Badge blog-user
Блог
Blog author
Oksana Trufanova

Заявление челябинских правозащитников о ситуации вокруг бунта в СИЗО-1 Челябинска

12 Декабря 2014, 12:35

Заявление челябинских правозащитников о ситуации вокруг бунта в СИЗО-1 Челябинска

Статистика Постов 14
Перейти в профиль

Заявление группы наблюдателей ОНК Челябинской области по поводу бунта в СИЗО-1 города Челябинска в ночь на 9 декабря 2014 года


Проанализировав поступившую к нам информацию о событиях в СИЗО-1 Челябинска, побывав в изоляторе, исследовав действия сотрудников ГУФСИН Челябинской области 25 ноября текущего года в ИК-6, где была предпринята попытка провоцирования бунта, мы выдвигаем собственную версию происшедшего в СИЗО-1.

1.Мы предполагаем, что бунт в СИЗО-1 — заранее спланированная акция. Это заключение мы основываем на том, что, начиная с 7-го декабря, члены ОНК стали получать звонки на свои телефоны и сообщения на электронную почту с жалобами на плохое питание и плохое медицинское обслуживание в СИЗО-1. Ничего нового эти жалобы не несли: и питание, и, особенно, медицинское обслуживание в СИЗО-1 действительно плохое: мы это неоднократно отмечаем при своих инспектированиях. Но никогда до этого одномоментно к нам с разных сторон не поступало столько жалоб об этом.

Поэтому мы поняли, что готовится какая-то акция.

2.Мы предполагаем, что готовящаяся акция носила провокационный характер. На эту мысль нас наталкивает тот факт, что впервые звонившие и писавшие нам предлагали нам подъехать к СИЗО и принять участи в акции в защиту заключенных СИЗО.

Мы сразу подумали, что нас очень хотят подставить. И нам было понятно кто: ГУФСИН — потому чтоуже неоднократно от многих заключенных при инспектированиях мы слышали информацию, что сотрудники учреждений предлагают им написать на нас донос. (По свидетельству родственницы заключенного Овлякуевой предложения о доносе на нас исходили и от сотрудников ГУ МВД Челябинской области). Также были случаи, когда вскрывались наши телефоны, которые мы сдавали на КПП колоний при проходе в зону, не говоря уже об установленных прослушках телефонов некоторых из нас, инспирировались жалобы на членов ОНК со стороны осужденных.

3.Мы предполагаем, что заключенные не могли самостоятельно подготовить бунт, поскольку причин к тому у них не было. В СИЗО-1 на протяжении нескольких последних лет наблюдается спокойная оперативная обстановка — несмотря на плохое питание, плохое медицинское обслуживание, изъятие время от времени телефонов у заключенных (которые, заметим в скобках, им передать не может никто, кроме самих сотрудников учреждения) — бунтом на такие условия содержания заключенные не реагируют.

4.Мы предполагаем, что бунт организовали спровоцировали и подогревали сотрудники ГУФСИН. Основываем свое предположение на следующем:

а) В СИЗО-1 давно сложилась иерархия среди заключенных, которая их устраивала.

б) В СИЗО был привезен некий «авторитет» Якуб, находившийся в конфликте с действующим «смотрящим» СИЗО. Оперативная служба ГУФСИН не только прекрасно знает «расстановку сил» в учреждениях, но и управляет ею. Стало быть, она понимает, что появление Якуба в СИЗО-1 мгновенно создает там напряженность. Тогда получается, что Якуба в СИЗО-1 она этапировала сознательно. Для чего?

в) Ответ на этот вопрос содержится в показаниях упоминавшейся уже Овлякуевой: «Я подъехала к изолятору около 21 часа 8 декабря. У входа в СИЗО стояла черная Лада Приора, из нее вышла молодая женщина неприятной наружности и сразу заявила мне, чтобы я не смела сообщать о происходящем в СМИ и в общественно-наблюдательную комиссию (ОНК). Она сказала, что через пять минут в СИЗО начнется бунт, будут взламывать камеру смотрящего. А к утру смотрящим по изолятору станет ее муж Якуб» (Цитата по ZNAK.com). Подтверждается это и ходом событий в СИЗО: «Взломали» не только камеру «смотрящего» (то есть, открыли двери камеры, где содержался «смотрящий»), но открыли — и выпустили (и вооружили) из камер группировку Якуба — то есть, натравили одних заключенных на других.

