Badge blog-user
Блог
Blog author
Дженни Курпен

Экспертное заключение под стражу

22 Октября 2014, 10:15

Экспертное заключение под стражу

Статистика Постов 4
Перейти в профиль

Дженни Курпен — о калининградских «сепаратистах» и портале в иррациональные миры, который следствие открывает каждый раз, когда пытается доказать наличие политического мотива в делах о «хулиганстве»

В конце марта 2014 года 3 отдел СУ УМВД России по Калининграду возбудил уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 213 УК РФ («Хулиганство по мотивам политической ненависти или вражды группой лиц по предварительному сговору»). Преступлением был факт установки флага ФРГ на здании гаража УФСБ по Калининградской области. Фигурантами дела стали трое активистов, на данный момент находящиеся в СИЗО уже почти полгода.

Калининградский активист Михаил Фельдман был задержан у областного управления ФСБ ранним утром 11 марта 2014 года. В момент задержания Фельдман фотографировал установленный в фасадном держателе флаг. Остальные двое — москвич Дмитрий Фонарев и калининградец Олег Саввин — были задержаны позднее в тот же день. В отношении всех троих были оформлены протоколы об административном правонарушении за мелкое хулиганство и нецензурную брань в общественном месте, после чего все трое были отправлены в спецприемник. На момент задержания Фельдман и Саввин были членами региональной организации КОС (Комитет общественной самозащиты) и принимали активное участие в ее акциях, а Фонарев просто приехал в Калининград в гости к друзьям.

Спустя ровно месяц после возбуждения дела, 24 апреля все трое были вновь задержаны. Первым был задержан Фонарев, затем Саввин. Михаил Фельдман был задержан последним — его увезли прямо из дома.

Здание ФСБ на Советском проспекте в Калининграде, на фасаде которого был вывешен флаг ФРГ. Фото: Роман Юхновец

Судя по развитию событий, внимание правоохранительных органов было давно и всерьез приковано к составу и деятельности организации, к которой принадлежали задержанные. Будучи самой крупной оппозиционной структурой региона, объединяющей представителей разных движений и гражданских активистов, КОС, очевидно, был и остается удобной мишенью и бесконечным ресурсом для деятельности политической полиции. Очевидно также, что большинство активных членов организации длительное время находились в профилактической оперативной разработке, о чем говорят показания ряда свидетелей — сотрудников правоохранительных органов Калининграда.

Так, опрошенные давно и хорошо знали в лицо обоих задержанных членов КОС, поскольку многократно наблюдали за ними на различных уличных акциях, о чем сообщают открыто. Можно предположить, что парадоксальная квалификация действий активистов по статье 213 с экстремистским мотивом — не более чем реализация давних планов полиции в отношении КОС. Калининградский ЦПЭ безошибочно уловил политическую конъюнктуру момента и трансформировал состав тривиальной «административки» в серьезное уголовное преступление, чреватое наказанием до 7 лет лишения свободы. Самым ярким примером аналогичной конструкции обвинения было всемирно известное уголовное дело в отношении участниц панк-группы Pussy Riot. В обоих случаях обоснование экстремистского мотива «хулиганства» открывает портал в мир иррационального — в мир оскорбленных чувств и нарушения душевного спокойствия мнимых потерпевших.

Не случайно, что даже лексикон, которым пользуются свидетели обвинения, в обоих случаях одинаков:

допрошенный в рамках предварительного расследования оперативный сотрудник в своих показаниях сообщает, что «действия данных лиц воспринимает как кощунство».

Эта же карта разыгрывается и в показаниях остальных свидетелей. Каждый материал опроса содержит сравнительно краткое описание самого деяния и существенно превышающую его по объему нравственную оценку.

