вину свою признали.


Шпионы по национальному признаку

Что делать Селянину? Кто его поменяет? Неужели он должен сидеть 15 лет ни за что ни про что? За свою собственную глупость? Но ведь в УК РФ нет такой статьи: за глупость, наивность — 15 лет строгого режима!

И, наконец, два известных украинца, еще не осужденные, но обвиняемые в шпионаже в пользу Украины.

Валентин Выговский, 37 лет. 29 сентября в Мособлсуде начинается судебный процесс по его делу. Как он «шпионил», неизвестно.

Юрий Солошенко, 73 года, бывший директор военного завода в Полтаве. Его обвиняют в том, что он якобы собирался вести какое-то военное оборудование из России в Украину. Сидит Солошенко в «Лефортово» уже больше года. В последнее время стал жаловаться на сердце — немудрено, у него целый букет заболеваний. И возраст —совсем не для командировок в «Лефортово».

Судебный процесс Солошенко начинается 1 октября в Мосгорсуде. Судья Расновский — тот же самый, что приговорил Валерия Селянина к 15 годам лишения свободы.

Отнесется ли он гуманнее к Юрию Солошенко? Все-таки 73 года, для «шпиона» возраст запредельный.

И все-таки: и у Выговского, и у Солошенко есть надежда, что когда их осудят, на Украине отыщутся шпионы российские, на которых можно будет их обменять.

А вот у Валерия Селянина и Геннадия Кравцова и других «госизменников», сидящих в «Лефортово», надежды на смягчение участи почти нет. Остается только Верховный суд РФ, который должен разбираться в каждом конкретном деле и внимательно читать жалобы адвокатов и обвиняемых.

На крайний случай остается президентское помилование. И, как показывает практика последних лет, для того, чтобы Путин тебя помиловал, необязательно признавать свою вину.

Ведь только эти две инстанции, два верховных арбитра — председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев да президент Владимир Путин — в состоянии по закону исправлять судебные ошибки, коих даже по самым скромным подсчетам — 20%.

util