Badge blog-user
Блог
Blog author
Oksana Trufanova

Застенки для каждого?

27 Октября 2014, 10:21

Застенки для каждого?

Статистика Постов 14
Перейти в профиль

В октябре 2014 года я и челябинская правозащитница Дина Латыпова обнаружили в СИЗО-4 г. Златоуста странного «пассажира» — гражданина Грузии по фамилии Шенгелия. Оказалось, свой срок в российской колонии он отбыл еще 4 апреля 2014 года, в его личном деле имеется справка об освобождении. Однако, как выяснилось, встречали его у стен колонии не друзья и родственники, а спецназ и ФСБ, который и увез его в этот самый СИЗО. И вот уже трижды Калининский городской суд г. Челябинска под председательством судьи с не очень хорошей репутацией среди заключенных и правозащитников — Ольгой Курило (она же судила участницу телешоу «Дом-2» Анастасию Дашко, несмотря на первую судимость, признание вины и частичное погашение иска, девушка по ст.159 УК РФ попала в женскую колонию Челябинска, получив реальный срок) — избрал для гражданина Шенгелия меру пресечения в виде ареста и содержания в следственном изоляторе. Якобы на родине в Грузии у него остался непогашенный срок, и, мол, пусть сидит. Это при том, что Генеральная прокуратура Грузии не особо желает участвовать в судьбе Шенгелия, и, похоже, совсем даже не желает его принимать обратно.

Когда мы посещали Шенгелия в Златоусте, в оправдание себе, администрация СИЗО-4 предоставила нам решение Калининского суда г. Челябинска, и оказалось, что заявителем в суде о продлении меры пресечения (а по закону это может быть только Генеральная прокуратура!) выступал не кто иной, как прокурор по надзору за исправительными учреждениями г. Челябинска — Александр Яковлев. Таким образом, по инициативе прокурора по надзору при поддержке судьи Курило (наверняка с подачи ФСБ) Шенгелия была избрана мера пресечения российским судом самовольно и по прихоти за преступление, которое он совершил на территории другой страны. После просмотра личного дела Шенгелия было установлено, что в 2013 году он частично был амнистирован, то есть срок отбывания наказания уже прошел (если брать в расчет технику взаимозачета и приведение приговоров в соответствие)...

На днях к нам в руки попали протоколы судебного заседания от 10 октября 2014 года. Весьма и весьма интересные. С точки зрения правового беспредела!

Первое: судья Курило уже трижды избирала Шенгелия меру пресечения, что противоречит нормам ст. 108 УПК РФ, которые прямо запрещают избирать меру одному и тому же судье!

Второе: чтобы не нарушать принцип территориальной подсудности, Шенгелия за пару суток до суда спецэтапом домчали до челябинского СИЗО-3 из СИЗО-4, которое находится в более чем 150 километрах от Челябинска!

Третье: вопреки принципу открытости и гласности судопроизводства, в зал судебного заседания нас — членов ОНК по Челябинской области — не пустили без объяснения причин. Перед нашим носом просто закрыли дверь, чуть не прищемив нам с Диной Латыповой при этом пальцы рук. Нас оскорбляли, на нас кричали. В протоколе же, к нашему изумлению, было написано, что ходатайствовал о нашем недопуске не кто иной, как заместитель «заказчика» этого дела — прокурора за ИУ — Прозоров. Мол, «прошу не пускать людей, представившихся членами ОНК». Прям так и написано...

Четвертое: в процессе Шенгелия требовал переводчика с абхазского языка. Переводчик был с грузинского. Переводчик в суде заявляет: «Ваша честь, подсудимый меня не понимает, и я его не понимаю, он говорит на абхазском!», однако его слова никто в расчет не принимает — ни судья, ни прокурор. Мол, достаточно и переводчика с грузинского!

Пятое: заседание было назначено на 11.00 утра. Однако его все время оттягивали по непонятным причинам (а может, чтобы адвокат Полина Тамакулова, прибывшая из соседнего Екатеринбурга, уже не могла в процессе участвовать?!). Если бы перерыв был, ну, хотя бы, в пару часов — можно было бы понять (и простить?), но меру избирать судья Курило начала спустя СЕМЬ ЧАСОВ после назначенного часа! В 18.00! Вместо 11.00... Зато прокурор Прозоров тут же в протоколе заявляет, мол, неуважение к суду, что адвокат уехала...

Я, честно, не понимаю, зачем челябинская прокуратура по надзору и судья Курило держат, по моему мнению, в плену гражданина другой страны. Еще я не понимаю, что они скрывают, не допуская общественников на судебные заседания, препятствуя работе адвоката, не приглашая нужного переводчика... Я не вижу во всем этом фарсе смысла. Может быть, это простая месть? Может быть, за то, что Шенгелия, сидя в одной из колоний Челябинской области, много жаловался прокурорам, которые сейчас выходят в суд с избранием меры в отношении него? Ну тогда зачем нам такие прокуроры?!

P. S. Примечательно, что челябинская прокуратура по надзору за ИУ зачастую и жалобы заключенных, и жалобы членов ОНК пересылает тем, на кого жалуются — в ГУФСИН! Рука руку моет, или просто солидарность? Не пора ли разобраться с этим?!

util