В постановлении о возбуждении уголовного дела флаг ФРГ на стене гаража УФСБ назван «символом необходимости выхода Калининградской области из состава Российской Федерации и присоединения к Европейскому союзу», а действия обвиняемых — «грубым нарушением общественного порядка по мотивам политической ненависти и вражды». Любопытно также, что следователь Удалова не смогла самостоятельно установить мотив действий Михаила Фельдмана и поставила этот вопрос перед экспертами НП «Южный экспертный центр» Волгограда. В соответствии с УК РФ, специалист-эксперт не имеет возможности давать правовую оценку любым обстоятельствам по уголовному делу. Компетенция эксперта ограничивается вопросами специального характера, и на основе его выводов в совокупности с другими собранными доказательствами, решения, касающиеся существа дела, могут приниматься только следственными органами и судом. Установление мотива относится к оценке субъективной стороны преступления и также находится в руках следствия и суда. Защита была вынуждена заявить отвод следователю Удаловой в связи с ее недостаточной профессиональной квалификацией, однако, отвод был ожидаемо отклонен.

Итак, следствием была инициирована и проведена комплексная политолого-психолого-лингвистическая экспертиза. Исследование проводилось комиссией экспертов в составе трех человек: эксперта-психолога Виктора Кислякова, эксперта-политолога Елены Червяковой и эксперта-лингвиста Светланы Ионовой. Известно, что исследование проводилось в период с 28 июня по 9 сентября, в течение 2,5 месяцев, а основными материалами, предоставленными следствием, были протоколы опросов свидетелей и данные с изъятых носителей. Перед экспертами были поставлены следующие вопросы:

1. Имеются ли в описанных в постановлении событиях признаки акции политического характера?

2. Имеются ли в высказываниях участников событий признаки политической направленности?

3. Учитывая психологические и лингвистические характеристики, какова мотивация действий Саввина, Фонарева, Фельдмана, размещавших представленные материалы в социальной сети «Интернет» и распространявших листовки?

На первый вопрос исследование дает необходимый следствию утвердительный ответ, объясняя такой вывод «политической активностью участников, их подготовленностью и организованностью, направленностью их действий на изменение политической позиции органов власти и политических институтов». По мнению экспертов, в пользу политической мотивированности действий обвиняемых говорит выбор места проведения акции — здание УФСБ РФ, а также фотофиксация происходящего. Эти аргументы экспертизы кажутся несостоятельными хотя бы потому, что выбор места был спонтанным, и ни один из участников не знал, что здание имело какое бы то ни было отношение к ФСБ РФ или любой другой государственной структуре, что подтверждается как показаниями самих обвиняемых, так и показаниями части свидетелей.

Особое место в выводах специалистов занимает выкрик «Зиг хайль, Гитлер!», якобы имевший место сразу после установки флага в держатель.

Так, отвечая на вопрос о политическом характере этого приветствия, специалисты дают подробную историческую справку о его появлении, авторстве и контексте применения, кроме того, подчеркивается запрет на его использование, как в самой Германии, так и в большинстве стран Европейского Союза. В связи с этим остается непонятным, почему флаг, вывешенный на неприметном здании неизвестного назначения, стал «символом необходимости выхода Калининградской области из состава Российской Федерации и присоединения к Европейскому Союзу».

Отвечая на вопрос о мотивации обвиняемых, эксперты НП «Южный экспертный центр» вышли за пределы своей компетенции и дали правовую оценку действиям Саввина, Фонарева и Фельдмана. Так, в заключении говорится о том, что анализ предоставленных материалов проводился «с учетом обстоятельств уголовного дела» и привел к выводу об «устойчивом интересе обвиняемых к политике, об активном участии в политических процессах и деятельности политических организаций». Кроме того, специалисты центра усмотрели «психологические мотивы самоутверждения и власти применительно к действиям, расследуемым по настоящему уголовному делу». Присоединившись к следствию, и даже частично заменив его, эксперты дали оценку намерениям, действиям и самим героям истории, опираясь на факт их уголовного преследования. Это позволяет предполагать, что не будь Саввин, Фонарев и Фельдман фигурантами уголовного дела, то и выводы относительно мотивов их действий могли быть другими.

В минувший понедельник Центральный районный суд Калининграда в очередной раз оставил в силе ранее избранную в отношении обвиняемых меру пресечения в виде содержания под стражей, продлив арест еще на 2 месяца, до 26 декабря 2014 года. Ни один из доводов, приведенных адвокатом Дмитрием Динзе в пользу смягчения подзащитному Фельдману меры пресечения, не был учтен судом. «Наличие положительных характеристик, больной матери, заключений психологов, по мнению суда не являются достаточными основаниями для изменения меры пресечения Фельдману М. В. на более мягкую».

util