Открыть камеры и позволить свободно перемещаться по изолятору заключенным могут ТОЛЬКО сотрудники СИЗО. Для чего они это сделали? Чтобы вбросить потом в общество «правдивую» причину бунта — разборки между криминалом? Оставляя за кадром самый главный момент — никакие разборки между заключенными в следственном изоляторе, где заключенные содержатся в отдельных, наглухо закрытых камерах, невозможны по определению. Исключая единственный случай: если сотрудники изолятора сами не выпустят заключенных из камер и позволят им свободно перемещаться по нему. Но и этого недостаточно: чтобы одни могли "разобраться«с другими, надо открыть камеры и этих «других».

Поэтому мы предполагаем, что инициаторами и организаторами бунта были сами тюремщики.

5.Точно такая же ситуация была две недели тому назад в ИК-6: там сотрудники без какой-либо причины начали избивать заключенного Маркина, в результате чего произошел случай массового членовредительства других заключенных, испугавшихся за свою жизнь. Это тоже наталкивает на мысль, что расшатывание ситуации в учреждениях области носит планомерный характер и организуется самими тюремщиками.

6.В пользу выдвигаемой нами версии говорит и тот факт, что прокуратура области и ГУФСИН настойчиво продвигают в общественное сознание мысль, что инициатором бунта явился некий осужденный Каргиев, прибывший в СИЗО-1 для участия в суде в качестве свидетеля по делу по обвинению бывшего заключенного ИК-6 Даниила Абакумова в ложном доносе на начальника ИК-6 Механова. Сначала даже озвучивалась информация, что Каргиев поднял бунт в СИЗО-1 для того, чтобы сместить тамошнего смотрящего — !

Почему ГУФСИН распространяет сведения, не соответствующие действительности, понятно.

Но когда такую информацию настойчиво поддерживает прокуратура, сразу возникает много подозрений. Подозрений в том, что бунт организован именно тюремщиками.

Особенно крепнут эти подозрения по той причине, что членов ОНК не пустили на место происшествия 9 декабря, не позволили общественным наблюдателям встретиться с участниками событий, что является грубейшим нарушением закона об общественном контроле. Происходило это прямо на глазах у прокурора области Войтовича. И Александр Петрович, несмотря на прямое к нему обращение, никак не отреагировал на это -точно так же, как в 2012 году, в Копейске.

Что скрывали от ОНК?

Зачем скрывали (и скрывают до сих пор!)?

Боялись, что члены ОНК тут же развенчают абсурдную версию про «инициатора бунта Каргиева», и расскажут о том, что в СИЗО «кто-то» открывал камеры, выпускал и натравливал одних заключенных на других? Этого боится ГУФСИН, следствие и прокуратура?

7. Исходя из изложенного, мы предполагаем, что беспорядки в ИК-6 25 ноября с.г. и в СИЗО-1 в ночь на 9 декабря организовали сотрудники Челябинского ГУФСИН. Делали это они, видимо, для того, чтобы создать в обществе мнение, что заключенные — сплошь маргинальные личности, представляющие огромную угрозу для общества, а сотрудники областного ГУФСИН — самоотверженные люди, подвергающиеся ежедневному риску. Поэтому не надо судить и наказывать сотрудников тюремного ведомства, а все силы бросить на расследование дезорганизующей деятельности заключенных.

Эта тема крайне актуальна для Челябинского ГУФСИН сегодня: 22 декабря ожидается оглашение приговора бывшему начальнику ИК-6 Механову, от которого напрямую зависит не только благополучие, но и судьба большого числа бывших начальников нашего ГУФСИН, включая отправленного на пенсию предыдущего генерала.

Волнения в колониях и СИЗО поэтому в настоящий момент очень выгоды самим тюремщикам.

Мы крайне озабочены складывающейся сегодня информационной и процессуальной ситуацией вокруг событий в СИЗО-1.

И у нас нет совершенно никакой уверенности в том, что эти события будут расследованы честно и объективно.

Поэтому мы задаем вопрос представителям всех государственных структур, расследующих сейчас обстоятельства произошедшего в СИЗО-1: прокурорам, следователям, представителям дирекции ФСИН — найдется ли среди вас хотя бы один честный человек, который явит обществу действительную картину произошедшего, назовет настоящих заказчиков, организаторов и исполнителей бунта, а не тех, кого велят назначить и утвердить в этой роли?

Члены ОНК по Челябинской области:

Щур Н.А.,

Щур Т.М.,

Латыпова Д.А.,

Труфанова О.Н.,

Приходкина В.Ю.










util