Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Исповедь правозащитника, или почему Варвара Караулова — самый страшный враг России

19 Ноября 2015, 18:44

Исповедь правозащитника, или почему Варвара Караулова — самый страшный враг России

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

Наверное, у каждого в жизни бывает такая ситуация, когда ты видишь перед собой стену и не знаешь, как ее пробить. Это тот самый момент, когда ты просто не знаешь, что тебе делать, куда бежать, к кому обращаться.

Так получилось, что вот уже почти семь лет я — не только журналист, но и правозащитник. И вместе с коллегами из ОНК посещаю заключенных в московских СИЗО и как могу и как умею стараюсь облегчить их участь. Иногда получается, иногда не очень. Но в последнее время, когда я стала чуть ли не каждую неделю бывать в московском СИЗО «Лефортово», где содержатся обвиняемые в преступлениях против государства и конституционного строя, я поняла, что на этой территории любая правозащита или вообще защита невозможна.

Подчеркиваю: в «Лефортово» содержатся обвиняемые, а не осужденные, то есть официально пока не вынесен приговор. Не очевидно, что они виновны в тех страшных преступлениях, в которых их обвиняют.

Тогда почему же правозащита невозможна, или правильнее сказать, бессильна?

Попробую объяснить. Самый яркий пример последнего времени — история студентки философского факультета МГУ Варвары Карауловой или, как она теперь себя называет, Александры Ивановой.

Ее обвиняют в том, что она собиралась вступить в ряды ИГИЛ. Не вступила, а только собиралась. И получается, что защитить ее практически невозможно. Вот уже десять дней, как руководство СИЗО «Лефортово» не допускает к Карауловой/Ивановой адвокатов, с которыми ее мать заключила соглашение. Руководство «Лефортово» объясняет матери, что у нее глупые адвокаты, раз они не могут достучаться до следователя и получить от него разрешение на проход в тюрьму.

Между тем адвокаты ежедневно обивают пороги следственного управления ФСБ, а к ним никто не выходит, им объясняют, что следователи сильно заняты, они на следственных действиях, а если выходят, то популярно объясняют, что следствие с адвокатами общаться не собирается, потому чо они — и не адвокаты вовсе.

И это притом что 10 ноября 2015 года в Мосгорсуде при большом скоплении журналистов Варвара Караулова заявила: она хочет, чтобы эти два адвоката, с которым ее мама заключили соглашение, ее защищали.

И тем самым Мосгорсуд, казалось, легализовал этих адвокатов. Но получается, что у Лефортовской тюрьмы и у Следственного управления ФСБ другой закон, которому они следуют, не признавая закон, который признают в Мосгорсуде.

<anons>Подобные случаи недопуска адвокатов в «Лефортово» были и раньше, но этот случай вдвойне вопиющий: Мосгорсуд допустил адвокатов, а ФСБ и «Лефортово» не допускают.</anons>

Это случай вопиющий еще и потому, что речь идет о 19-летней девушке, которая после возвращения из Турции лежала в психиатрической больнице с серьезным диагнозом, и я точно знаю, что следователь обещал ей допустить адвокатов, но обманул.

Что может произойти в СИЗО с человеком, которого обманывают, на которого оказывают психологическое давление, с человеком, у которого большие проблемы с психикой? Об этом не хочется думать.

Варвара Караулова — это тот человек, которого вряд ли кто-то бросится немедленно защищать, потому что в массовом сознании она — воплощение зла и она связана с ИГИЛ.

Только те, кто так считает, забывают, что она даже до Сирии не доехала, и когда ее вернули в Россию — сотрудничала со спецслужбами. Да и сейчас готова сотрудничать со следствием, о чем заявила на суде.

Почему же тогда не соблюдаются ее права? Ведь в России пока еще не отменили конституционные права обвиняемых в терроризме?

Что я могу посоветовать ее матери, которую не принимает ни следователь ФСБ, который ведет дело ее дочери, ни начальник этого следователя? У кого должна искать защита мама Варвары Карауловой?

У председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой? У главы ФСБ Александра Бортникова? У Владимира Путина?

Мне скажут: что же вы так привязались к этой истории? Ведь в Санкт-Петербурге убили пятимесячного малыша и выдворили его мать, чтобы не расследовать его убийство. Да и вообще, что вы так привязались к этой истории, когда в России столько правового беспредела?

Объясняю: эта та самая история, когда из человека, однажды оступившегося, не совершившего страшного преступления, человека беззащитного, делают изгоя, заведомо зная, что никто не будет его защищать. А значит — все позволено.

Его можно прессовать, нарушать в отношении него законы и добиваться своего. А общество — простит.

Не заметит.

Сегодня защищать обвиняемых, связанных с ИГИЛ, и требовать соблюдения их конституционных прав — это еще более бессмысленно, чем год назад защищать украинских политзаключенных.

Но, заметьте, к Надежде Савченко допустили тех адвокатов, с которыми заключили соглашение ее родственники. И следователи ФСБ не препятствовали адвокатам Олега Сенцова и Александра Кольченко осуществлять их защиту.

Получается, что сегодня самый страшный враг России — это 19-летняя студентка МГУ Караулова.

Это могло бы выглядеть смешно.

Если бы не было трагично.

util