Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Наш сукин сын. Как правозащитников не пустили в Чечню

2 Июня 2016, 18:46

Наш сукин сын. Как правозащитников не пустили в Чечню

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

Абсолютно беспрецедентная ситуация: правозащитники, чья миссия — мониторить ситуацию с правами человека по всей России, а потом делиться своими впечатлениями и давать советы президенту страны, были вынуждены отказаться от посещения Чечни из-за нежелания президента Рамзана Кадырова встречаться с ними, если в составе группы будет член Совета по правам человека, глава «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин. С ним у Кадырова личный конфликт, и глава Чечни дал понять председателю СПЧ Михаилу Федотову, «что появление Игоря Александровича Каляпина в составе Совета в Чечне может вызвать некоторые эксцессы». Так сам Федотов комментировал СМИ сложившуюся ситуацию. Он напомнил, что пребывание Игоря Каляпина в Чечне «уже вызывало эксцессы, его забрасывали яйцами, а его сотрудников искалечили». Судя по комментариям других членов СПЧ, у них были намечены в республике разные встречи: они собирались посещать лечебные и тюремные учреждения, но глава СПЧ Михаил Федотов принял решение, что в Чечню все же ехать не стоит. Почему?

Член Совета Елена Масюк рассказала «Новой газете»: «И.о. главы ЧР Кадыров заявил, что не может гарантировать безопасность пребывания на территории Чечни всем членам СПЧ, если они приедут туда вместе с Игорем Каляпиным. Члены Совета расценивают такое поведение Кадырова как пощечину всему Совету по правам человека при президенте Путине».

Администрация президента России в курсе событий и не советует правозащитникам испытывать судьбу. Получается, что, отказавшись обеспечить безопасность президентским «советчикам» и правозащитникам, Кадыров оскорбил не только их, но и самого президента Путина. Почему главе этого региона можно то, что не позволительно никому другому?

Что вообще в администрации президента России думают о Кадырове? Наверное, что-то вроде того, что он — «сукин сын», но «наш сукин сын». Эту фразу приписывают президенту США Франклину Рузвельту, который в 1939 году так назвал никарагуанского диктатора Сомосу.

Видео, выложенное в инстаграме президента Чечни, где Михаил Касьянов и Владимир Кара-Мурза-младший изображены в перекрестии прицела, мост имени Ахмата Кадырова в Санкт-Петербурге, демарш в отношении членов СПЧ — это звенья одной цепи. И каждый раз мы будем возмущаться, загибать пальцы, подсчитывая, сколько раз Кадыров позволил себе то, что, кажется, позволить невозможно. А он будет продолжать делать то, что считает нужным. И в Кремле до поры до времени будут делать вид, что ничего страшного не случилось.

Вот и глава президентского Совета Михаил Федотов все время пытается сгладить острые углы. Помнится, он назвал видео с Касьяновым и Кара-Музой «метафорой», а сейчас, после отказа Кадырова встретиться с членами Совета, пытается успокоить общественность тем, что СПЧ приедет в Чечню в следующий раз и что все утрясется, потому что «главная задача Совета — развязывать узелки, а не завязывать их».

Ситуация, конечно, аховая; боюсь, дипломатическими усилиями привести в чувство Кадырова не удастся.

Что делать правозащитникам? По сути, они в очередной раз оказались заложниками двусмысленной конструкции самого этого органа — президентского Совета по правам человека.

Члены СПЧ назначены президентом России: казалось бы, он должен их защищать, и ситуации, подобной той, что произошла с Кадыровым и Каляпиным, не должно быть по определению. Ан нет. Члены СПЧ — не чиновники, они — общественники, а это значит, что для Кадырова они не представляют никакой угрозы. Он их не уважает: хочет — может их принять, а не хочет — может не принять. Он знает, что за это самое самоуправство и самодурство ему ничего не будет.

Ведь в Чечне никто не наказан за избиения сотрудников «Комитета против пыток», за хулиганские выходки в отношении члена СПЧ Игоря Каляпина. Для тех, кто следит за ситуацией, очевидно, что без ведома Кадырова подобное не могло бы произойти. Тем более, что он неоднократно заявлял, что в Чечне все контролирует.

А Путин Чечню не контролирует. Это, конечно, не новость. Просто очередная констатация объективной реальности.

util